Выпуск №4 (4810)

Свежий выпуск

22 января 2021

Боевые хроники катера №666

В годы Великой Отечественной корабли советского Военно-морского флота были вовлечены в минную войну, которая продолжалась не одно десятилетие после Победы.

Морские мины признаны самым эффективным оружием против кораблей. C первых дней войны эти относительно дешевые в производстве и установке, но обладающие огромной разрушительной силой боеприпасы стали настоящим кошмаром для судоходства и в Черном море, и в Северном, и на Балтике. С минной опасностью боролись специальные корабли — тральщики. Алгоритм действия тральщика был до страшного прост: он проходил через минные поля, буксируя трал, активирующий мины. Тральщики метр за метром прочесывали территорию в поисках притаившейся на дне смерти, за что и были прозваны «пахарями моря».

Реалии минной войны

В начале войны советский Военно-морской флот испытывал острую нехватку тральщиков и сторожевых кораблей. К примеру, на Черноморском флоте в 1941 году были лишь два сторожевых корабля, три минных заградителя и двенадцать тральщиков. Еще семь тральщиков и три десятка сторожевых катеров состояли на вооружении в Дунайской военной флотилии, входившей в его состав. На Северном флоте было восемь эсминцев, шестнадцать подводных лодок, семь сторожевых кораблей, два тральщика, пятнадцать сторожевых катеров, один минный заградитель.

Краснознаменный Балтийский флот (КБФ) располагал всего шестью надводными минными заградителями, 33 тральщиками и таким же количеством сторожевых катеров.

Вместе с тем Балтийское море с его малыми глубинами и узкими заливами, такими как Финский, было идеальным местом для минной войны. И, как отмечают военные историки, к минной войне на Балтике немцы подготовились основательно. До 1941 года у наших берегов они скрытно создали впечатляющее количество минных полей.

Финский залив был попросту перекрыт минами и противолодочными сетями. Крупные корабли КБФ почти до самого конца войны были «заперты» в Кронштадте. И всё же одержать верх в этом минном противостоянии противнику не удалось. Стройная стратегия немцев разбилась о советские минные тральщики.

Контактные, акустические и магнитные

Идея использовать минные тральщики для разминирования акватории родилась задолго до Великой Отечественной войны. Впервые Россия применила тральщики в 1904 году в войне с Японией. Они с успехом очистили от мин подступы к Порт-Артуру. Много работы было у тральщиков и в Первую мировую, и в Гражданскую войну, и годы спустя после окончания конфликтов.

Тральщикам приходилось иметь дело с разными видами мин, поэтому для выполнения задачи по очистке акватории применялось несколько видов тралов. Самыми простыми в конструктивном отношении были контактные тралы. Они представляли собой длинные цепи, закрепленные на судне. К цепям крепились ножи для срезания держателей мин. После прохождения тральщика с подобным тралом мины больше не держались на глубине и всплывали, после чего их расстреливали.

Акустические тралы использовались для обнаружения и подрыва мин со взрывателями, реагирующими на звук корабельного двигателя. Такие тралы имитировали звук, возникающий при движении корабля.

Еще более сложную конструкцию имели электромагнитные тралы, предназначенные для подрыва соответствующих мин. Эти тралы, имитируя специфические электромагнитные волны, заставляли мины «верить», что мимо проходит корабль. Сам же тральщик в обязательном порядке оснащался устройствами-глушилками его собственных акустических и магнитных волн: в противном случае он мог подорваться на мине вместо трала.

Чтобы максимально обезопасить корабль-тральщик, трал для уничтожения электромагнитных мин стали располагать на барже, которую он буксировал за собой на тросе длиной 200—250 метров. Идея баржевого электромагнитного трала принадлежит советскому инженеру Борису Лишневскому.

Суть изобретения проста. Катер-тральщик тянул за собой на пеньковом тросе груженую металлоломом баржу. Лом был необходим для усиления электромагнитного поля. Также на некотором расстоянии от баржи-трала катер буксировал еще одно небольшое судно, на котором располагалось устройство, питающее обмотку трала. При этом корпус и самого тральщика, и дополнительное судно имели деревянную обшивку, маскирующую излучаемые ими электромагнитные волны. Баржевой трал обнаруживал мины на глубинах от пятнадцати до пятидесяти метров. Для меньших глубин применяли плотовой трал, устроенный по тому же принципу, что и баржевой. И буксировщиком, и питающей станцией для этого трала служил катер, двигавшийся со скоростью около трех узлов.

