Судьба русской природы — судьба России

Вторник, 12 февраля 2019 09:28
Оцените материал
(0 голосов)

Давно и не нами замечено, что природа влияет на национальные черты народов. На стесненной территории Европы рождаются лавочники и ремесленники с холодными, индивидуалистическими наклонностями, жесткими характерами, далекими от проявления чувств.

Горные пейзажи с острыми холодными вершинами гор, вечно покрытыми снегом, стремительные бурные реки, стекающие с этих гор, шумные водопады, грозы, молнии, перерезающие полнеба, и громы, которые обрушиваются с такой силой на землю, что кажется, будто разверзлась преисподняя и грядет конец света. Отсюда и взрывные характеры горцев.

А что Россия и россияне? Россия — страна огромных пространств, бескрайних лесов, медленных рек, пойменных лугов с бесчисленным количеством цветов, от которых рябит в глазах. Только русские называют цветы глазами земли. Только у русских несметное название цветов одно прекрасней другого. Сон-трава, лютики, красавка, колокольчики и другие. Как выражение красоты русской души. А у иных народов всё многообразие цветов называется просто: цветы. Просторы, огромность территории России сформировали широту и доброту русской натуры. Неслучайно западные политики говорят о нас: «русские романтики, лишенные прагматизма». Дай бог остаться нам такими и впредь.

В последней трети двадцатого века особенно наглядным стало стремительное вторжение человека в природу и ее повсеместное уничтожение. Каждый день и час исчезают тысячи гектаров лесов и животных: птиц, млекопитающих, рептилий, насекомых, пчел. В результате безоглядное вмешательство человека в природу привело к тому, что уже в начале семидесятых годов прошлого века два американских ученых забили тревогу: уничтожение природы в таких темпах, как сегодня, грозит нарушению экологического равновесия.

Скоро забили тревогу и русские ученые. Увы, они не были услышаны. Человек упивается своим всемогуществом. Но, покоряя природу, он уничтожит и себя. В минувшем году даже люди, совершенно далекие от проблем природы, обратили внимание на то, как возросло число природных катаклизмов: цунами, ураганов, наводнений, которые наносят огромный ущерб. И это только начало. Мы открыли ящик Пандоры. И закрыть его так просто не получится. Нужны совместные усилия всего человечества, чтобы уменьшить выбросы в атмосферу углекислого газа и других вредных веществ, чтобы прекратить выбросы мусора в моря и океаны, где уже образовались ядовитые острова из полиэтилена и других побочных продуктов человеческой жизнедеятельности.

В последние годы в нашей стране приняты различные законы, постановления, направленные на защиту природной среды, экологии. В 2018 году принят закон, который обязывает лесозаготовительные организации работать по принципу «срубил дерево — посади другое». За нарушение данного закона будут приниматься жесткие меры. Но кто уследит за «черными» лесорубами, которым «несть числа», а лесничих раз-два и обчелся! Но мало этого, мы сами в своем большинстве привыкли, что наша природа неисчерпаема и ничего с ней не сделается оттого, что какую-то часть леса изведут законные лесорубы или «черные».

Нам надо скорее излечиваться от такой психологии. И, пока не излечимся, никакие законы нашу природу не спасут.

Помимо законов и постановлений, направленных на защиту природы, возросло и количество публикаций в газетах, передач на телевидении и радио.

Как ни странно, но в пропаганду здорового образа жизни, сохранение природных богатств страны не вовлечена великая и безбрежная русская классическая литература, в которой герои живут и действуют не в безвоздушном пространстве, а среди русской природы.

Мы десятилетиями смотрели на художественную отечественную литературу как на зеркало русского общества, его общественно-политической жизни и за редким исключением вспоминали природу.

Как известно, классическая литература обладает способностью быть всегда современной, потому что каждое новое поколение находит в ней те краски, те мысли и чувства, которые ему созвучны в данный момент более всего. Так вот, в наше время вдруг многие из нас на фоне оскудевающей природы и малорезультативной борьбы за ее спасение обратили внимание на русскую классическую литературу, где герои многих произведений Толстого, Тургенева, Пришвина, Паустовского, Солоухина, Юрия Казакова и многих других писателей живут среди природы, в единстве с нею. И что особенно важно, герои, соприкасаясь с природой, становятся нравственно чище, благородней. Как, например, герой повести Льва Толстого «Казаки» Дмитрий Оленин. Толстой ярко описывает природу тех мест, где проживает на Тереке гребенское казачество. Такая сила и изобразительность, напряженность чувств заложены в повести, что запоминаются навсегда. Вот один пример, как Оленин направляется на охоту и описывает природу и свои чувства.

«День был совершенно ясный, тихий, жаркий. Утренняя свежесть даже в лесу пересохла, и мириады комаров буквально облепили его лицо, спину и руки… Оленин готов был бежать от комаров. Ему казалось, что летом и жить нельзя в станице. Он уже шел домой, но, вспомнив, что живут же люди, решился вытерпеть и стал отдавать себя на съедение. И странное дело, к полдню это ощущение стало ему даже приятно. Ему показалось даже, что ежели бы не было этой окружающей его со всех сторон комариной атмосферы, того комариного теста, которое под рукой размазывалось по потному лицу, и этого беспокойного зуда по всему телу, то здешний лес потерял бы для него свой характер и свою прелесть».

Как же современно сегодня звучит мысль Толстого о том, что в природе нет ничего лишнего, ненужного, что всё имеет право на существование. Убери даже этих кровососущих комаров — и мир изменится, потеряет свой характер и смысл. Толстой это осознал более ста пятидесяти лет назад. Мы начинаем к этому приходить с опозданием только сегодня, причем еще далеко не все.

Но Толстой не останавливается на этих мыслях. Он как глубокий художник и философ, глубоко нравственный человек идет дальше в раскрытии важности единства человека и природы. Он продолжает описывать пребывание Оленина в лесу и то, как Оленин нашел вчерашнюю лежку вспугнутого накануне им с Ерошкой оленя и опустился на нее. «Ему было прохладно, уютно, ни о чем он не думал, ничего не желал. И вдруг на него нашло такое странное чувство беспричинного счастия и любви ко всему, что он, по старой детской привычке, стал креститься и благодарить кого-то».

Вот что делает природа с человеком. Она делает его лучше, помогает избавиться от дурных привычек, почувствовать себя, как Оленин в лесу, что он убил, перед тем как войти в лес, несколько фазанов и теперь ощущает, что, может быть, убитые им фазаны — его братья. А мириады комаров, которые назойливо вьются вокруг него,— каждый из них такой же особенный, как и он, Дмитрий Оленин.

Толстой неназойливо напоминает нам великую мысль о единстве человека и природы. Что человек не исключительное творение природы, а только одно из множества других.

«Отчего я счастлив и зачем я жил прежде?» — задается вопросом Оленин. Вспоминая, как был требователен для себя. И вдруг ему как будто открылся новый свет. «Счастие — вот что,— сказал он себе,— счастие в том, чтобы жить для других».

Почему этот глубочайший нравственный посыл возникает у него на природе? Может быть, потому, что природа ни у кого ничего не требует, но всегда молча отдает себя другим, всем, кому она может потребоваться? Бесчисленным птицам, зверям, тому же оленю, которого они вчера вспугнули с Ерошкой, даже той мошке, что кусала беспощадно его. Ничего не требуя взамен. Словно Толстой из середины XIX века хотел привлечь внимание будущих поколений к проблемам окружающей среды, заинтересовать их, пробудить желание активно включиться в решение этой актуальной и благородной задачи сбережения природы.

Свой голос в защиту природы сейчас поднимают известные политические и общественные деятели, ученые, писатели. Неслучайно мы сегодня обращаемся именно к писателям. Потому что политики, ученые, журналисты взывают к разуму людей, писатели же обращаются к чувствам, которые многократно сильнее разума.

Проблема охраны окружающей среды теперь носит глобальный характер и может быть решена только сообща, общими усилиями, более пристальным привлечением к этой непростой задаче художественной литературы.

Мы гордимся на той же Кубани, что запахали всю землю, какую возможно, каждый год прибавляя новые сотни вспаханных гектаров и вовлеченных в производство сельскохозяйственной продукции. Но ведь, вспахивая землю, человек убивает тысячи видимых и невидимых существ, которые здесь жили в единстве с природой. Там, где вчера были роскошные луга, цветы, где селились и пели, выводили потомство птицы, в лужицах мельтешили головастики, вокруг жужжали всякие комарики, пчелы и осы, шмели, сегодня красуется черная вспаханная земля. И тем самым человек обедняет окружающую среду. Не хлебом единым жив человек: больше уничтожим вокруг себя живой и неживой природы — тем самым приблизим и себя как вид к катастрофе.

