По реке Кубани — на катере

В своей жизни мне довелось немало повидать рек — больших и малых. И плавать на некоторых из них. Как, например, по Неве, Свири, Дону, Каме, Волге, Иртышу. Стоя на борту катера, наблюдать, как медленно проплывают иртышские необъятные просторы, которые когда-то осваивали мои братья-казаки. Нужно ли говорить, какое стеснение чувств испытываешь у знаменитых камней на Енисее, зная, как долго придется плыть до безбрежного лютого океана. И мысленно гордиться нашими потомками казаками, которые, невзирая на бесчисленные трудности, огнем из пищалей, саблями и копьями прокладывали путь на восток до Амура-батюшки и Камчатки. Нет, не зря великий мудрец Лев Толстой говорил: «Границы России лежат на казачьем седле». В том числе и южные.

С каким любопытством, тревогой, смутными ожиданиями высаживались казачьи ватаги сечевиков с далекого Днепра, с острова Хортица на таманский крутой берег и впервые видели разливы красавицы реки Кубани, которая будет для них и их потомков и кормилицей, и мачехой во время свирепых весенних разливов, несущих страдания и разорение. Казаки всячески пытались освоить непокорную реку. Пили из нее воду. На ней замешивали саман для будущих хат, поили коров и лошадей. Поливали огороды. Ловили рыбу — немалое подспорье в скудном рационе переселенцев. Строили байды, ходили по неспокойной реке вверх и вниз. А потом пустили и баржи, и пароходы. Конечно, не такие, как на царице Волге, поменьше. Но товары всяческие, крайне нужные в хозяйстве, перевозили. И в гости к землякам да кумовьям по реке бегали. Ладили пристани, пакгаузы для складирования товаров. Еще два десятка лет назад на восточном берегу реки стоял порт с пристанью, складами, речными судами, которые домовито гукали, возвещая, что они вот-вот отправятся вниз по реке. Так что кому надо туда, поспешайте. И поспешали. Ходили от скромной казачьей столицы, которая по размерам сегодняшним была не больше небольшой станицы, до самого Темрюка — главного порта у устья реки до ее впадения в море, где день и ночь велась перевалка грузов, шла бойкая мена, громко звучала разноязыкая речь. Река стимулировала строительство станиц на своих берегах, несмотря на постоянную угрозу наводнений.

Но мы сегодня не о них. Хотя отмечу, что казаки, как могли, боролись с норовистой рекой. Строили дамбы, перемычки. Да, они мало способствовали охране хат и пашен от напора своенравных вод, стремительно накатывающихся с гор и несущих горе и разорение. Только в семидесятых годах двадцатого века на реку накинули узду в виде надежной дамбы и построили водохранилище, чтобы аккумулировать в нем лишнюю воду паводков, а в засушливое лето отдавать ее на нужды станичников, возделывающих жирные кубанские черноземы.

На многих реках, впадающих в главную реку региона, казаки возвели дамбы. Слабое течение рек способствовало их заиливанию, зарастанию водными растениями и меньшему стоку в реку Кубань. Растущие из года в год заборы воды на нужды аграриев неизбежно вели к обмелению реки. И использование ее для нужд речников становилось всё более проблематичным. Дошло то того, что небольшие пароходики перестали курсировать от Краснодара до Темрюка. Одни баржи, перевозящие инертные материалы, прежде всего песок, продолжали оживлять пустынный речной пейзаж.

Начало XXI века ознаменовалось переносом порта вверх по реке. А там, где десятилетиями находился порт и портовые сооружения, оглушила техника, забивающая в рыхлый береговой грунт сваи, чтобы добраться до скального основания. Горожане с удивлением наблюдали, как на берегах на месте порта и сельских домиков, дворы которых оглашались петушьим пением и блеянием коз, современные красавцы дома стали тянуться в небо как грибы после дождя. Пройдет каких-то десять — пятнадцать лет — и здешних мест стало не узнать. И словно не было жарких словесных баталий на разном уровне, стоит ли поворачивать город лицом к реке, как это всегда было во всём мире, или в самом деле оставить всё как есть. Пусть деревня тесно соседствует с городом.

