«Шьем дело» из материала заказчика

Среда, 07 ноября 2018 15:52
Оцените материал
(6 голосов)

Одного заявления в полицию от «раскаявшегося гражданина» достаточно чтобы стать подсудимым.

В Калининском районе судят бывшего чиновника Старовеличковского сельского поселения. Обвиняют в хищении средств, выделенных на благоустройство. Дело привычное, по нынешним временам тотальной борьбы с коррупцией. Вот только по масштабам, качеству следствия и процессуальным нонсенсам этот процесс вполне может стать главой в учебник по юриспруденции с заголовком «Бывает и такое».

История эта началась как захватывающий детектив. Вечером 29 июня 2017 года в центре тихой станицы Старовеличковской громко задержали Александра Пискуна. Молодого отца двух дочерей (по образованию – учитель математики и информатики, по роду занятий – заместитель главы данного сельского поселения) сотрудники полиции вытащили из машины, заковали в наручники, и уткнули лицом в капот. Особый колорит масштабной операции придавали зажатые в кулаке у Пискуна денежные купюры, на сумму в 13 тысяч рублей. Прямо образцовое задержание. С поличным. Но это только на первый взгляд.

Все свои

В администрацию Старовеличковской на должность заместителя главы молодого Александра Пискуна пригласили в 2014 году. Александр это назначение воспринял как возможность и для собственного роста и как способ сделать станицу лучше – родился и вырос здесь.

В курс дела вошел быстро, и, забегая вперед, процитирую показания на суде уже бывшего главы поселения и, соответственно, руководителя Пискуна, Георгия Огаркова: «Лучше заместителя у меня не было, очень грамотный специалист, эрудированный, находит контакты с людьми, исполнительный».

В круг обязанностей Пискуна входило и благоустройство. Например, надо обкосить обочины перед грейдированием дороги или убрать

сухостойные деревья. Для таких целей предусмотрено привлечение сторонних рабочих по срочному договору. Проще говоря, Александр находит человека, который готов организовать выполнение работ. Заключается договор на фиксированную сумму. Обочины обкашиваются. Глава подписывает договор, Пискун проверяет выполнение работ, после чего подписывает акт выполненных работ, и докладывает главе поселения, а тот в свою очередь, утверждает акты выполненных работ. Только после этого деньги перечисляются на счет исполнителя работ. Процедура давно отработанная и устоявшаяся. Более того, в каждой станице есть люди, которые постоянно в этом плане сотрудничают с администрацией и таким образом зарабатывают нелишнюю копейку. Был такой и в Старовеличковской. Некто гражданин Ф.

- Когда я пришел работать в администрацию, знал Ф. довольно давно. Он никогда не отказывался от работы и всегда все выполнял. Нареканий не было. Кроме того, я хорошо его знал по линии казачества, так как оба мы состоим в одном обществе и не раз пересекались на дежурствах по охране общественного порядка. Естественно, что при появлении срочных работ я в отдельных случаях стал обращаться к Ф. Так продолжалось полтора года. А в начале июня прошлого года он ко мне подошел и попросил занять десять тысяч рублей. Я дал. Без расписки, конечно, у нас так не принято. Вот за то, видимо и поплатился, - грустно улыбается Александр Пискун.

Спустя пару недель, 29 июня Ф. позвонил Пискуну и сказал, что готов отдать долг, только деньги надо в банкомате снять. Александр со своим отцом подвезли приятеля к терминалу и остались в машине. Когда Ф. сел на заднее сиденье, то протянул Пискуну через плечо свернутые купюры. А дальше все, с чего мы начинали. Вот только денег оказалось не 10 тысяч, а тринадцать. Почему? Сейчас объясним.

Косим - пилим

29 июня 2017 года в распоряжении полиции появилось заявление от Ф. о том, что с 2015 года он, фактически участвовал в преступной схеме. Якобы

Пискун с ним договорился, что будет на него оформлять срочные заказы, но работать не надо. По мнению следствия, заместитель главы поселения просто подписывал акты выполненных работ, которые на деле не осуществлялись, а потом присваивал деньги через Ф. – ему переводили средства на карточку, а он их потом полностью отдавал «коррупционеру». Последняя «афера» как раз и стоила те самые 13 тысяч рублей.

О побудительных мотивах Ф. судить не беремся. Но заявление такое есть.

Интересные находки следствия в этом деле идут с самого начала. С задержания.

Ф. снял деньги в банкомате и передал их Пискуну, который их даже пересчитать не успел, как был задержан. Естественно, купюры заранее не были переписаны или помечены, что тоже вызывает определенные вопросы. Далее Пискуна везут в отдел и после допроса определяют в изолятор временного содержания (ИВС). А спустя два дня следователь выходит с ходатайством, чтобы отца двоих детей, подозреваемого в хищении целых 13 тысяч рублей заключили под домашний арест.

- Следователь мотивировал это тем, что я могу скрыть какие-то следы преступления. Данное решение было оспорено в суде края и признано незаконным.

Однако 1 августа 2017 года следователь Калининского района обратился в суд Калининского района с просьбой применить мне новую меру пресечения в виде содержания под стражей, основываясь на заявлении Ф. по оказанию на него давления со стороны Александра Пискуна через третьих лиц 30 июня 2017. При этом он все время находился в ИВС и не имел никакой связи с внешним миром. Как бы я мог кому-то угрожать? – недоумевает Александр Пискун. – И все время мне говорили: «Признайся в преступлении и все будет нормально, домой пойдешь». А в чем признаваться-то. Я ни копейки никогда не взял. Мне, по сути, жизнь сломали. Я-то знаю, что невиновен, но как это станичникам объяснить?