С невероятной изобразительной силой написал Толстой вступление в повесть «Хаджи Мурат». «Есть прелестный подбор цветов этого времени года: красные, белые, розовые, пушистые кашки, наглые маргаритки, молочно-белые с ярко-желтой серединой „любишь-не-любишь” с своей прелой пряной вонью; желтая сурепка с своим медовым запахом; высоко стоящие лиловые и белые тюльпановидные колокольчики, ползучие горошки; желтые, красные, розовые, лиловые аккуратные скабиозы; с чуть розовым пухом и чуть слышным приятным запахом подорожник; васильки, ярко-синие на солнце и в молодости и голубые, краснеющие вечером и под старость; и нежные, с миндальным запахом, тотчас же вянущие, цветы повилики».

Дорога к дому, пишет автор дальше, шла вспаханным черноземным полем. Пахота была хорошая, и нигде по полю не виднелось ни одного растения, ни одной травинки — всё было черно. «„Экое разрушительное, жестокое существо человек, сколько уничтожил разнообразных живых существ, растений для поддержания своей жизни”,— думал я, невольно отыскивая чего-нибудь живого среди этого мертвого черного поля».

Замечательный образчик красоты природы и борьбы за окружающую среду.

Можно еще привести блистательные четвертую и пятую главы романа Толстого «Анна Каренина», где Константин Левин решает косить луг вместе с крестьянами. И писатель показывает нам, читателям, как во время косьбы меняются взгляды Левина и крестьян. В начале работы Левин чужд им, а крестьяне чужды ему. Но в процессе общей работы — косьбы Левин становится вровень с ними, никак не отделяя себя от них. А крестьяне не отделяют его от себя. Они становятся частью природы, среди которой находятся на великолепном лугу в ясный погожий день.

Толстой-гуманист, как и в повести «Казаки», снова показывает преобразующую человека природу.

Стали общим местом прекрасно описанные пейзажи родных мест Тургенева вокруг Спасского-Лутовинова в сборнике рассказов «Записки охотника».

Но эти записки не описание, вернее не только и не сколько описание непосредственно охоты, как пристальное вглядывание в пейзажи родного края и характеры крестьян, помещиков, встреченных Тургеневым на охотничьих тропах и дорогах.

Эту традицию усилил и углубил замечательный земляк Тургенева, лауреат Нобелевской премии по литературе Иван Бунин.

Бунин родился и вырос как художник в том плодородном подстепье, где древние московские цари в целях защиты государства от набегов злобных соседей создали заслоны из переселенцев из разных областей России, благодаря чему здесь вышли чуть не все величайшие русские писатели.

Мало кому из русских писателей давалась такая зоркость на реальные черты действительности, бесповоротно разрушавшей все красоты мира, бесконечно дорогого ему по заветам предков старинного и вконец обедневшего дворянского рода.

Из всех ценностей того уходящего помещичьего, дворянского мира оставалась прелесть природы, создающей иллюзию вечности и непреходящести окружающего мира, хотя бы этой радости жизни. Отсюда у писателя обостренное чувство природы и величайшее мастерство изображения ее в поэзии и прозе Бунина.

Я до сих пор при упоминании рассказа Бунина «Антоновские яблоки» чувствую их вкус на своих губах и запах спелых яблок и меда, увядающей листвы и костров, в которых жгли увядшую траву.

А рассказ «Журавли», которых провожает на дрожках, пытаясь догнать, пьяный барин и рыдает оттого, что прошел еще один год жизни. А рассказ «Косари» невероятно эмоциональный, красочный, сочный, который можно пересчитывать сотни раз, как уставшие за день косари идут по полю и поют среди степного раздолья старинную народную песню. Какая плотность поэзии, чувств. Мыслей! То, за что упрекал Бунина Чехов, говоря, что его произведения — густой бульон. Но не будь этого неповторимого красочного тончайшего языка, не было бы и Бунина, который продвинул далеко вперед изобразительный язык русской литературы. О русских писателях, оставивших классические описания природы, можно говорить бесконечно. Это Михаил Пришвин, признанный мастер описаний природы и Константин Паустовский, воспевший малозаметную красоту срединной России, и Юрий Казаков, открывший для наших читателей суровую и прекрасную природу севера нашей родины, Владимир Солоухин, автор книг «Роса на траве», «Третья охота», «Трава» и многие другие.

Что нужно сделать, чтобы эти описания русской природы стали близки и понятны каждому нашему соотечественнику? Прежде всего надо об этом начинать говорить еще в детском саду, с рассказов Бианки о животных. А в школах, институтах следует говорить не только и не сколько о социально-гражданских мотивах произведений писателей — назначение художественной литературы другое: открывать красоту мира, в котором мы живем, и красоту природы. Так, чтобы она стала частью нашего сознания. Без чего нельзя жить. И еще беречь и защищать ее.

Виктор БОГДАНОВ

Прочитано 135 раз
Другие материалы в этой категории: « Необычное в обычном Все под сомнением »