Борьба Бориса Гурдисова за справедливость

Пятница, 02 февраля 2018 14:04
Оцените материал
(11 голосов)

В уголовном деле Бориса Гурдисова, о котором мы уже неоднократно писали, появились новые факты, дающие основание адвокатам сомневаться в беспристрастности следствия и справедливости суда.

Уже и хотелось бы забыть об ужасных событиях 2010 года в станице Кущевской, но не удается. Построенная Цапками криминальная империя на территории отдельно взятого района как будто развалилась, однако схема борьбы за чужую собственность в регионе осталась прежней: присмотреть хорошее предприятие, надавить на владельца, запугать и заставить переписать бизнес на «нужных людей».

Именно в такой переплет попал Борис Гурдисов — в прошлом майор госбезопасности и руководитель успешного сельхозпредприятия, а ныне — подозреваемый в доведении собственного дела до банкротства, дожидающийся суда в камере.

На днях в Краснодаре прошла интересная пресс-конференция. В качестве спикеров на ней выступали адвокаты Бориса Гурдисова, владельца сельскохозяйственного предприятия «Аргус». Почему адвокаты, спросит читатель? Потому что сам аграрий не мог напрямую обратиться к представителям средств массовой информации и общественности, так как находится под арестом, а в отношении него ведется уголовное следствие.

Адвокат подозреваемого Сергей Лаптев на пресс-конференции зачитал обращение своего подзащитного, которое тот составил в камере и попросил донести до широкой общественности. Приведем его с небольшими сокращениями: «Я, Гурдисов Борис Александрович, являюсь совладельцем ООО „Аргус” и хочу сделать официальное заявление, что уголовное дело по обвинению меня и бывшего директора ООО „Аргус” Немычко В. М. в преднамеренном банкротстве ООО „Аргус” возбуждено следователем СО ОМВД по Кущевскому району незаконно.

Несмотря на то, что Кущевский районный суд и апелляционная инстанция отклонили мою жалобу, я буду продолжать процессуальные действия для того, чтобы доказать незаконность действий следствия ОМВД по Кущевскому району и заместителя прокурора Кущевского района, по рапорту которого и было возбуждено само уголовное дело.

Ход предварительного следствия, его необъективность и заведомая предсказуемость результата, а также поступающая ко мне из разных источников информация дают основания полагать, что уголовное дело в отношении меня и Немычко В. М. носит исключительно заказной характер.

По моему глубокому убеждению, инициатором уголовного преследования в отношении меня является владелец одного из агрокомплексов района — Стрельцов, в отношении которого я на протяжении последних трех лет подаю заявления в правоохранительные органы.

Считаю на основании имеющихся у меня доказательств, что к завладению активами принадлежащих мне предприятий — ООО „Аргус” и АО „Маяк”, их преднамеренному банкротству причастен конкретный человек. Он и его доверенные лица оговорили мою гражданскую супругу Лесную В. Б., которая была осуждена Кущевским районным судом к восьми годам лишения свободы. Лишение Лесной В. Б. свободы позволило группе лиц завладеть земельными активами АО „Маяк”. Дальше было организовано преднамеренное банкротство АО „Маяк”. Путем фальсификации доказательств в Кущевском районном суде у меня похищены акции АО „Маяк”.

Я последовательно ставил и буду ставить вопрос перед правоохранительными и следственным органами: проверить мои доводы и в случае их подтверждения привлечь виновных к уголовной ответственности. Конкретные фамилии мной указаны в

многочисленных заявлениях в правоохранительные органы (редакция эти фамилии не приводит в интересах следствия).

Также я подавал процессуальное заявление по указанным мной фактам в Управление ФСБ по Краснодарскому краю и ФСБ России.

Я считаю, именно вышеуказанные действия явились причиной привлечения меня к уголовной ответственности, а желание заказчиков, которых я назвал,— как можно быстрее меня осудить в том же самом печально известном Кущевском суде. Предварительное следствие следователем ОМВД по Кущевскому району Малявиной О. Ю., по моему мнению, осуществляется с грубейшими нарушениями закона, при полной поддержке органов Прокуратуры Кущевского района, просто закрывающих глаза на вопиющие нарушения закона.

Также следствие полностью игнорирует тот факт, что ООО „Аргус” стало неплатежеспособным не по моей вине как собственника и не Немычко В. М., а вследствие того, что осенью 2014 года в результате преступных действий конкретных лиц лишилось урожая сельскохозяйственной продукции на сумму порядка 100 млн рублей.

Однако вместо того, чтобы расследовать преступления, совершенные в отношении ООО „Аргус”, правоохранительные органы Кущевского района обвинили меня в том, чего я не совершал.

