Как обнулить компаньона

В Октябрьском районном суде Краснодара идет судебный процесс по заявлению руководства ООО «ФИК „Бизнес Проект”» на бывшего учредителя (он же генеральный директор) и главного бухгалтера, которые, по версии следствия, еще в 2016 году якобы провернули мошенническую схему и похитили 18 миллионов рублей. Если пристальнее разобраться в истории, то обоснованность обвинения вызывает серьезные сомнения. Наши корреспонденты следят за процессом и присутствуют на заседаниях.

Партнерство или прессинг?

В конце прошлого года СМИ сообщили об аресте доли в краснодарском Газтрансбанке одного из его акционеров, которому принадлежит 64,5 процента акций. Этот акционер приходится родственником владельцу группы компаний «Европея», ЖК «Европа-Сити», ЖК «Португалия», страховой компании «Верна» и других активов. Одним из акционеров Газтрансбанка с долей 9,2 процента является Юрий Чуйков. Именно в отношении него, его компаньона Виталия Лентюгова и других лиц расследуются дела о мошенничестве и злоупотреблении должностными полномочиями. Историю Лентюгова мы рассказывали в материале «Чужие долги до тюрьмы доведут?». Вопросы у следователей к предпринимателю возникли после попытки легальным образом получить долг с ООО «ФИК “Бизнес Проект”», выкупленный в рамках проведенных торгов имуществом компании-банкрота «Блэк Си Форвардинг».

В своем письме предприниматель Чуйков пишет, что уголовные претензии к нему появились после 3 октября 2019 года, когда под давлением, оказанным со стороны, он подал заявление о выходе из состава учредителей ООО «КБ „Газтрансбанк”» с выплатой ему стоимости доли. После этого ему направили копию заявления о возбуждении уголовного дела, подписанную кураторами компании «ФИК „Бизнес Проект”», согласно которой Чуйков якобы в бытность учредителем и генеральным директором ООО «ФИК „Бизнес Проект”» сфальсифицировал документы по поставке труб, чем фиктивно создал кредиторскую задолженность в размере 17,8 миллиона рублей. Для чего учредителю и генеральному директору в лице Чуйкова создавать мнимый долг — большой вопрос. При этом, по первоначальной версии следствия, долг был создан позднее, однако в материалах дела имеются декларации, представленные ИФНС, с книгами покупок и книгой продаж, по которым видно, что и покупатель, и продавец во II квартале 2016 года провели данную сделку.

Чуйков пытался объяснить, что сделка действительно была и трубы необходимы были не только для строительства котельной, но и для работ, связанных с прокладкой газовых магистралей в районе ЖК «Немецкая деревня» (ЖК «Португалия», ЖК «Германия», ЖК «Тихая поляна»), а также объектов АО «Краснодаргоргаз». А самое интересное, что документы, подтверждающие списание данных труб в работу, заявители следствию не представили. Предполагаем, что сделано это было с расчетом на то, что таким образом Чуйков не сможет доказать свою правоту. Доводы Чуйкова не были услышаны. Между тем, по его уверениям, ему стали поступать предложения отказаться от взыскания долга с ООО «ФИК „Бизнес Проект”» и добровольно отречься от долей в Газтрансбанке — мол, тогда дело, возможно, прекратят.

Здесь помню — здесь не помню

Журналисты присутствуют на судебных заседаниях по уголовному делу в отношении бывшего главбуха ООО «ФИК „Бизнес Проект”» Алейниковой и конкурсного управляющего Карпенко. Первую обвиняют в пособничестве злоупотреблению должностными полномочиями — проведении «пустой сделки» с целью хищения денежных средств руководством компании, а второго — в том, что он якобы мошенническим способом «помог» выкупить компании Лентюгова право требования к ООО «ФИК „Бизнес Проект”» у банкротного ООО «Блэк Си Форвардинг». Между тем уголовные дела в отношении Чуйкова и Лентюгова выделены в отдельное производство, а сами предприниматели объявлены в розыск. В ходе судебного допроса свидетелей, в том числе самих заявителей — Минина и Гадисовой, стала вырисовываться двусмысленная картина.

Так как заявитель Минин ранее давал следствию иные показания, чем на судебном заседании, прокурор ходатайствовал об оглашении прежних показаний, после чего Минин вновь изменил свою позицию и ответил, что на самом деле было так, как записано в его показаниях следователю. Любопытно, что в показаниях следователю он слово в слово процитировал закон о банкротстве, а в суде на вопрос, почему не ввели процедуру банкротства в отношении ООО «ФИК „Бизнес Проект”», ответил совершенно иное: дескать, были выявлены факты фиктивной поставки трубы. Напрашивается вопрос: кто давал показания следствию, если сам Минин сетует на то, что не является юристом и не может процитировать собственные юридически грамотные показания? Не может ведь за директора давать показания его представитель? Кстати, оказалось, что штатного юриста он не помнит, а на вопрос, когда он стал директором, вместо марта 2017 года назвал конец 2017 года, а также сообщил, что его «эту должность попросили позанимать», что он был номинальным директором, поэтому ни в какие документы не вникал, подписывая не глядя. Также он заявил, что был вынужден подписывать налоговые декларации в 2016—2017 годах, не изучая их суть и содержание.

Он также не смог с уверенностью сказать, что спорные трубы не были кому-то перепроданы или использованы на других объектах.

Говоря о том, кто именно подал заявление в правоохранительные органы, он сообщил, что документы готовила юридическая команда, но не смог назвать ни одной фамилии. Заявление подавал сам, при этом точно не помнил, был он в тот момент с юристом или учредителем Гадисовой.

Гадисова между тем рассказала, что компанию с активами свыше шестидесяти миллионов рублей купила за двести тысяч рублей, не вникая в документы и тем более в наличие какого-либо долга, а также сообщила, что о задолженности узнала от директора Минина, более того, подтвердила, что заявление готовил Минин, а она только его подписала.

Нынешний главный бухгалтер компании сообщила, что, устроившись на работу в 2019 году, она знала о наличии долга, который был отражен в программе «1С», однако пояснила, что документы ей не представили по причине их уничтожения. И самое главное, подтвердила, что понятие «склад газификации» использовалось ранее и используется в настоящее время, притом что Минин на допросах отрицал наличие данного склада.

Минин на судебном заседании полностью подтвердил, что когда он писал заявление об отсутствии поставки труб, то имел в виду их отсутствие на строительной площадке, а не вообще поставку как таковую. Он несколько раз подтвердил, что предметом обращения в правоохранительные органы было отсутствие трубы на строительной площадке, при этом пояснив, что следователь неправильно его понял, и так как Чуйков обладал правом подписи и являлся учредителем, то мог купить трубы, а потом реализовать их куда угодно, не обязательно на строительную площадку. Минин также отметил, что до 3 сентября 2019 года был номинальным учредителем и директором ООО «Юг-Газ», где начислял Чуйкову зарплату, но в силу собственной номинальности не мог знать, кто реально эту зарплату получает.

Это подтвердила позднее и свидетель Душейко, которая в 2020 году была бухгалтером ООО «Юг-Газ». По ее словам, она начисляла зарплату Чуйкову, хотя он в работниках не числился. Отметим, что Чуйкову также хотят вменить незаконное получение зарплаты, а он данный факт отрицает, потому что является оппонентом людей, которые управляют обществом и которые, по его мнению, могут являться интересантами уголовного преследования. Исходя из слов Душейко, таким образом, можно сделать предположение, что руководство ООО «Юг-Газ» или его бенефициары могли распорядиться о начислении зарплаты на имя Чуйкова, а его самого обвинить в отсутствии на рабочем месте. По данному факту Чуйковым подано заявление в правоохранительные органы.

Свидетель Душейко, работавшая бухгалтером в ООО «ФИК „Бизнес Проект”» и ООО «Газсервис» с 2015 по 2018 год, в чьи обязанности входил расчет зарплат, кадровая работа и отчетность, договорилась до того, что прокурор, видимо, подловив ее на противоречиях, ходатайствовал об оглашении протокола и ее допроса. Утверждая в суде, что о компании «Блэк Си Форвардинг» она никогда не слышала, свидетель позднее признала, что проводила сделку по закупке труб с этой компанией. Кроме того, в протоколе допроса она с уверенностью утверждала, что компания не нуждалась в подобных поставках. При этом у нас нет оснований полагать, что для таких выводов у нее есть соответствующие познания и полномочия. Отмахиваясь от припоминания ООО «Блэк Си Форвардинг», она тем не менее пояснила, что проводила операцию в бухгалтерской программе, указав эту компанию контрагентом.

