Алексей Ягудин: «Основа побед — человеческий труд»

Анна Каренина встала на коньки. Впервые. В олимпийском Ледовом дворце Сочи «Айсберг» идет премьера ледового спектакля по произведению Льва Толстого. Среди исполнителей — звезды фигурного катания. Анна Каренина — чемпионка мира Оксана Домнина, Вронский — обладатель олимпийского золота Роман Костомаров, Каренин — чемпион мира Максим Шабалин, Кити — серебряный призер Олимпиады Евгения Медведева, Бетси и Беккер — Максим Маринин и Татьяна Тотьмянина. Самая необычная роль — истопника — досталась олимпийскому чемпиону Алексею Ягудину. О поезде, секрете побед и четверных прыжках он рассказал нашему корреспонденту.

Алексей, прежде всего расскажите, пожалуйста, о вашей роли в ледовом спектакле «Анна Каренина». Истопник — кто это? Большинство вообще не помнят этого персонажа…

— Действительно, когда говорят: «Анна Каренина», первое, что чаще всего вспоминают люди,— девушка, поезд и, возможно, два каких-то мужика. Вот и получается, что наше шоу кроме развлекательного имеет еще и образовательный момент. Замечательная возможность приобщиться к русской классике. Истопник — это своеобразное альтер эго Карениной, нечто мистическое, что заставляет Анну совершать безумные поступки. В самом начале книги, когда она приезжает на вокзал, простой мужик погибает под поездом. И его образ потом преследует Анну в самые сложные минуты и словно ведет к финалу. Спектакль начинается с того, что истопник подбрасывает уголь в топку, запускает поезд и Каренина приближается к этому самому поезду. Как ни странно, но я помнил этого персонажа, и поэтому, когда Илья Авербух предложил такую роль, согласился. На самом деле Илья всегда прекрасно знает, кому какая роль подходит. Насколько тонко и изящно сыграли главные роли в мюзикле «Ромео и Джульетта» Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин, как замечательно смотрелась Татьяна Навка в паре с Романом Костомаровым в постановке «Кармен»! В «Анне Карениной» шикарное трио: Оксана Домнина, Роман Костомаров и Максим Шабалин.

В плане катания вы знамениты «ягудинской дорожкой» — элементами, которые выполняются по замысловатой кривой, с большим количеством зубцовых шагов. На шоу можно будет увидеть это? Насколько вообще сложен спектакль по технике исполнения?

— Прежде всего не надо забывать, что мне 41 год, пик моих спортивных достижений был более двадцати лет назад. Я уже, можно сказать, предпенсионный спортсмен — некоторые заканчивают в такие годы. Поэтому ни о каких четверных прыжках речь даже идти не может. Да дело, в общем-то, и не в этом. Если вы хотите увидеть технически сложные элементы, приходите на олимпийские турниры. Главная задача в шоу — сделать итоговый продукт, не потерять целостности идеи, в которой, помимо фигуристов, задействован и живой вокал, и балет, и летающая акробатика, и номера с огнем на льду. Это такой человеческий организм, где работать должно не только сердце, но и ноги, руки, печень. А самое главное, чтобы всё это нравилось зрителю, чтобы он аплодировал. При этом по возможности мы идем на постоянное усложнение контента. Помимо меня, тройные прыжки на шоу исполняет вице-чемпион Олимпийских игр Евгения Медведева, четырехкратный чемпион Италии Иван Ригини, ребята из ледового балета.

В этом шоу, да и не только в нем, вы катаетесь вместе со своей женой — Татьяной Тотьмяниной. А как известно, с родственниками лучше не работать…

— У нас проблем не возникает. Мы во многих ледовых постановках принимали участие вместе. Смотрите. Сегодня мы приехали на каток к 16:30, чтобы раскататься. Если за два часа я видел Таню пару минут, это хорошо. Потом у нее грим, а я немного поиграл в настольный теннис. В самом спектакле мы пересекаемся, но не исполняем совместных номеров. Помимо этого шоу, у меня есть телевизионные проекты, театр, и бывает, семью не вижу довольно долго. Так что мы, как школьники, за одной партой не сидим — у нас всегда есть что рассказать друг другу, какие-то новости, чтобы поделиться. Но, наверное, здесь стоит сказать не о том, что у людей одна и та же профессия, а о том, способны ли они найти точки соприкосновения. Если да, то можно и жить, и работать вместе.

