Оставьте дом солдатке!

В Ленинградском районе выселяют из единственного жилья вдову героя Великой Отечественной войны

Бывает, что усердие превозмогает рассудок.

Козьма Прутков

В злобную карикатуру над основами правосудия, нравственности и человеческой сущности наших российских законов превращается дальнейшее рассмотрение дела по новому иску прокурора Ленинградского района к солдатке, участнице и вдове героя-орденоносца Великой Отечественной войны Пелагее Федоровне Кузнецовой. Ее путем надуманных, за уши притянутых к делу неких оснований, под которыми нет ничего основательного, противозаконного, пытаются выселить из ее единственного дома. Кощунственно! Уму непостижимо! Вопреки здравому смыслу, совести и нравственности. Вопреки нашей главной национальной идее — чтить память ветеранов, заботиться о них, создать хотя бы такую малость, как проживание в комфортных условиях. Чтобы хотя бы на старости лет никто не попрекал их куском хлеба, чужим углом.

Весь Краснодарский край объединен вокруг этого святого дела. То из одного, то из другого района края идут вести: там предоставили ветерану новую квартиру, там отремонтировали дом, там помогли построить новый дом вдове ветерана и членам его семьи. И только Ленинградский район вот уже второй год ведет это позорище на весь край: судится (и кто — сама власть судится?!) с солдаткой, которая лично участвовала в боях за Сталинград, с вдовой героя Великой Отечественной войны!

Второй год СМИ края бьют во все колокола по поводу этого неслыханного надругательства, этого позорнейшего противостояния власти Ленинградского района и вдовы ветерана. В прошлом году гневно заклеймили это неслыханное судейство краевые газеты «Кубань сегодня», «Аргументы недели», «Московский комсомолец на Кубани», российская газета «Сельская жизнь». Нет, не слышит муниципальная власть, не видит всего этого позорища. Вопрос: а что за люди тогда во власти? Кто ныне возглавляет район? Чей это ставленник? По чьей поруке человек, далекий от Ленинградского района, не знающий порядков и устоев этого ранее главного территориального образования Ейского отдела Кубанского казачьего войска — станицы Уманской, вообще попал на работу в этот нравственно крепкий, с особым почитанием старших, с могучими казацкими устоями район нынешней Кубани? Вот в чем вопрос!

Молчит и краевая власть. Если раньше руководители бывали в этом районе ежегодно, то при новом главе района абсолютно другая история. Не встречаются с его жителями, с советом ветеранов Великой Отечественной войны, которые объявляют акции протеста и пишут бесконечные письма в край, в Москву с одной коллективной просьбой: прекратить позорное судилище! Оставить вдову и солдатку в покое, дать ей в ее почти 93 года спокойно доживать свою жизнь в собственном доме. Слов нет: позор, позор и позор — вот что ныне творится в Ленинградском районе. Просто позор. За который рано или поздно, но всё равно придется ответить по полной.

Солдатку выгнать, дом снести

Противостояние прокурора Ленинградского района и участницы войны, вдовы героя войны — П. Ф. Кузнецовой — уже давно перешло все границы. Видимо, нет в районе ни преступлений, ни грабежей, ни мошенников, ни воров, ибо с завидным усердием прокуратура района подает в суд всё новые и новые иски, а районный суд вынужден — уже по которому кругу! — проводить заседания суда, рассматривая одни и те же документы. Хотя почему те же? Несмотря на обилие экспертиз, районный суд вновь откладывает дело на неопределенный срок, основывая это решение тем, что нужна новая, которая по счету экспертиза.

Думаю, совсем не экспертиза нужна, а просто протянуть время, чтобы выселять солдатку не в праздник Победы, а туда дальше, летом или к осени, когда не будут на груди каждого судьи и прокурора, каждого главы района и его заместителей алеть георгиевские ленточки. Так что правы ленинградцы, когда говорят, что ни конца ни края нет этому выдуманному от начала до конца делу, делу чудовищному, асоциальному, просто безнравственному крючкотворству.

Сколько же месяцев, сколько лет вообще можно «мутузить» исками и новыми разбирательствами человека, который в 14—15 лет вытягивал крюками из Волги раненых солдат и, к сожалению, и трупы этих солдат? Кровь стынет в жилах, когда слушаешь рассказы солдатки о пережитом. Девчонки за одну только ночь под Сталинградом седели на глазах. И выполняли приказ: ни одного незахороненного бойца. Ни одного! Вытягивали из ледяной воды смертельно раненных, искалеченных — без рук, без ног… Вытягивали круглосуточно, в три-четыре смены. Сами падали от усталости в эту ледяную воду, но спасали бойцов — живых и мертвых. С лодок, с плотов, шестами, крюками, руками. А потом сами падали и тонули (многие не умели плавать), и тогда приходилось спасать своих подруг. В этих наспех сформированных ротах санитаров даже не было мужчин: все мужчины, все юноши, все старики за сотни километров от Сталинграда были мобилизованы в двадцать четыре часа, все они были там, на улицах горящего под бомбежками города. И за каждый дом, за каждый квартал стояли насмерть.

Ни в одном еще фильме не показали, как вывозили из Сталинграда раненых и убитых, как сплавляли по Волге и кто и как потом все эти сотни, тысячи тысяч тел спасал, вызволял из воды, передавал в санитарные эшелоны и УАЗы, кто и как хоронил изуродованные тела… Эти девчата тоже были защитниками Сталинграда. Почти никто не получил ордена, медали… О них потом просто забыли…

Законно и только законно!

Ровно год тому назад мы уже писали, что сама Пелагея Федоровна от начала и до конца свой дом строила законно. И построила его законно. И сдала в эксплуатацию — тоже законно! В юридическую казуистику, притянутую к делу под какими-то надуманными «умыслами», которых и в помине не было, вдаваться не хочется, ибо это «цепляние» и есть суть кощунственных исков. То есть на поверхности всё чисто и ясно, всё законно. Потому и пытается прокурор увести от этого «чисто законного» в некие дебри, задним числом отмененные правоустанавливающие документы, которые одно из заседаний судов и выдало за законность. Ишь как, нарочно не придумаешь. Экий выверт! Додуматься до этого надо ж было!

Итак, вот суть, как белый свет ясна. Тринадцатого марта 2017 года Пелагея Федоровна Кузнецова, на тот момент арендатор земельного участка в станице Ленинградской, получила разрешение на строительство жилого дома. Незаконно? Именно всё по закону!

Всё, разрешение получено — можно начинать застройку и освоение участка. Кстати, фотографии того времени прекрасно демонстрируют, что тут было: пустырь, заброшенное строение с заколоченными окнами, упавший забор, коллектор сточных вод рядом, лужи нечистот, когда коллектор прорывало… Неподалеку гаражи и некие хозпристройки на задах нынешней прокуратуры, которая расположена в здании, признанном памятником истории и архитектуры («Банк 1908 года»). Тот факт, что вокруг памятника такой неказистый антураж, никого не беспокоил. Как никого не беспокоит и ныне, в каком состоянии находится сам этот памятник, в котором расположена прокуратура: зияют «бойницы» дыр по фасаду, в которые входят провода многочисленных кондиционеров, снесены элементы декора фасада, про перепланировку внутренних помещений можно и не говорить: оборудованы санитарные комнаты, заново пробиты стены для прокладки коммуникаций. Только дотошная специальная экспертиза (хорошо бы не краевого, а российского уровня) сможет доказать, насколько все эти изменения повлияли на износ здания, что активно эксплуатировать строения-памятники, которым более ста лет, преступно. Их надо сохранить хотя бы в том виде, в котором они пребывают ныне, для потомков. Да, было бы интересно с итогами такой «встречной» экспертизы ознакомиться.

Пока же ведем разговор о законности строения П. Ф. Кузнецовой. Итак, согласно разрешению на строительство Пелагея Федоровна летом 2017 года приступила к строительству. Заметьте, ни один пункт, ни одна статья на эту дату не нарушены. Тот же самый прокурор уже тогда, четыре года тому назад, в окно своего кабинета или в окно коридора мог наблюдать все этапы строительства. Может быть, и хотел бы придраться, так не к чему. Никаких ограничений ни в кадастре, ни в строке «Обременения» нет.

Через год, в августе 2018 года, строительство двухэтажного жилого дома было завершено, без каких-либо препон и сложностей Пелагея Федоровна зарегистрировала в МФЦ право собственности. Дом без проблем был сдан в эксплуатацию, был подведен водопровод, канализация, электричество, газ. Новый, 2019 год Пелагея Федоровна решила встретить в новом доме, в кругу детей, внуков и правнуков, а заодно отметить «входины». И, как гром с ясного неба, оглушило известие, причем из третьих уст, что Ленинградский районный суд рассматривает некие иски по поводу законности строения. При этом разрешение (наиглавнейший документ) на строительство, на ввод здания в эксплуатацию никем не отменено.

Как сломать дом, который построен по разрешению?

Это уже из разряда самого абсурдного. Объявить дом незаконным строением можно на этапе строительства, если нет разрешающих документов. Понятно. Но как объявить дом самостроем, если все документы в исправности? Вот закавыка-то… Но в Ленинградском районе к законности документов как-то уж очень вольно относятся. Вот пример. Дом уже построен, сдан в эксплуатацию… Но можно же по суду узаконить какое-либо нарушение в прошлом — и пошла губерния писать! Так и сделано. За основу иска взято предположение о том, что построенное здание якобы вошло в некую охранную зону памятников. Какой открывается Клондайк! Можно и так и этак теперь «вертеть дело», ибо постоянных, действующих границ охранных зон еще нет, в общероссийском реестре таких зон они не зарегистрированы.

Плюс факт «выборочности». В этой же охранной зоне построен филиал школы, но решением суда (нельзя же реально в построенную школу детей первого сентября не пустить) принято, что для школы охранная зона не действует. Казалось бы, прецедент и после такого решения Ленинградского районного суда все последующие суды должны с таким же решением завершать подобные разбирательства. Так это по закону… А по Ленинградскому району — что законно для одних, противозаконно для других.

Для тех, кто не знает станицы Ленинградской, расскажу на словах, как выглядит вся эта «мемориальная» зона с памятниками. Два старинных здания — банк 1908 года (в нем расположена районная прокуратура) и школа казачья для мальчиков, 1907 года,—расположены по улице Кооперации. Ни сам дом П. Ф. Кузнецовой, ни гаражный кооператив из десятков гаражей, ни хозпостройки во дворе прокуратуры с этой улицы не просматриваются вообще, то есть повлиять на восприятие исторических зданий никак не могут.

Но это пока всё эмоции. Нужно какое-то законное основание для того, чтобы отдельно стоящее здание, построенное на законных основаниях, объявить незаконным. Такой документ — просто апофеоз всего действа — появляется 4 сентября 2019 года, после серии судебных заседаний, то есть через два года от начала строительства, вступает в законную силу решение Ленинградского районного суда о признании незаконным разрешения на строительство от 13 марта 2017 года. Стоп. Приехали.

Вот оно, то самое «законное» основание для того, чтобы вести и дальше весь сыр-бор по поводу отъема у участницы Великой Отечественной войны, вдовы героя Великой Отечественной войны ее единственного жилья, собственного дома, где она ныне прописана.

Теперь можно годами судиться-рядиться, заказывать новые и суперновые экспертизы, и так и этак переворачивая дело. По сути, дело уже сделано. Дело позорное, безнравственное, дело чудовищное.

«Маршруты Победы»

Эта знаковая для Краснодарского края акция проходит во всех городах и станицах Кубани. К дому каждого из 1475 участников Великой Отечественной войны, к домам вдов ветеранов прибывают делегации с цветами и подарками, ни один ветеран, ни одна вдова ветерана не остаются без внимания. Проходят такие народные акции, как «Вахта памяти», «Всекубанская эстафета», «Дороги Победы — дорога домой». Заместитель главы администрации Краснодарского края Анна Минькова сообщила, что в этом году на улучшение жилищных условий ветеранов выделено 57,4 млн руб., 6,7 тысячи ветеранов и вдов-солдаток получили единовременную выплату на ремонт и благоустройство своего жилья. Губернатор Кубани Вениамин Кондратьев выступил с инициативой: предусмотреть в краевом бюджете еще полмиллиарда рублей на улучшение жилищных условий ветеранов и их вдов. Деньги будут выделены в этом году. Всего с 2009 года жильем обеспечены 6020 участников войны. На сегодня в очереди на жилье пятнадцать вдов ветеранов, новые дома и квартиры они получат уже в этом году.

И только Ленинградский район на таком фоне продолжает эту чудовищную, недостойную русского человека бессовестную тяжбу с участницей обороны Сталинграда, вдовой героя Великой Отечественной войны. Да русские ли это люди?

Елена ГЛУШЕНКО

На момент возведения дома, вплоть до госрегистрации, разрешение на строительство действовало и отменено не было.

В соответствии с абзацем 2 пункта 1 статьи 222 Гражданского кодекса РФ не является самовольной застройкой здание, даже возведенное с нарушением ограничений использования земельного участка, если собственник здания не знал и не мог знать о действии данных ограничений.

Вдова героя войны А. Ф. Кузнецова. В деле об этом, конечно, ни слова — просто «ответчик».

Поздравление президента РФ Владимира Путина — лично Пелагее Федоровне!

Публикация является дословным воспроизведением материала, распространенного сайтом kuban.mk.ru