Так уж сложилось десятилетиями. Польза от нее тоже немалая есть. Свежее козье молоко, полезное для детей, болеющих аллергией. Свежие овощи — только что с грядок. Огурчики там, помидорчики. Опять же зелень: укроп, салат, щавель, петрушка. Яйца только что из-под несушки, еще теплые. Хозяева частных домов на берегу заваливали администрации города и края жалобами, требовали, чтобы их не трогали. Здесь жили их деды — здесь хотят жить и они.

Но город стремительно рос, раздвигал границы. Требовались всё новые и новые земельные участки под строительство жилья и инфраструктуры, сопутствующей ему. А тут под боком хилый порт не порт, а так, портишко с еле дышащими постройками времен Очакова и покоренья Крыма.

Прикинули и оказалось, что здесь можно выстроить целый микрорайон, который украсит город. И стройка началась. Помимо многоквартирных домов, сразу параллельно обустроили набережную, посадили сосны да ели, кустарники, разбили цветники, одели берег реки в бетон и камень, проложили дорожки для отдыхающих и велосипедистов. И когда всё это сделали, место, еще недавно неказистое стало, одним из лучших в столице Кубани. Сюда стали охотно возить гостей города — показывать, как кубанцы умеют строить не хуже Европ.

Точку в благоустройстве поставил мост, который соединил центр города с полуостровом у затона. Теперь из центра, с улицы Ленина, за десять минут можно без проблем попасть и на набережную, полюбоваться рекой, а если есть желание, то пойти в парк имени 30-летия Победы, насладиться тишиной и покоем. Теперь парк — любимое место отдыха горожан. К тому же его берег одели в бетон, огородили ажурной оградой. Здесь охотно гуляют ветераны. Здесь же обосновались у скромного причала теплоходики, которые возят любителей речных прогулок до Юбилейного микрорайона. В основном это молодые мамаши со своими юными отпрысками.

А как было бы здорово прокатиться, как в незапамятные еще времена, от столицы Кубани до Темрюка. Сказка? Как посмотреть. Желающих прокатиться по красавице реке в наше скоротечное время нашлось бы. Отдохнуть на воде от шумного города, его загрязненного прежде всего вредными выбросами автомобилей воздуха и вволю надышаться свежим кислородом. Освободиться от одолевающих дум, расслабиться и любоваться проплывающими берегами реки с густыми дубравами, многоголосыми птицами, облюбовавшими берега реки и саму реку. Дорого стоит наблюдать величавый полет пеликанов — броненосцев рек, стремительно разрезающих воздух серых уток и царственный, неспешный, величавый пролет лебедей, словно белых облаков, только с крыльями, и слышать их звонкие переговоры друг с другом. А если повезет, то увидеть и более крупную дичь: енотов, лисиц, хатки ондатр и нахально лежащих на самом берегу шакалов, обнаглевших и совершенно не боящихся людей.

Увидеть живую природу, ее обитателей — это совершенно не то, что побывать в зоопарке. Совсем другие ощущения.

«Всё так»,— скажет иной скептик. Какие катера, прогулочные теплоходики, когда от воды идет густой дух фекалий и других несанкционированных сбросов предприятий, а также от самовольных врезок в городскую ливневую канализацию. Конечно, Краснодар, фантастически быстро растущий город, не в состоянии угнаться за таким богатырским ростом микрорайонов. Нужна модернизация систем водоотведения и строительство новых очистных сооружений. А для этого нужно время и деньги. Ни того, ни другого не хватает. Это объективный процесс. Если, правда, не считать самовольные врезки в ливневую канализацию. Здесь надо наводить порядок. Чтобы летом краснодарцы при желании могли наконец проводить свободное время у реки. А пока каждый год нас ожидают предупреждающие знаки на берегу: купаться запрещено.

Между в тем в России стартовали масштабные проекты по улучшению качества воды в Волге и Байкале по нацпроекту « Экология». В этой связи государство планирует направить на данные цели порядка 49,2 миллиарда рублей привлеченного займа. На главной российской реке протянут новые водопроводные сети, а также построят системы сбора и очистки ливневых стоков. Кроме того, специалисты улучшат системы водоподготовки и модернизируют объекты для подачи воды, а также транспортировки и очистки сточных вод.