Я считаю, что именно моя активность по обращению с заявлениями о привлечении к уголовной ответственности подозреваемых мною в преступлении лиц и явилась причиной привлечения меня самого к уголовной ответственности для парализации самой возможности защитить мне свои права и, как говорится, чтобы „отбить желание жаловаться”. Отсюда понятно мне и желание заинтересованных в моем молчании лиц как можно быстрее меня осудить в том же самом печально известном Кущевском суде. Предварительное следствие следователем ОМВД по Кущевскому району Малявиной О. Ю. осуществляется, как мне видится, с грубейшими нарушениями закона, при бездействии органов прокуратуры Кущевского района, не видящих вопиющие нарушения закона, не предпринимающих действенных мер для защиты меня — гражданина РФ от необоснованных обвинений. Отмечу, что закон прямо запрещает избирать по данной категории дел в качестве меры пресечения заключение под стражу.

Тем не менее 05.12.2017 года я был задержан и помещен в ИВС ОМВД России по Кущевскому району. Основанием моего задержания явились сфабрикованные материалы и нелепые показания о том, что я решил скрыться на территории Украины, а также что я якобы оказывал воздействие на потерпевших, в то время как никто из потерпевших по делу ничего подобного не заявлял.

После моего заключения под стражу ко мне в камеру по инициативе сотрудников полиции был помещен некто Павлов, ранее судимый за насильственные преступления. Он сразу же стал требовать от меня, чтобы я прекратил давать показания по названным выше делам, признал себя виновным в преступлении, которого не совершал, а также потребовал, чтобы я больше нигде и никогда не упоминал о фактах, о которых я ранее давал интервью журналистам, в частности Соловьеву В. Р. в программе „Полный контакт”, а также в фильме „Золотая судья”. В противном случае, как заявил мне рецидивист, у меня будет куда больше проблем, так как следующим, кого посадят, будет родной брат моей жены.

Несмотря на то, что имеются объективные обстоятельства, препятствующие направлению моего дела в суд с обвинительным заключением, следствие было окончено, а я лишен возможности даже ознакомиться с уголовным делом в полном объеме, как и мой адвокат Лаптев С. Н., несмотря на то, что закон запрещает ограничивать обвиняемого во времени ознакомления с материалами дела, судом в выходной день в отсутствие моего защитника мне был установлен срок в течение одного дня ознакомиться с материалами дела. При этом с целью ограничить меня в праве на защиту и на обжалование незаконных

действий дело было направлено прокурору, который также за один день проверил уголовное дело и утвердил обвинительное заключение.

Данное заявление сделано мной для того, чтобы привлечь внимание общественности, Генерального прокурора РФ Чайки Ю. Я. и прокурора Краснодарского края Табельского С. В., Председателя Следственного комитета РФ Бастрыкина А. И., директора ФСБ России Бортникова А. В.

Я буду добиваться процессуальным путем признания меня и Немычко В. М. невиновными».

Это обращение — квинтэссенция долгого и безуспешного поиска справедливого и непредвзятого расследования со стороны Бориса Гурдисова. Но пока никаких сдвигов в этом направлении нет. Более того, по мнению Гурдисова и его адвоката Лаптева, ситуация еще более усугубляется. Так, стало известно о том, что дело находится в Кущевском районном суде в производстве у того же судьи, который в 2015 году осудил гражданскую супругу Гурдисова Б. А. Лесную В. Б. к восьми годам лишения свободы, также отказал в удовлетворении апелляционной жалобы родственницы Лесной В. Б. Данько А. И. и оставил в законной силе приговор в отношении Данько А. И., которым она признана виновной в клевете в отношении Стрельцова Ф. Е. При этом напомним, что Борис Гурдисов неоднократно пытался опротестовать приговор и своей гражданской супруги Лесной, и Данько, но судья был непреклонен. Теперь же именно он будет выносить решение по уголовному делу в отношении самого Гурдисова. Факт сам по себе весьма значимый и ничего хорошего не предвещающий.

— Об ангажированности в деле говорит очень много фактов,— уверен адвокат Сергей Лаптев. — Например, после того, как 16 января на личном приеме у начальника отдела по надзору за следствием и дознанием в органах внутренних дел Прокуратуры Краснодарского края я обратился к нему с жалобой на нарушения закона, допущенные правоохранительными органами Кущевского района в отношении Гурдисова Б. А., дело на следующий же день было направлено в суд для рассмотрения по существу. Притом что согласно закону у прокурора на проверку дела и утверждение обвинительного заключения имеется десять суток. По моему мнению, столь поспешное направление уголовного дела в суд свидетельствует о нежелании правоохранительных органов Кущевского района, чтобы наши доводы были проверены вышестоящим руководством, то есть Прокуратурой Краснодарского края. Естественно, мы направили соответствующие обращения в федеральные органы власти, однако стремительное развитие событий, которое сейчас происходит, вселяет серьезные опасения относительно профессионального и непредвзятого расследования всех аспектов дела. Мы настаиваем на том, чтобы процесс был доступен широкой общественности, так как уверены в своей правоте и готовы предоставить неопровержимые доказательства невиновности Бориса Гурдисова, а нас не слышат. Но мы не сдадимся, потому что за нами правда.

Игорь ПРИЛУКИН

Публикация является дословным воспроизведением материала, распространенного газетой «Аргументы недели», №4 (597) от 1—7 февраля 2018 г.

Прочитано 4504 раз