Помимо ледовых спектаклей Ильи Авербуха, вы еще задействованы в телевизионном проекте «Ледниковый период». Были и участником, и ведущим, да и само шоу уже идет много лет с неизменным успехом. В чем причина такой популярности, на ваш взгляд?

— Не раз говорил в своих интервью, что именно «Ледниковый период» вызвал огромный интерес к фигурному катанию. Если до этого телепроекта и были у спортсменов какие-то выступления, то их можно было пересчитать по пальцам. А сейчас, помимо первопроходца Ильи Авербуха, существуют и другие ледовые постановки. Самое главное — у многих спортсменов есть продолжение карьеры. «Ледниковый период» показывает всю красоту этого вида спорта, а смотрят его зачастую из интереса: как поведут себя на льду представители других профессий. Всем же интересно увидеть, как актеры, музыканты, телеведущие продемонстрируют свои силы в спорте. Проект всегда запоминается яркими выступлениям. Как в музыке, казалось бы, всего семь нот, а каждый год получаются хиты, так и в «Ледниковом периоде»: сколько бы сезонов ни прошло, появятся новые пары, которые будут радовать зрителя. «Ледниковый период» — замечательная популяризация нашего вида. Мне пару дней назад приятели позвонили и сказали: «Алексей, будет чемпионат России по фигурному катанию в Санкт-Петербурге. Мы на женские короткие программы смогли купить билеты, а на произвольные — нет». Представьте, чемпионат России будет только в декабре, а билетов уже нет.

Неужели за несколько месяцев возможно реально достичь таких успехов в катании, которые демонстрируют звезды?

— Можно. Всё, что видят зрители на экранах,— это не монтаж, это то, до чего дошли те, кто никогда не занимался фигурным катанием. Конечно, в шоу есть ребята, которые стоят на коньках и даже играют в хоккей в качестве хобби, есть девчонки, которые ходят на каток для себя. Но всё, что вы видите на экранах,— это результаты не спортсменов, это то, чего может при желании достичь каждый.

Прошедший «Ледниковый период» был, наверное, самым «громким». Зрители требовали и Ольгу Бузову со льда удалить, и Алину Загитову из ведущих убрать…

— А у нас всегда в стране найдутся диванные критики, которым нечего делать и которые всем недовольны. Их высказывания нужно просто игнорировать и идти дальше. Что касается Оли, скажу одно: она начинала тренировки раньше всех и заканчивала их позже всех. Это говорит о многом. Ее трудолюбие на высочайшем уровне. И Алина Загитова — настоящий профессионал. Еще когда мы пришли на пробы в «Останкино», было ясно, что ей будет сложно. Но она ни разу не пришла неподготовленная к съемке, она просила сценарий заранее, учила, работала с преподавателем по технике речи. У Алины нормальная человеческая жизнь только начинается: когда ты вплотную в спорте, у тебя только тренировки в голове. Сейчас она только познает мир. И отдельная благодарность ей за то, что, несмотря на критику, она шла и работала. Это дорогого стоит, когда человек с таким трепетом относится к новой для себя профессии.

Закончилась Олимпиада в Токио — не можем не спросить: «Болели за наших?»

