Прудовое рыбоводство на Кубани: успехи, проблемы, перспективы

Второе воскресенье июля — День рыбака, профессиональный праздник работников рыбной отрасли, с чем мы их и поздравляем. Последние два года наметилась положительная тенденция с ростом прудовой продукции. Но в целом пока рыбное хозяйство края переживает не лучшие времена. В преддверии праздника позвонил на несколько наиболее известных своими успехами в недавнем прошлом предприятий, попросил поделиться достижениями. В ответ услышал, что похвастаться нечем. В чем же дело?

Кубань — самый теплый регион страны. А это главный козырь для успешного разведения прудовой рыбы. Чем длиннее солнечный период, тем больше рыба нагуливает веса. К тому же на Кубани площадь нагульных прудов насчитывается более 60 тысяч гектаров, в том числе около 25 тысяч гектаров нагульных пойменных прудов и приспособленных водоемов. Остальные водоемы — лиманного типа и водохранилища.

Кроме того, за предприятиями закреплено около 65 тысяч гектаров лиманов, имеющих промысловое значение. Цифры внушительные, хотя используется только 32 тысячи гектаров (55 процентов) площадей. Еще недавно процветавшее лиманное производство рыбы в последние годы не радует своей продукцией. Одна из причин такого положения — прекращение зарыбления лиманов. Хотя естественная кормовая база лиманов позволяет запускать в лиманы до 47,7 миллиона штук рыбопосадочного материала растительноядных рыб и получать до 17,4 тысячи тонн суммарной рыбной продукции.

Надо ли говорить, что лиманы вообще идеальная площадка для выгула рыбной молоди? Именно они в свое время создали славу Азовскому морю как самому богатому рыбой в мире. Но безоглядный вылов рыбы в прошлом столетии привел к оскудению рыбных богатств. В том числе положен конец сказочным уловам в лиманах. Сегодня они нуждаются в помощи, если мы хотим вернуть хотя бы толику прежних уловов. Вылов товарной рыбы по сравнению с девяностыми годами минувшего века упал в четыре раза, а количество выращенного материала — в три раза.

Вылов товарной рыбы в прудах и озерах в хозяйствах снизился с 11 до 2,5 центнера с гектара водной площади. В том числе доля карпа в уловах снизилась с 37 до 12 процентов. Хотя количество солнечных дней позволяет получать от 23 центнеров с одного гектара до 60 центнеров. То есть в 10—20 раз больше, чем в нынешней реальности.

Одна из причин такого явления — дефицит воды. В прошлом году мне довелось побывать в нескольких арендаторских хозяйствах Приморско-Ахтарского района. В прежние годы арендаторы умудрялись получать за год выход карповых до полутора килограммов. Тогда арендаторы говорили, что могли бы получать и большие результаты, если бы хозяева сдавали водные участки на пять — десять лет. Тогда можно было бы серьезно говорить об улучшении работы на перспективу, применении интенсивных технологий, о которых пришлось забыть.

Только семь процентов прудовых площадей сегодня используются с применением отдельных элементов интенсификации, позволяющих добиваться большей урожайности прудов, в том числе за счет использования принудительного водообеспечения. Арендаторы, фермеры, занимающиеся разведением товарной рыбы, говорили о плохом техническом состоянии прудов, высоких затратах на электроэнергию, отсутствии средств на приобретение рыбопосадочного материала, комбикормов и минеральных удобрений.

Еще одна немаловажная проблема. Арендаторам сдают пруды только на один год. Арендаторы в таких условиях не заинтересованы в улучшении прудового ведения рыбоводства. В связи с развитием сельхозпредприятий возникает проблема поступления воды. Особенно напряженная ситуация сложилась в прошлом году, когда по нагульным прудам можно было ходить как по дороге. Мелко. В результате вода перегревается — в ней меньше становится кислорода. Рыба болеет, плохо питается — урожайность падает. О получении прибыли в таких условиях пришлось забыть — вернуть бы затраченное. На это жаловались арендаторы.

В этом году с водой пока всё в порядке. Прошли обильные весенние и раннелетние дожди, пруды наполнены живительной влагой.

Что еще мешает успешному развитию прудового рыбоводства? Часть прудов (5,2 процента) находится на засоленных участках, что не способствует хорошему нагулу веса рыбы. Сорок три процента занимают нагульные пруды в руслах небольших рек с мощными иловыми отложениями и значительной засоренностью водными растениями.

Как результат фермерские хозяйства, арендующие около тридцати тысяч гектаров прудов, за год производят около тысячи тонн рыбы. А жители пятимиллионной Кубани вынуждены питаться мороженой рыбой типа минтая или ставриды. Нужно ли говорить о том , что свежая рыба — источник таких важнейших для питания человека элементов, как насыщенные жирные кислоты, витамины и минеральные вещества? Отсутствие в рыбе углеводов делает ее незаменимой в рационе диабетиков.

Слабым утешением служит тот факт, что на фоне общего падения производства прудовой рыбы в крае в три раза увеличился вылов карася, который по своим ценностным качествам проигрывает другим рыбам, но зато неприхотлив к качеству воды и питанию, выживает там, где не выживает другая рыба — более ценная.

Уловы стали расти

Но и здесь наметились положительные перемены. Последние два года наметилась тенденция роста урожая. Благодаря мерам, принимаемым нерестово-выростными хозяйствами, которые ежегодно выращивают и выпускают в водоемы 2,6—2,8 миллиарда штук молоди и до 16—17 миллионов личинок осетровых, стали более стабильными выловы этих ценных пород рыб (вылов осетровых в крае запрещен).

Для борьбы с зарастанием водоемов вредной растительностью по рекомендациям специалистов в последние годы нерестово-выростные хозяйства выращивают молодь белого амура и в возрасте двух лет выпускают в водоемы в количестве 6,4 миллиона штук в год и сеголеток толстолобика — 7,4 миллиона штук, для которых водная растительность является основным продуктом питания. Есть надежда, что они со временем справятся с засорением рыбных водоемов травами и позволят увеличить вылов судака, тарани и других ценных пород рыб.

А как смотрят на проблему увеличения урожайности рыбы в прудово-лиманных водоемах Кубани ученые? Оптимистично. Они считают, что Кубань имеет огромные перспективы в производстве прудовой и лиманной рыбы, в том числе и с использование садкового рыбоводства. Ученые рекомендуют смелее использовать в прудовом рыбоводстве отходы пищевой, фармацевтической и консервной промышленности, отходы овощей и фруктов. Хороший источник кормов — навоз крупных животных, зерноотходы, зеленая масса.

Насущная задача — борьба с браконьерством

Среди серьезных проблем, сдерживающих развитие прудового рыбоводства на Кубани, браконьерство.

— Борьба с браконьерством дает свои плоды,— говорит руководитель Темрюкской инспекции Азово-Кубанского отдела по осуществлению государственного контроля, надзора и охраны ВБР во внутренних водоемах РФ Сергей Коротеев. — Так, в прошлом году коллективом инспекторов нашей инспекции выявлено 209 нарушений правил рыболовства. Наложено на нарушителей 350,6 тысячи рублей штрафов, взыскано 188,6 тысячи рублей. Составлено 732 протокола. Взыскано исков на 840,7 тысячи рублей. За минувший год изъято у браконьеров 1714 орудий лова, 82 транспортных средства и 712 килограммов биоресурсов.

Только за пять дней — с 24 по 28 июня текущего года нашими инспекторами выявлено шесть нарушений правил рыболовства. Наложено 398,5 тыс. рублей штрафов, предъявлено на 232,3 тыс. рублей исков и взыскано исков на 334 тыс. рублей.

Надо сказать, что в зоне ответственности Темрюкской инспекции находятся четыре района: Анапский, Славянский, Крымский и Темрюкский. Что и говорить, территория немалая, а инспекторов всего семеро. В недавние советские годы инспекторов было 72 человека. Правда, средств передвижения у них было поменьше. Сейчас в распоряжении рыбинспекторов автомобили (у каждого инспектора), моторные лодки, катера. Вот и недавно получили еще три новенькие моторные лодки. Чего нам не хватает, так это более мощных моторов.

Несколько лет назад приходилось слышать о нехватке транспорта, топлива. Конечно, это не могло не сказываться на эффективности работы.

— Мы располагаем сегодня всей необходимой техникой для успешной работы,— рассказывают ветераны Темрюкской рыбинспекции Виктор Коренчук и Константин Опара.

Константин Опара трудится в инспекции уже 41 год. Коренчук — 37 лет. Знаю, что у них нелегкий труд. В любое время, в любую погоду надо быть на страже водных ресурсов. В снег, в дождь, в жару. Что удерживает их в инспекции?

— Любовь к водным просторам, к красоте прудов и лиманов. К необъятному небу, которое видно только здесь, когда ничто не заслоняет горизонта. И конечно, любовь к своему делу. Отними у нас это всё — и жизнь покажется зряшной,— признаются они. — Поэтому мы из инспекции — никуда.

— Нарушений становится меньше или больше?

— Грубых — меньше. Это изъятие сетей, вентерей, крючьев. К сожалению, нарушителей правил рыболовства еще хватает.

— С кем взаимодействуете?

— С пограничниками, с Государственной инспекцией по маломерным судам МЧС России.

— В какой сезон наиболее трудно приходится?

— Конечно же, в период нереста. Приходится забывать обо всём с первого февраля до первого июня, пока рыба не отнерестится и не даст жизнь новому поколению тарани, судака, осетровых.

Виктор БОГДАНОВ

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение