СЮЖЕТ ДНЯ

В малюсеньком сочинском кинотеатре повторного фильма под названием "Хроника" чаще всего собирались старики

Среда, 25 апреля 2018 10:08
Оцените материал
(0 голосов)

Часами смотрели старые картины, не обращая внимания на то, что пленка часто рвалась от ветхости. Тихо улыбались, глядя на забавные трюки "Веселых ребят", на приключения героев "Волги-Волги", на полеты "Небесного тихохода". Так много всего доброго было связано у ветеранов с картинами их молодости.

Лет десять тому назад в этом кинотеатре показывали фильм "Хроника пикирующего бомбардировщика". Моим соседом по залу оказался худощавый пожилой мужчина в зеленом плаще бойца лесной охраны. В самые напряженные минуты экранного боя, когда все буквально осветилось заревом вспышек, он полез в карман за валидолом, и под распахнувшейся полой его плаща я неожиданно для себя увидела Золотую Звезду Героя Советского Союза.

- Ого, дает старикан, - еще подумала про себя.

Тем временем побежали финальные титры, мы вышли на улицу.

- Понравилось кино? - спросил ветеран.

- Да, отличная картина!

- Про моих друзей, - добавил он. - Светлая им память, погибли все...

Мне сразу стало ясно, что журналистская привычка не даст успокоиться, пока не узнаю всех подробностей. Попросила ветерана обо всем рассказать, мы завернули в ближайший буфет, взяли по стакану горького чая, я достала репортерский блокнот.

Художественный фильм "Хроника пикирующего бомбардировщика" был снят на "Мосфильме" в 1968 году. Всюду сообщалось, что в основу сюжета легли реальные события. Три молодых летчика на бомбардировщике "ПЕ-2" отправляются на фоторазведку, ищут засекреченный фашистский аэродром. Находят, но вернуться к своим уже не могут, их прижимают в земле, дескать, садитесь и сдавайтесь. И тогда командир принимает отважное решение - протаранить стоящие на летном поле вражеские самолеты. Ударить, не имея никаких надежд на спасение.

В школьные годы мы всем классом ходили на эту картину несколько раз. Запоминали каждый эпизод, пересказывая затем реплики героев, которых играли замечательные актеры - Олег Даль, Юрий Толубеев, Геннадий Сайфуллин. По вечерам, стоя в подъезде,

наши мальчишки потихоньку напевали под гитару песню из того фильма:

- Туман, туман, густая пелена,

И всего в двух шагах,

За туманами - война.

И гремят бои без нас,

Но за нами нет вины,

Мы к земле прикованы туманом.

Воздушные рабочие войны...

Вся эта история казалась настолько легендарной и художественно законченной, что никому и в голову не приходило, что герои могли быть не собирательными образами, а конкретными людьми. А тут оказалось, что у них есть и фамилии, и имена.

- Меня зовут Николай Павлов. - сказал худощавый мужчина. - Не пялься на Звездочку, я и впрямь Герой Советского Союза. Летчик бомбардировочной авиации, всю войну пролетал стрелком-радистом на "ПЕ-2". За плечами 160 вылетов, 62 боя и 6 сбитых самолетов. Ну и сам горел несколько раз, в смысле, сбивали наш самолет...

- Вы правда знаете тех парней, про которых фильм снят?

- Конечно, знаю! Полтора года вместе летали, в одном экипаже. Командир, которого Геннадий Сайфуллин играет - это Борис Быстрых. Старший лейтенант. Замечательный летчик. Сильный, справедливый, эмоциональный человек, порой - взрывной немного. В непростой обстановке, бывало, наорет сгоряча, но потом отходил быстро. Штурман - Николай Фунаев. Полная противоположность командиру, застенчивый, молчаливый. В любой ситуации сохранял спокойствие, даже невозмутимость. И присказка у него была, как

открывает люк бомбометания, так и говорит - "Мы прибыли! Запасайте гробы, фрицы." А стрелок-радист, ну Олег Даль которого играет, по фильму Соболевский его фамилия, словом это...

- Это вы? - вырвалось у меня.

- Должен был быть я, - сказал мой собеседник. - Но я накануне получил новое назначение, вместо меня полетел другой летчик, только что прибывший из пополнения. Его фамилии я не знаю. Водки я уже не пью, так что давай просто так, чайком помянем...

Мы взглянули на дождливое небо, затянутое низкими облаками. На Сочи опускался туман.

- Наш экипаж встретил войну 22 июня 1941 года в летних лагерях под Ржевом, - продолжил бывший стрелок-радист. - Служили в авиационном полку 96/99. Ранним утром нас подняли по тревоге, мы, разумеется, думали, что она учебная тревога, даже бомбы

учебные прицепили. Но через пару часов приехал полковой комиссар, сказал, что война. Снимайте, дескать, эти игрушки, летите на аэродром "Сморчки" в Белоруссии, там возьмете настоящие бомбы, а потом - в сторону Минска. Где увидите немецкие танковые колонны - бомбите! Они уж больно сильно прут на нас...

Вот так война и началась. Через два дня мы уже бомбили немцев под станцией Молодечно, потом возле переправы у Бобруйска, а на пятый день нас самих сбили близ деревни Климовичи. Едва уцелели. Потом было горькое отступление, переформирование, потом - Сталинград, там нашему командиру Борису Быстрых звание Героя присвоили, неплохо, значит, мы бомбили фашистов. Потом были тяжелые бои на Кубани, аэродром наш в станице Журавской находился, неподалеку от Кореновска. Полеты, разведка, бомбардировки, полеты в тыл к партизанам, штурмовые удары, словом, в фильме все и показано...

- Сейчас про сам-то тот бой расскажите, последний. Что там произошло?

- В мае 1943 года нас перевели на аэродром под Калугой. Оттуда мы должны были летать к северной оконечности Курской Дуги. Фашисты готовились к большому наступлению, а мы искали скопления их танков, пехоты и полевые аэродромы. В самом конце мая вдруг получаю приказ о переводе в экипаж флагманской машины, стрелком-радистом к самому командиру дивизии. Так жалко было уходить из своего экипажа, все-таки мы такие трудные испытания с ребятами прошли. Ну а потом я только по рассказам все узнал. Меня заменил другой летчик, 3 июня 1943 года ребята вылетели в направлении Брянска, нашли там замаскированный аэродром, ну и протаранили фашистские машины прямо на взлетном поле. Вот такая история. До сих пор жалею, что не был вместе с ребятами в тот страшный час...

Вот и встало все на свои места. Не собирательные образы были в фильме «Хроника пикирующего бомбардировщика». Прототипами героев оказались командир экипажа Борис Быстрых, штурман Николай Фунаев, а третьим был неизвестный стрелок-радист. Хотя должен был быть Николай Павлов. Его отозвали лишь накануне.

Уцелев в том бою Николай Павлов прожил достойную жизнь. Дошел с Красной Армией до вражеского логова. В октябре 1944 года за боевые подвиги получил звание Героя Советского Союза. Победу встретил в небе над Кенигсбергом, летал до последнего дня. Потом много лет служил в армии, дослужился до полковника. После выхода в отставку поселился в Сочи, пришел работать в Сочинский национальный парк, в лесную охрану. Вырастил детей и внуков, дождался правнуков.

- Скажите, ну а будь вы в том бою, тоже пошли бы на последний таран, - спросила я его напоследок.

- Да, - сказал он спокойно и твердо. - Пошел бы! Так уж воспитаны мы были, готовы были за Родину жизни отдать...

Простой и достойный ответ. По всей вероятности, он и должен был стать последней точкой в той хронике героического подвига, про которую был снят хороший фильм, которая вошла в легенду. Хроника пикирующего бомбардировщика.

Когда миновала зима, я позвонила ветерану домой, хотела поздравить с Днем Победы. Мне тихо ответили, что отца, деда и прадеда с нами больше уже нет...

Ирина СИЗОВА

Прочитано 85 раз

Похожие материалы