— Старался следить по максимуму. Это долгожданная Олимпиада, которую пришлось ждать не четыре года, а пять лет. Я как бывший спортсмен прекрасно понимаю ребят: если не сейчас, то, возможно, уже никогда. Поэтому очень рад за своего товарища — гимнаста Артура Далояна. В апреле у него был разрыв ахилла, а сейчас они командой взяли золото. Кто знает, что это за травма, поймет всю тяжесть такой победы. Болел за теннисиста Карена Хачанова, который сумел пробиться в финал и взял серебро. Естественно, следили за выступлениями наших девушек-гимнасток, у нас младшая дочь Мишель занимается этим видом спорта. Очень жаль, что Дину Аверину лишили чистой золотой медали. Я не эксперт, но, когда твой оппонент теряет предмет, он не должен получать высшую награду. Например, на Олимпиаде в Рио потеря булав стоила Яне Кудрявцевой золота. И в такой ситуации, естественно, мы все поддерживаем Дину.

Свою Олимпиаду помните? Что помогло победить?

— Придумать можно что угодно. Скажу одно: человеческий труд никто никогда не отменял — это основа будущих побед.

Вы являетесь комментатором спортивных турниров. На ваш взгляд, почему российские фигуристы перестали выигрывать? У девочек — медали, а мужчины отстают…

— В жизни всё идет вверх и вниз. Если посмотреть на фигурное катание лет 20—25 назад, у нас всегда были «мужские» победы: в 1994 году — Алексей Урманов, в 1998 — Илья Кулик, 2002 год — я, потом Евгений Плющенко. А в женском фигурном катании у нас побед не было. Сейчас наоборот: девушки выигрывают — мужики чуть просели. Идет некая смена, но самое главное — есть потенциал.

Сегодня многие критикуют то, что медали в женском катании завоевывают всё более и более юные девушки, которые потом вырастают и не могут повторить свои рекорды. Как относитесь к тому, что растет поколение «одноразовых» чемпионов?

— Рекорды, которые ставят девушки в фигурном катании, сегодня требуют более молодого тела. Как человеку, который комментирует турниры и хочет, чтобы российский триколор был выше всех, мне всё равно, выигрывает один и тот же спортсмен несколько турниров в разные годы или это делают разные. Главное, чтобы они были наши, российские. Я за то, чтобы было интересно смотреть, чтобы наши спортсмены побеждали, чтобы показывали сложный уровень. Я хочу следить за четверными Александры Трусовой, за четверными Анны Щербаковой, за сложнейшими переходами и постановками Камилы Валиевой, я не хочу смотреть на возрастных спортсменок, которые показывают двойные или тройные прыжки. Хочу видеть умопомрачительные трюки, новые рекорды, потому что это спорт. Если хочешь что-то красивое — это к Авербуху на «Анну Каренину».

Возможно ли сохранить весь артистизм при такой сложной технике катания?

— За последние годы фигурное катание никак не утратило в артистизме, а технику приобрело. Чемпионы — они на то и чемпионы: и прыгать могут, и красиво презентовать себя, раскрывать образы. Конечно, была некая стагнация, когда менялась судейская система, подсчеты, но спортсмены адаптировались, привыкли — и мы видим всплеск техники. Как пример — умопомрачительная техника и красота катания Камилы Валиевой и Анны Щербаковой. Несмотря на присутствие четверных, это настоящие мини-спектакли на льду.

Как думаете, будет прыжок в пять оборотов?

— Уверен. Не знаю когда, возможно, как морковка по пятнадцать рублей за килограмм станет, но точно будет. (Улыбается.)

Вы человек разносторонний — какие дальнейшие творческие планы?

— Сейчас мы показываем «Анну Каренину» в Сочи, затем в ноябре — в Москве. В сентябре начинается театральный сезон. В театре «Русская песня» Надежды Бабкиной играю в спектакле «Горько» с Алексеем Маклаковым, Олесей Железняк, Сергеем Никоненко и другими. Это комедия по произведениям Зощенко и Чехова. Недавно закончились съемки сериала «Последний аксель», где исполняю одну из ролей. Это фильм совсем не про фигурное катание, как многие подумают. На первом плане в нем жизнь человека, в которой катание лишь дополнительные элемент. Потому что корень жизни и есть сама жизнь.

Ирина СИЗОВА