Писать явку с повинной Пискун не стал и отправился в следственный изолятор, где провел 4,5 месяца. Тоже интересная математическая дробь, но об этом позже.

Итак, следствие располагало заявлением, оперативной съемкой задержания, показаниями данными на допросе Ф. и Пискуна, которые друг друга взаимно исключали. Александр доказывал, что работы проводились и он лично это проверял. А в протоколе опроса Ф. – все наоборот. Не густо, кажется, для того чтобы упечь человека за решетку еще до суда. Но в Калининском районе этого хватило.

25 сентября 2017 года оказалось, что подобных преступных эпизодов аж 13 (мистическая цифра какая-то, все время повторяется). Сумма ущерба 162 тысячи 150 рублей.

Спросите всех

Теперь по сути «преступления». Казалось бы, чего проще, узнать косили траву или нет. Обрезали сухостойные деревья или они так и стоят корягами – опросите людей. Найти их проблем не составляет, так как все срочные трудовые договора имеют строгую адресную привязку. Тут следует разделить дело на две части: покос и спил сухостоя.

По первому пункту людей опрашивали. Есть те кто не видел, как обкашивали траву, но немало и других: утверждающих что работы проводились. По логике, перевес в данном случае должен быть в сторону, что траву косили, так как объяснение «я не видел» не отрицает факта выполнения работ и все сомнения должны толковаться в пользу Пискуна Александра. К тому же в деле имеются также показания все того же Георгия Огаркова, который в качестве главы проехал по станице и видел, что трава была покошены.

Но удивительное дело, уже в судебном процессе прокурор отказался от показаний части свидетелей. Другая часть свидетелей давали различные показания – и за Пискуна и против. Почему? Может они не укладываются картину обвинения?

Теперь о сухостое. Прежде чем начать работы по спилу сухостоя была определена территория для наведения санитарной очистки. Посещение семей состоящих на учете (находящихся в трудной семейной ситуации) имеющих печное отопление и нуждающихся в сухостое. На места выезжает административная комиссия почти из десятка специалистов, они определяют, сколько и куда предоставлять сухостоя. Так вот эти самые дрова возятся нуждающимся семьям. Их список имеется и почему бы не спросить, привозили им сухостой или нет? Да и самих чиновников, входящих в комиссию стоило бы поспрашивать. Но следствие и обвинение ссылается только на заявление и допрос Ф. где он говорит, что ничего не делал и деньги Пискуну отдавал за просто так. Только следствие и обвинение делает вывод на основании показаний Ф, что работы не были выполнены. Однако показания Ф невозможно перепроверить и эта голословность почему-то обвинением не толкуется в пользу Пискуна. Да еще твердая уверенность следствия в виновности чиновника налицо.

И с такими доказательствами уголовное дело не только прошло прокуратуру, но и было принято в суде к рассмотрению. Нонсенс? Нет, реальность Калининского района.

Предпоследнее слово

В четверг 8 ноября в Калининском районном суде пройдет заседание по этому делу. Возможно, заключительное, так как Александру Пискуну остается только сказать заключительное слово. Каков будет итог, при всех вышеперечисленных метаморфозах следствия, прогнозировать не беремся. И тем не менее обратим внимание еще на несколько моментов.

Ранее мы указали на странный срок Пискуна под стражей – четыре с половиной месяца. Обычно обвиняемому сразу дают два месяца СИЗО, а потом по мере необходимости продлевают, накидывая каждый раз по месяцу. Так почему Пискуна выпустили посредине очередного срока?

- В середине декабре прошлого года меня привезли в ИВС Калининского района для проведения следственных действий. Пользуясь

случаем, я написал письмо о том, как расследуется мое дело на имя прокурора края с просьбой разобраться. Это письмо долго куда-то носили, спрашивали меня чего я добиваюсь, а потом дали поговорить по телефону с мамой. Она мне и сказала, чтобы я ничего никуда не отправлял, а за это меня отпустят домой. Не берусь ничего утверждать, но эту ночь я ночевал уже дома с подпиской о невыезде, - объясняет Александр Пискун.

Мы тоже ничего не утверждаем, но было бы очень полезно для торжества презумпции невиновности внимательно изучить весь следственный процесс по данному делу. Уж не вступаем ли мы в новую пору кампанейщины, когда под флагами борьбы с коррупцией идет борьба не за справедливость, а за показатели?

Мы далеки от идеалистических мыслей, что после последнего слова Пискуна и этого материала все правоохранители и судьи снова и сразу проникнутся идеалами гуманистического общества и незыблемости правовых основ государства, а Александр Пискун выйдет на свободу – система очень неохотно отпускает тех, кто в нее попал. Но убеждены, если вот такие неоднозначные доказательства вины будут признаваться как догма, то доверия к правосудию не прибавится. Вор должен сидеть в тюрьме, - верно сказал капитан Жеглов в известном фильме. Но вместе с тем, именно он сделал все, чтобы за решеткой оказался преступник, а невиновный человек был оправдан.

Редакция следит за этим процессом и наш корреспондент обязательно будет присутствовать на судебном заседании и затем расскажет нашим читателям о не со всеми деталями.

Прочитано 391 раз