Свидетель также подтвердила, что в действительности спорная труба, из-за которой появилось данное уголовное дело, была списана в производство, и также заявила о наличии склада по номенклатуре, хотя в показаниях директора Минина данный склад отсутствовал вообще.

Нужно подчеркнуть, что ранее защита просила следствие выяснить, может ли конкурсный управляющий при проведении торгов на конкурсной площадке гарантировать победу конкретному участнику торгов, однако следствие отказалось это делать. Третьего февраля на судебном заседании был допрошен свидетель, работающий в сфере банкротства, как и обвиняемый Карпенко. Как только его попросили разъяснить процедуру электронных торгов и то, может ли конкурсный управляющий повлиять на итоги, суд почему-то тоже снял данный вопрос. Рискнем предположить: исследование данного вопроса могло бы установить, что обвиняемый Карпенко не мог повлиять на результаты торгов, а значит, версия следствия несостоятельна и придется выносить оправдательный приговор. По уверениям адвокатов, у них уже достаточно доказательств, в том числе по проведению торгов по реализации якобы спорной дебиторской задолженности. На прямой вопрос подсудимого Карпенко, когда образовалась спорная задолженность, ни прокурор, ни директора и бухгалтеры, которых суд допрашивал, не смогли дать однозначного ответа.

Откуда растут ноги?

Свои доводы Чуйков неоднократно излагал в суде, на следствии, а также в официальном обращении к нашей редакции.

В 2014 году совместно со своим партнером Лентюговым, владельцем ООО «ФИК „Бизнес Проект”», Чуйков решил заняться строительством котельной для ЖК «Семья» в районе Западного обхода в Краснодаре, а в 2015 году по договоренности с Лентюговым переоформил общество на себя с условием выплаты двадцати процентов после реализации проекта и продажи предприятия за сто миллионов рублей.

После этого руководитель группы компаний предложил Чуйкову реализовывать проект совместно, чтобы впоследствии не возникло препон для введения котельной в эксплуатацию. В 2017 году Чуйкову предложили временно переоформить компанию на одного из соучредителей Газтрансбанка из-за необходимости получить кредит на тридцать миллионов рублей в Газтрансбанке и выплатить из них часть Лентюгову.

Однако, получив кредит и переоформив обратно на себя компанию, Чуйков узнал, что деньги были направлены не туда, куда он планировал, поэтому написал письмо-требование о возврате денежных средств. Вместо этого предпринимателю сообщили, что котельная будет достроена силами группы компаний, а Чуйкову и Лентюгову за это выплатят шестьдесят миллионов рублей и для этого ООО «ФИК „Бизнес Проект”» необходимо оформить на другого человека. Более того, от Чуйкова потребовали передать подконтрольным лицам принадлежащую ему вторую компанию — ООО «Газсервис», потому что она, несмотря на наличие многомиллионных активов, закрывала подряды ООО «Спецэнергострой» перед АО «Краснодаргоргаз» и должна быть ликвидирована.

По словам Чуйкова, он не только не смог дождаться выплаты денег за «проданные» предприятия, но и еще ему настойчиво предлагали уступить свою долю в уставном капитале ООО «КБ „Газтрансбанк”». Именно после того, как он отказался выполнять соглашения в одностороннем порядке, в его адрес стали поступать звонки совсем недружественного характера и далеко не лестного содержания, которые Чуйков воспринял реально.

Предприниматель задается вопросом: может ли противная сторона влиять на органы предварительного следствия? Ведь настоящие интересанты дела, выступающие в качестве свидетелей, подвергаются формальному допросу, следствием игнорируются вопросы об установлении значимых обстоятельств, о которых ходатайствовала сторона защиты, а также не выяснены обстоятельства взаимоотношений между компаниями, в которых работал Чуйков, и кто является их конечным бенефициаром.

Чуйков предполагает, что целью незаконного, по его мнению, уголовного преследования может являться отъем его имущества и компаний: ООО «Газсервис» (примерная стоимость — тридцать миллионов рублей), ООО «ФИК „Бизнес Проект”» (шестьдесят миллионов рублей), АО «Газтрансбанк» (150 миллионов рублей).

Данный материал является официальным заявлением в правоохранительные органы для тщательной проверки изложенной информации и принятия необходимого процессуального решения.

Сергей ИВАНОВ

Публикация является дословным воспроизведением материала, распространенного сайтом argumenti.ru

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение