Правила жизни казака Яркина

Пятница, 21 декабря 2018 04:47
Оцените материал
(0 голосов)

Около четырех месяцев назад Анапское муниципальное отделение Союза казачьей молодежи Кубани возглавил Евгений Яркин — потомственный казак с двумя высшими и одним средним специальным образованиями и семейным делом, уверенный, что именно устои прадедов, дедов и отцов помогут сделать жизнь каждого кубанца лучше. «Кубань сегодня» познакомилась поближе с молодым казачьим лидером и его успехами.

Не младший лейтенант, а подхорунжий

Рослый и улыбчивый Евгений приходит на встречу не в кубанке, мундире, при коне и шашке, а в джинсах и на вопрос о том, где все казачьи атрибуты, отвечает:

— Вы архаику и современность не путайте. Меня казачество не своей парадной частью и атрибутами зацепило, а тем, что люди стараются жить по совести. Я патриот своей страны, и мне небезразличны люди, которые рядом живут. Я ведь в казачество пришел из идеологических соображений: скажем честно, не всегда у государства руки доходят урегулировать какие-то вопросы, а казаки могут. Казачество за порядок, за справедливость, за честь: чтобы там, где ты живешь, было спокойно.

Больше трех лет назад Евгений пришел за компанию с товарищем в Су-Псехское хуторское казачье общество, которое только организовывалось: посмотрел, послушал и понял, что добровольная охрана правопорядка, работа с молодежью — всё это ему близко. Три месяца испытательного срока пролетели в поручениях: и старикам помогал, и в сборах участвовал, и венки во время караула в День Победы у Вечного огня подносил. После присяги, как и до, было патрулирование поселка Су-Псех и Анапы: утихомирить, сделать замечание, помочь. Дежурства эти не имеют временных рамок. Как-то зимой Женя ехал в Су-Псех и заметил лежащего на обочине человека в крови — вызвал «скорую», полицию, дождался, передал им пострадавшего в драке:

— И здесь, в Анапе, на улице Крымской, подобный случай был. Ничего такого я не сделал — просто честно исполнил гражданский долг. Если бы хоть половина людей так себя вели, уже бы жилось легче.

Евгений — потомственный казак: историю рода он знает от отца-казака до прадеда — сотника Семена Ивановича Хлыновского. Однако знание корней и традиций предков не мешает ему крепко стоять на ногах в дне сегодняшнем.

— У меня три образования: сейчас надо и социальной профессией владеть, и технической. В анапском техникуме получил компьютерную специальность, на факультете управления Кубанского госуниверситета освоил менеджмент, и эту профессию считаю основной, а в первом казачьем университете им. К. Разумовского в Темрюке — диплом ихтиолога и казачий чин младшего подхорунжего, или младшего лейтенанта в армейском табели о рангах,— говорит Евгений.

— Как я встал во главе Анапского отдела Союза казачьей молодежи Кубани? Был помощником председателя ревизионной комиссии Су-Псехского казачьего общества, хорошо себя показал. Когда ушел наш председатель, люди за меня проголосовали. А потом председатель Анапского Союза казачьей молодежи Кубани Виталий Хандошка меня к себе перетянул, когда Виталия атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда перебросил в Темрюк и там был избран казаками Темрюкского районного казачьего общества,— объясняет Евгений.

Знать имена не королей, а русских солдат

Год назад Анапское отделение Союза казачьей молодежи Кубани объединяло 1520 человек, сегодня — 2721 парня и девушку. В чем секрет такого роста количества ребят, выбирающих казачество образом жизни? Всё просто: постоянная Женина работа с детьми и молодежью. Почти в каждой казачьей и обычной школе Анапы и пригородов Евгений Яркин побывал за это время не раз и не два: где-то на уроках краеведения, где-то на внеклассных часах по здоровому образу жизни — поговорить по душам, посоветовать, научить думать и аргументированно спорить, а где-то и учителям помочь. Вот восьмиклассники школы №18 показали себя знающими и думающими, так Евгений им даже учебные поблажки выхлопотал.