Я это говорю к тому, что река Кубань входит в четвертку наиболее больших рек европейской части России. И значит, Краснодарский край может и должен добиваться помощи федерального бюджета в очистке реки.

Но этого мало. Чтобы сделать реку судоходной и привлекательной для туризма, надо ее прочистить. Сделать то, чего не делали давным-давно. Тогда можно думать и о новом назначении реки — ее туристической составляющей. Губернатор отметил, что в ближайшие год-два в крае ожидают принять до восемнадцати миллионов отдыхающих. Конечно, прежде всего — на побережье морей. Между тем главная река Кубани тоже могла бы стать притяжением отдыхающих. Не каждому нравится просто днями валяться на солнышке на морском берегу. Туристы становятся подвижнее и требовательнее. Им мало одного моря. Вот тут и может разнообразить отдых красавица река. Одно дело — как угорелым гонять на ревущих непотребно водных мотоциклах, скутерах и прочей водной технике, и совсем другое — не спеша плыть по спокойной реке и наслаждаться покоем и тишиной, красотой берегов.

Чтобы вернуть главной реке Кубани полнокровную жизнь, нужен план углубления, очистки реки от топляка, иловых и иных отложений. Но это не всё. Необходимо эту же работу провести и на реках, питающих реку Кубань. Для этого необходимо наконец провести ревизию бесчисленных дамб на больших и малых реках края. Их больше тысячи, и большинство возводились самовольно, без соответствующих документов. Да и те, что строились когда-то с разрешения властей, вполне возможно, сегодня не нужны. Время меняется — меняются требования, нужды аграриев и промышленных предприятий.

Но давайте взглянем еще с одной стороны на перегороженные дамбами реки. В этом случае они практически утратили свойства, характеризующие их. Реки прежде всего должны течь. Это позволяет им иметь свою богатую флору и фауну, иметь чистую, здоровую воду. Превращенные дамбами в пруды, реки становятся рассадниками различных заболеваний. И проку от них немного. Давайте вернем им жизнь — и они пополнят реку Кубань своими водами, оздоровят экологию края в целом.

Вот и прибавится в главной речной артерии Кубани воды и глубины. Вода станет чище. В ней больше станет рыбы, других водных обитателей. Нельзя же у реки только брать ее бесценную воду — нужно что-то делать и для реки, ее жизни. Защита экологии — настоятельное требование времени. Если очистить к тому же еще и русло реки, то откроется прямой путь маломерным судам с туристами и в Горгиппию — город, заложенный в середине первого тысячелетия до новой эры греками (ныне всероссийский детский курорт Анапа), и на другой берег, в город Керчь, в Пантикапей — древнюю столицу Боспорского царства, невероятно богатый историческими памятниками с середины первого тысячелетия до новой эры.

Было время, когда разбогатевшее на торговле осетровыми Боспорское царство дерзнуло бросить вызов самому всесильному Риму. Краснодарский край и Крым подписали соглашение о совместном развитии туризма в границах бывшего Боспорского царства. Сделав главную реку Кубани объектом туризма, мы сможем наполнить конкретным содержанием и проект «Золотое кольцо Боспорского царства».

Кто-то может сказать: «Зачем катера, теплоходы, когда можно без труда добраться и в Горгиппию, и в Пантикапей автомобилем?» Конечно, можно, никто спорит. Но это уже совсем другой коленкор. Сидеть, упершись в баранку автомобиля и всё время неотрывно наблюдая за дорогой, а потом приходить в себя от затекших членов от усталости. Не говорю уже о многокилометровых пробках, от одного воспоминания о которых сводит скулы, как и от непредвиденных аварий. И другое дело — река, катер, море. Никакой тебе усталости, напряжения глаз и аварий. Превратить главную реку Кубани в туристический объект — дело не одного дня. Но ведь древня истина гласит, что и самый длинный путь начинается с первого шага.

Важно, чтобы было понимание. И желание сделать главную реку Кубани объектом туризма. Остальное приложится.

Виктор БОГДАНОВ