СЮЖЕТ ДНЯ

Кущевка: назад в девяностые?

Четверг, 26 июля 2018 05:50
Оцените материал
(5 голосов)

Только вмешательство бойцов ОМОНа позволило исполнить судебное решение по вывозу арестованного имущества, некогда принадлежащего гражданину, который находится в международном розыске.

На зернотоке хутора Полтавского, что в Кущевском районе, корреспонденты нашего издания провели два дня и убедились, что методы «конкурентной» борьбы из бандитских девяностых еще очень актуальны.

С монтировкой наголо

Два «КАМАЗа» с прицепами, груженные пшеницей нового урожая, выезжают с территории тока. Им предстоит везти арестованное зерно на элеватор в станицу Каневскую — путь около 130 км. Однако проехать они успевают лишь несколько десятков метров. Неожиданно дорогу первому грузовику преграждает вазовская «шестерка». Вторую машину блокирует «нива». Из автомобилей выскакивают крепкие парни кавказской наружности.

— Открывай борта! — кричит водителю первого «КАМАЗа» бородатый молодец.

Работяга отказывается, выбираясь из кабины с монтировкой в руках. Однако инструмент у него тут же вырывает один из нападающих, а затем рывком освобождает защелку, удерживающую борт. Зерно мгновенно обваливается из кузова на землю. Следом открывается борт прицепа — и тонны хлеба опять летят в грязь. Водитель второй машины заблокировался в кабине, но нападающих это не останавливает — кузов открыт. Быстро перемещаются к прицепу, однако в этот момент к месту происшествия уже подъезжает полицейская машина. Бегут люди, снимая происходящее на мобильные телефоны.

Бородатые ребята нехотя отступают от грузовиков. Один из них садится в машину и пытается скрыться, но его блокирует автомобиль полиции. Все лица, участвовавшие в нападении, на месте, имеется видеозапись, свидетели, но… никого не задерживают.

«КАМАЗы» остаются в поле, зерно — на земле, кавказские парни занимают свои позиции в импровизированном лагере у ворот тока. Водители большегрузов и другие работники ООО «Импульс» — предприятие, которое должно вывезти зерно на элеватор в соответствии с решением суда — отправляются на территорию, под охрану сотрудников ЧОПа. Очередной акт трагикомедии завершен.

Произошло это действо вечером в пятницу 20 июля. А уже утром следующего дня мы приехали на зерноток и оказались единственными представителями СМИ на этом мероприятии.

Примечательно, что это именно очередной эпизод. Битва в прямом смысле за урожай-2018 здесь идет уже месяц. При этом у одних есть решение суда и законные права на урожай, а у других — огромное нежелание платить по счетам, агрессия и группа молодых крепких лиц кавказской национальности, которые, невзирая на законы, гнут свою силовую линию. И всё это при более чем странной апатии правоохранительных органов.

Краткий экскурс

Наша газета уже неоднократно публиковала материалы о сельхозпредприятиях, пострадавших во время банды Цапков, а сейчас продолжающих бороться за право жить и развиваться. Мы много писали об АО «Маяк», фактически оказавшемся под влиянием Федора Стрельцова, более известного в районе под прозвищем Федя Обнал, которое он якобы получил во время цапковского беспредела. Были материалы о том, как градообразующее предприятие ООО «Импульс», входящее в концерн «Покровский», в этом году первым в районе начало гасить обязательства перед пайщиками «Маяка». И казалось, что всё постепенно налаживается. Жизнь входит в цивилизованное русло, где всё определятся законом. Но так нам казалось со стороны. При ближайшем рассмотрении видится, что бал тут, похоже, правит грубая сила, а стражи закона не имеют либо возможности, либо желания вмешиваться.

Из заявления о преступлении от представителя АО «Маяк» Г. В. Аверкова прокурору Краснодарского края С. В. Табельскому: «Прошу возбудить уголовное дело и привлечь к уголовной ответственности должностных лиц отдела МВД России по Кущевскому району, совершивших халатность… что повлекло причинение крупного ущерба и существенное нарушение прав организации АО «Маяк».

Обстоятельства преступления: в 2017—2018 годах Следственным управлением СК РФ по Ростовской области возбужден ряд уголовных дел в отношении единственного владельца ООО „Агрокомплекс Кущевский” Стрельцова Ф. Е. и других работников указанной организации по ч. 2 ст. 201, ч. 7 ст. 159 УК РФ. Действуя под руководством Стрельцова Ф. Е., в 2014—2016 гг. указанные лица совершили действия по выводу активов АО „Маяк” на ООО „Агрокомплекс Кущевский” в размере более 400 млн рублей. В настоящее время Стрельцов Ф. Е. скрылся за границей, бывший директор ОАО „Маяк” Кошенок В. В. находится под стражей, бывший директор ООО „Агрокомплекс Кущевский” Копыт Г. А. — под домашним арестом».

Указанная в заявлении информация официально подтверждена. Более того, для погашения убытков суд наложил арест на неубранный урожай «Агрокомплекса Кущевский» со всеми вытекающими последствиями.

«Маяк», лишившийся в результате вышеупомянутых махинаций и земли, и техники, заключил договор с «Импульсом» с тем, чтобы последний убрал урожай.

Двадцать восьмого июня представитель «Маяка» передал официальные письма о начале работ по уборке арестованного урожая в отдел МВД РФ, в прокуратуру и администрацию Кущевского района. Сразу было проведено совещание с участием исполнительной власти и правоохранительных органов, где проверили все основания для уборки и хранения арестованного зерна именно ООО «Импульс».

Но 30 июня, когда техника «Импульса» вышла на поля для уборки арестованного урожая, произошло первое крупное открытое столкновение. На автомобилях, тракторах, комбайнах и прочих сельскохозяйственных агрегатах, как полагают очевидцы события, принадлежащих «Агрокомплексу Кущевский», окружили и заблокировали технику «Импульса» (проще говоря, подогнали машины таким образом, что комбайны не могли двигаться), а параллельно комбайны «Агрокомплекса Кущевский» в авральном режиме убирали зерно, а грузовики отвозили его на свой ток.

Из заявления Г. В. Аверкова: «Руководством ООО „Агрокомплекс Кущевский” для силового прикрытия была привлечена этническая группа лиц кавказской национальности в количестве 15 человек, которые оказывали давление на водителей комбайнов и автотранспортных средств ООО „Импульс”, препятствуя проведению ими уборки и вывоза арестованной пшеницы, несмотря на присутствие представителей полиции».

Цитаты из этого документа взяты неслучайно: в данном заявлении очень четко и поэтапно описана вся история противостояния и молчания. Притом это же не единственное заявление о преступлении. Таких обращений уже десятки, и от разных людей, а описывают они одно и то же: нападение, наглое попирание закона, невмешательство правоохранителей.

Когда комбайны «Импульса» окружили, полиция была вызвана незамедлительно. И правоохранители прибыли на место. Но, по словам многочисленных свидетелей, опрос проводился только самих заявителей, а не тех, кто блокировал технику и угрожал работникам. И дальнейшие события косвенно подтверждают показания именно сторонников «Импульса», сетующих на халатность полиции.

Например, обязанности по хранению части арестованного урожая на зернотоке в поселке Комсомольский возложили на исполнительного директора ООО «Агрокомплекс Кущевский» Г. А. Родионова. Проще говоря, данный гражданин отвечал за каждый килограмм пшеницы и не имел права ни сам его взять, ни как-то иначе распорядиться. Но вот 8 июля на токе появились грузовики, которые стали вывозить пшеницу. И, что интересно, тут тоже находились те самые пятнадцать горячих парней. Не для ободрения ли слабых духом водителей, которые не могли не понимать, что участвуют в противоправных действиях?

Естественно, сразу после первого грузовика, выехавшего с комсомольского тока с арестованным зерном, представители «Маяка» и «Импульса» обратились в правоохранительные органы с заявлением о преступлении. Эти документы приняли… и вывоз продолжался до 17 июля. Почти две недели арестованное зерно возили! Под носом полиции! И выгребли более десяти тысяч тонн арестованной пшеницы стоимостью порядка 100 млн рублей.

А когда ток в Комсомольском опустошили, пришла пора заняться зерном на хуторе Полтавском. Отсюда и началось наше повествование.

В осаде

В субботу 21 июля мы прибыли на зерноток хутора Полтавского, где хранится часть арестованного урожая. Но заехать на территорию невозможно. С внешней стороны ворот, вплотную к ограде, боком стоит «КАМАЗ». Чуть в стороне, под деревом, дремлют бородатые парни характерной внешности. На наше появление почти не реагируют.

Метрах в ста в стороне стоит полицейская машина, в ней два сотрудника.

Чоповец на входе внимательно изучает удостоверения и лишь потом открывает калитку. Мы прошли за периметр.

— Вот в таких условиях мы живем уже несколько дней,— встречает нас представитель Алексей Потапенко, которому следователь передал арестованное зерно на хранение. — Пойдемте, я покажу, как нас обложили.

В процессе короткой экскурсии выясняется, что заблокированы не только центральные ворота, но и остальные два выезда и даже боковой проезд. Его сделали сотрудники зернотока, убрав несколько секций забора. Именно через него пытались вчера прорваться «КАМАЗы» с зерном. Сейчас выезд перегорожен двумя «нивами» с характерными ребятами. С территории за неприкосновенностью границ следят камуфлированные охранники — тоже парни крепкие.

С другой стороны тока, в лесополосе через поле, стоят еще две машины той стороны. Точка для наблюдения выбрана очень грамотно: оттуда просматривается большая часть территории.

Прошли к складу, где хранится арестованное зерно.

— Его надо срочно вывозить на элеватор,— поясняет Алексей Потапенко. — Высокая влажность и невозможность проветривания в условиях тока такой массы пшеницы — угроза для пока еще кондиционного зерна. Со следователем всё согласовано.

А вот на площадке и грузовики. Рядом сидят водители, о чем-то тихо беседуют. Настроение невеселое.

Ходим, общаемся. И я ловлю себя на мысли: дежавю. Я думал и верил, что девяностые остались в прошлом. Канули в Лету вместе с крепкими юношами в спортивных костюмах и малиновых пиджаках. Ушли разборки и выяснение отношений «на стрелках». А они вот! Оглядись — чем не грозовые девяностые? Вон грузовики с опущенными бортами и пшеница под колесами. Там ребята, живущие по своим законам. Здесь тоже имеются силы и средства для отражения атак. А где полиция? Так вот же она — стоит в сторонке и наблюдает.

— А почему машины от ворот не убирают? — продолжаю недоумевать я.

— Так у полиции права на это нет,— горько улыбается Алексей Потапенко. — Говорят, что если бы был водитель, то они могли бы составить протокол о нарушении стоянки. Но так ведь никто не признается, чей грузовик ворота перегородил, и владельцы «нив» такие же инкогнито.

— Так они же в машинах сидят.

— Вот и я про то,— продолжает меня подначивать Алексей Андреевич. — Очевидное — невероятное. Нам не дают исполнять решение суда, а полиция молчит. На наших людей нападают, создавая аварийные ситуации блокированием машин — никто не виноват. У нас в поле сейчас стоят комбайны, заблокированные техникой «Агрокомплекса Кущевский», а нам надо нут убирать: осыпается. Но и тут полиция ничего не делает, потому что им якобы неизвестно, кому принадлежат те самые трактора и опрыскиватели, которые не дают нам работать. Я им говорю: так номера проверьте, раз на слово не верите. Молчат.

— И что делать в такой ситуации?

— Стучимся во все двери, чтобы нам прислали официальное силовое сопровождение. Иначе никак. Надеемся, в понедельник всё разрешится.

Когда молчание воспринимается как слабость

В понедельник утром мы опять стояли у ворот зернотока. Всё как прежде, только кавказских ребят стало заметно больше. Им даже привезли вагончик, который установили в полусотне шагов от центральных ворот.

Не успели мы войти, как подъехал полицейский уазик. Иду к сотрудникам, чтобы представиться и сообщить о цели своего пребывания здесь. Меня выслушивают, а потом берут письменное объяснение. Под роспись. Спрашивают, откуда узнал о ситуации, кем направлен и для чего. Фотографируют удостоверение. Я подписываю документ везде, за исключением одной графы, где запрещено разглашать сведения до суда. Буду разглашать. Обязательно.

Параллельно со мной опрашивают одного из гостей с юга. До меня долетает лишь обрывок разговора, когда он утверждает, что приехал на отдых. Полицейский всё фиксирует.

А потом начинается нудное ожидание. Представители «Импульса» в разных точках края договариваются с охранными структурами о сопровождении. В районе двух часов дня становится понятно, что сегодня подкрепления не будет. И тогда «Импульс» решается на прорыв.

Заседание похоже на планирование войсковой операции в штабе. Чоповцы получают четкие указания, где быть и во сколько, проходят инструктаж. Водителям объясняют, что никакого геройства не надо: если перегородят дорогу, остановись.

В 14:40 заревели «КАМАЗы». Два грузовика двинулись к боковому проходу с территории. В это же время с внешней стороны от лагеря кавказских парней срываются две машины и мчатся к месту прорыва. Через полминуты проход заблокирован автомобилями, а полтора десятка парней занимают оборонительную позицию.

— Я прошу прекратить беззаконие и пропустить наши машины,— увещевает противников Алексей Потапенко. — Прекратите препятствовать исполнению решения суда.

В ответ — восклицания, не оставляющие сомнений в решительном настрое никого не выпускать.

Вскоре подъезжает вызванный наряд полиции. Из автомобиля выходит всего один сотрудник «по гражданке» и спустя пару минут возвращается в машину к коллегам. Начинается привычная процедура подачи заявлений о преступлении.

Обстановку разрядил мощный ливень. Кажется, что небесные струи потушили почти разгоревшийся конфликт: противоборствующие стороны заняли свои места. Побыв еще с час, я тоже покинул зерноток. Как оказалось, зря.

Один на один давай

Спустя пару часов после нашего отъезда возле зернотока произошли серьезные события. Сотрудники «Импульса» и охранники, отчаявшись ждать помощи от правоохранителей, решили всё же снять осаду. Подогнали трактор и стали оттаскивать в сторону борону, мешающую убрать от ворот «КАМАЗ» — со знанием дела баррикадировали. Южные парни восприняли такой поворот как вызов и грудью встали на защиту. Пошла агрессивная толкотня.

Нецензурная лексика, призывы к охранникам «разобраться один на один, по-пацански» — лихие девяностые рулят. Но ворота всё же остались за кубанцами.

А что же полиция? Оставим вопрос без ответа.

Горькое послевкусие

Мы всё время слышим о том, что живем в правовом государстве, и сами же прививаем нашим детям уважение к законам. Потому что верим: закон нас защитит. Но вот после двухдневного экскурса в лихие девяностые моя вера серьезно пошатнулась. До сих пор не укладывается в голове, как может быть, что решение суда не исполняется. Не понимаю, куда смотрит полиция, когда на ее глазах в течение нескольких дней фактически разворовывается грузовиками зерно с тока в поселке Комсомольский. Почему нельзя призвать к ответу руководителя предприятия, чья техника блокирует комбайны в самый разгар жатвы? Как может простоять грузовик у ворот чужого предприятия несколько дней? Почему при явных доказательствах противоправных действий (остановить машины и высыпать зерно — это разве по закону?) граждане, совершившие это, продолжают «отдыхать» возле зернотока, оставив машины у выездов с предприятия?

Ответ напрашивает только один. Подобное возможно лишь при неисполнении своих должностных обязанностей стражами порядка. Это мое личное мнение. Но его разделяют все, с кем два дня я провел в осаде на зернотоке на хуторе Полтавском.

Пока верстался номер

Во вторник 24 июля к зернотоку прибыл отряд ОМОНа и обеспечил беспрепятственный вывоз арестованного зерна на элеватор. А вчера, в среду, сотрудники ООО «Импульс», так и не дождавшись помощи правоохранительных органов, собственными силами все-таки разблокировали технику в поле. Но вопросы остались.

— Достаточно отметить, что за месяц, сколько длится эта ситуация, сотрудниками «Импульса», «Маяка», представителями хранителя было подано более шестидесяти заявлений о преступлениях, совершенных представителями «Агрокомплекса Кущевский». Ни по одному из них не получено ответа,— комментирует Алексей Потапенко. — Вместе с тем мы ощущаем поддержку со стороны районной власти, но ее явно недостаточно, если правоохранители на местах не исполняют своих обязанностей. По этому поводу направлены письма в компетентные органы и на имя губернатора Краснодарского края.

Редакция просит считать данный материал официальным запросом в адрес начальника ГУ МВД России по Краснодарскому краю генерал-лейтенанта полиции В. Н. Виневского.

Игорь ПРИЛУКИН

Публикация является дословным воспроизведением материала, распространенного сайтом argumenti.ru

Прочитано 313 раз