— Когда родители приводят ребенка в школу, они почему-то думают, что там его за них воспитают учителя, вырастят гражданином, научат нести ответственность за свои поступки. Извините, но учителя-то обязаны дать совсем иное — школьную программу, и вот тут воспитательную роль казачества нельзя переоценить. Если бы вы только видели, как у мальчишек из станицы Анапской или села Юровка глаза горят, когда они «коробкой» по сорок человек идут на параде в Крымске или на поминовениях, участвуют в казачьих играх и конкурсах, которые мы для них проводим! А самая большая честь для казачат — встать в субботу в почетный караул у крепости «Русские ворота» и у памятника наказному атаману Черноморского казачьего войска, генерал-майору Алексею Безкровному, командовавшему шестым штурмом Анапы в русско-турецкую кампанию. Его, кстати, поставили казаки Анапского городского казачьего общества. Сейчас будем казачат-отличников еще из двух школ ставить в караул,— продолжает Яркин.

Побывать в школе, подготовить почву для открытия казачьих групп или классов, пошить для ребят форму, отвезти-привезти на игры или в караул — всё это сфера ответственности Евгения. В уходящем году и. о. главы Анапского отделения Союза казачьей молодежи Кубани Евгений Яркин вместе Анапским районным казачьим общество и его атаманом Валерием Плотниковым принимали на хуторе Чеконе краевой слет казачат и большое «посольство» во главе с председателем правления Союза казачьей молодежи Кубани Александром Агибаловым: только детворы съехалось четыреста человек, не считая взрослых! Казачата ставили палатки, соревновались в смотре строя и песни, сборке автомата и метании ножа, викторинах по истории войска.

— Кто победил? Конечно, казачья школа нашей Юровки — она пока одна, но сильнейшая: там больше пятидесяти процентов классов казачьи, за что большое спасибо заместителю директора по воспитательной работе Ольге Мельниченко,— добавляет казак.

— Пока что казачьи наставники в школах — наше слабое звено: далеко не каждый кормилец семьи взвалит на себя такую дополнительную и бесплатную нагрузку, далеко не каждый сможет найти подход к детям и не давить их авторитетом. Так что моя задача на ближайший год проста: сделать так, чтобы на каждый казачий класс и группу казачьей направленности приходился один наставник. Буду стремиться еще две школы перевести в статус казачьих: наши выпускники казачьих классов, а ныне студенты Анапского сельхозтехникума готовы включиться в эту работу. Мечтаю казачат вывезти куда-нибудь по местам славы отцов-дедов: пусть лучше детвора знает имена сотни русских солдат, чем ста европейских королей,— делится планами Евгений.

Такому роду нэма переводу

Купить грамоты-кубки, пошить казачатам форму и заказать значки Союза казачьей молодежи Кубани, забросить в полевую кухню на сборах недостающий мешок гречки или ящик тушенки, приобрести учебники-книжки казачьей детворе — на все эти нужды Евгений чаще всего достает деньги из своего кармана. Занятый в семейном бизнесе, свой первый рубль он заработал еще школьником: после уроков продавал «Фейри» и туалетную бумагу, как сам говорит, с табуреточки. Поэтому и цену деньгам знает, и на перспективу — как не просить денег у государства — думает: «Казачеству ох как нужен свой Сергей Галицкий, потому что на голом энтузиазме далеко не уедешь. Нужно и зарабатывать, и управлять деньгами — только так ты сможешь многим помочь». Спрашиваю: как это, зарабатывать по-казачьи?

— Вот у меня есть дядька, он сурдолог, и высококлассный, принимает в частной клинике. Сижу у него под кабинетом и вижу, как приходит дедушка с тросточкой: так и так, забыл дома медицинский полис, а его персонал футболит. На шум выходит дядька: «Дед, воевал?» — «Воевал, сынок» — «Заходи». После приема дедушка протягивает деньги, а дядька отвечает: «Обижаешь! Приходи через две недели — приму бесплатно и без очереди». Всё, вот так настоящий казак поступает с тем, кто слабее и нуждается в помощи: стариком, ребенком, инвалидом... Клянчить я не люблю, так что либо сам финансовые возможности пытаюсь изыскать, либо обращаюсь за помощью к Валерию Александровичу Плотникову,— добавляет Евгений.

Казачье служение для Яркина — «и хобби, и работа», как сам он говорит. На вопрос, как он всё успевает, Женя с благодарностью вспоминает университетский курс тайм-менеджмента:

— С утра заезжаю в наше отделение Союза казачьей молодежи Кубани, потом еду в штаб на планерку к атаману, до обеда еще надо успеть заехать в одну-две школы или порешать какие-то организационные моменты, затем после обеда я на работе, а после 17:00 — уже дома, вожусь с сыном.

— Семья для казака — основа основ. Конечно, я хочу, чтобы сын стал казаком, получил строгое казачье воспитание. Почему? Потому что казак не сопляк или задира, а тот, кто в любых обстоятельствах с достоинством отреагирует на обстоятельства, защитит слабого и Отечество, будет крепкой опорой государству. Конечно, ребенок всегда берет пример с родителей, поэтому, надеюсь, двух поколений кубанцев будет достаточно, чтобы настоящих казаков становилось всё больше и больше,— объясняет Евгений.

Равнение на старших

О другом казачьем обыкновении — преемственности поколений, тесной связи со старшими товарищами и стариками Женя заводит разговор сам:

— Без атамана Плотникова никуда: он и посоветует, и всегда подскажет, и раз в год вывозит казачат-отличников в города-герои. Поездка с Валерием Александровичем в Москву на Учредительный круг Всероссийского казачьего войска тоже была как учеба. Отец-казак для меня тоже непререкаемый авторитет, хотя жить стараюсь своим умом. Атаман Долуда и то, как он душой болеет за казачество, тоже пример для подражания.

С Николаем Александровичем Евгений Яркин познакомился на недавних торжествах в честь 75-летия освобождения Кубани от немецко-фашистских захватчиков и окончания битвы за Кавказ на мемориале «Военная горка»: анапчане из Союза казачьей молодежи Кубани реконструировали там партизанскую свадьбу.

— Казаку нужен атаман, сильный лидер, за которым люди идут. Конечно, из-под палки дело не идет, но я стараюсь оказанной мне чести быть казачьим лидером молодежи соответствовать и личным примером вытягивать. Нужно что-то делать, чтобы что-то делалось. Какой же ты казак, если пришел с работы и дома сидишь? Казак должен всегда рядом быть: и по улицам в форме пройтись, и замечание сделать, если сквернословят или курят в общественном месте. Даже если предложат из Анапы уехать, не соглашусь: я здесь, дома, больше смогу сделать, чем даже, например, в штабе войска, потому что всё и всех знаю,— говорит Евгений Яркин.

Станет ли он не и. о., а главой Анапского отделения Союза казачьей молодежи Кубани, покажут на будущий год выборы:

— Может, более достойный кандидат найдется — я готов уступить место тому, кто себя лучше покажет. Опять же этот пост для меня не вопрос карьеры: есть казачья команда единомышленников, свои, которых не бросают, есть поле для работы. Дело всем найдется.

Уже прощаясь, Женя возвращается к теме казачьих атрибутов:

— Я и верхом езжу, и холодным, и огнестрельным оружием владею. Только всё это я умел еще до прихода в казачество. Наша форма тоже элемент казачьей дисциплины: я в школу могу в кубанке и джинсах прийти, но какой я после этого хранитель традиций? Поэтому мне удобнее общаться с детворой в кителе — это тот же самый классический костюм, только с погонами. Джинсы, рубаха — одежда повседневная: когда казаку где-то что-то надо руками сделать, он берет и делает. Потому что я привык так: дела говорят за человека, а не человек — за дело.

Цифры и факты

2721 молодого человека объединяет Анапское отделение Союза казачьей молодежи Кубани. Шестьдесят два казачьих класса и 24 группы казачьей направленности открыты под его эгидой в школах Анапы и соседних населенных пунктов.

Справка «Кубани сегодня»

Союз казачьей молодежи Кубани создан при Кубанском казачьем войске по предложению губернатора региона Вениамина Кондратьева, объединяет молодых людей, увлеченных историей и традициями казаков. Учредительный съезд состоялся 27 сентября 2017 года. В союз вошло около 85 тысяч юных кубанцев — учеников 3,5 тысячи казачьих классов и семи казачьих кадетских корпусов.

Цитата в тему

Атаман Кубанского казачьего войска, вице-губернатор Краснодарского края Николай Долуда:

— Развитие казачьей системы обучения — приоритетная задача для Союза казачьей молодежи Кубани. Когда мы все вместе поднимем ее на такой уровень, чтобы нас с вами было не 85 тысяч, а 350—500 тысяч, чтобы казаков в Кубанском казачьем войске было не 51 тысяча, как сейчас, а 300—500 тысяч, тогда никто никогда ни при каких обстоятельствах не развернет казачьи устои и жизнь на кубанской земле вспять.

Стася КУРОЧКИНА

Фото из личного архива Евгения ЯРКИНА

Прочитано 166 раз