Первый рейс катер с баржевым тралом выполнил 7 июля 1941 года в Черном море в районе Севастополя. Известно, что на борт тральщика поднялся конструктор Лишневский. Уже через сутки с помощью баржевого трала была подорвана немецкая донная мина.

Всего же в районе Севастополя в 1941 году с помощью трал-баржи было уничтожено семнадцать мин, одиннадцать мин сдетонировали от мин глубинных, еще восемь взорвались от шумов гребных винтов малых охотников. Эти маневренные сторожевые катера для поиска и уничтожения мин не использовали никаких специальных устройств…

Как сражались морские «смертники»

В Великую Отечественную войну с самой лучшей стороны показали себя сторожевые катера, так называемые малые охотники. Они вели охоту на немецкие подводные лодки, несли дозор, использовались для охранения боевых кораблей, служили конвоем транспортов, ставили минные заграждения, уничтожали немецкие мины, сбрасывая глубинные бомбы или заставляя звуком своих винтов их детонировать…

Малые охотники решали самые разные задачи на всех флотах — от Северного до Черноморского. Самыми распространенными кораблями данного типа, входившими в состав Военно-морского флота, были сторожевые катера MO-4. Их строили в Ленинграде как для Военно-морского флота, так и для Морской пограничной охраны Народного комиссариата внутренних дел (НКВД). Во время войны малые охотники за подводными лодками, помимо основной функции, привлекались для участия в десантных операциях и организации дымовых завес для прикрытия боевых кораблей. Катера зарекомендовали себя как эффективные суда для ведения предупредительного и контрольного бомбометания, уничтожения плавающих мин и подрыва минных заграждений. Последнюю задачу охотник выполнял, маневрируя в непосредственной близости от минных полей и провоцируя взрывы шумом своих гребных винтов. При этом сам корабль от подрыва защищали только его скорость и маневренность. На счету этих морских «смертников» десятки тысяч спасенных жизней и обезвреженных мин.

Три шестерки — знак везения

Георгий Яковлевич Лепешков родом из кубанского города Армавира. Когда началась война, ему только-только исполнилось шестнадцать лет. В 1941-м на фронт паренька не пустили по малолетству. А в 1942 году фронт пришел в его родной город. Немецкие войска прорвались на Северный Кавказ, 28 августа 1942-го Армавир уже бомбили…

Пока город был в оккупации, юный Георгий был дважды арестован полицией. После освобождения Армавира его сразу взяли на учет, и 20 апреля 1943 года он был призван в ряды Красной Армии.

Георгий попал в военно-морскую школу, где отучился на моториста торпедных катеров. После окончания школы в феврале 1944 года новоиспеченного моториста направили на минные тральщики. Воевал Георгий Лепешков на Балтике.

На кораблестроительном заводе рядовому-краснофлотцу достался катер с номером 666.

— Не верю я в приметы,— рассказывал ветеран,— но с нашим катером постоянно что-то случалось: то винт намотает, то вал сломается. Хотя все «неприятности» были небольшими, поправимыми. А от серьезных бед наш 666-й всегда каким-то чудом уворачивался. Может, просто везение, а может, судьба такая.

На катере Георгий Яковлевич был дизелистом — от него зависело, насколько хорошо будет работать дизель, а значит, зависели и жизни боевых товарищей. Одной из задач катера было уничтожение немецких мин.

— Надо было на большой скорости проскочить через все мины — тогда они всплывали и взрывались. Не успеешь — сам взорвешься,— вспоминал дизелист.

После выхода Финляндии из войны катеру №666 дали новое задание: идти со сторожевым кораблем вдоль финских берегов и задерживать немцев. Однажды разразился шторм. Волны были такой силы, что катер бросало как щепку.

— Сколько нас бросало по волнам, не знаю, потерял счет времени,— вспоминал ветеран,— но уже к рассвету услышали мы скрежет: катер наткнулся на камни.

Командир приказал собирать все вещи, еду, боеприпасы и высаживаться на берег. Уже стоя на берегу, команда наблюдала, как катер швыряло из стороны в сторону. А потом раздался жуткий треск — и он разломился надвое. Утром Георгий отправился к тому месту, где погибло судно, и нашел табличку с номером. Ее он хранил как память и всегда приносил на День Победы.

Почти десять дней команда с разбившегося катера №666 находилась на острове, а потом моряков заметили и спасли проходившие мимо корабли.

После войны Георгий Яковлевич вернулся в родной город. За мужество и доблесть, проявленные в боях с фашистами, Георгий Лепешков награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями Ушакова и «За Победу над Германией».

Екатерина ЮРЧЕНКО

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение