Выпуск №2 (4808)

Свежий выпуск

15 января 2021

«Роза Хутор»: десять лет спустя

Миллионы туристов, сотня километров трасс и тридцатая канатка

Заброшенная пасека. Дикая река. Лес. Горы. Тонкая нить грунтовой дороги. И ничего. Таким буквально лет двенадцать назад было место, где сегодня расположен крупнейший горный курорт страны — «Роза Хутор». Сегодня здесь 29 новейших подъемников, более сотни километров лыжных трасс, до двух миллионов гостей ежегодно. Пятнадцатого декабря горный комплекс отметил первый юбилей — десятилетие с момента открытия. О том, с чего начинался курорт, как он переживает пандемию и что готовит к предстоящей зиме, рассказал его генеральный директор Александр Белокобыльский.

Десятилетний юбилей «Розы Хутор» — серьезная дата для очень молодого российского горнолыжного туризма. Поздравляем!

— Спасибо, но хочу отметить, что десять лет исполняется именно со дня открытия горнолыжного центра. А создание курорта началось гораздо раньше: еще в 2003 году появилась компания «Роза Хутор» — и мы принялись обдумывать проект и концепцию.

Получается, идея создания курорта не связана с проведением зимних Олимпийских игр 2014 года, как думают многие? Ведь здесь проходили состязания по горнолыжным видам спорта и было разыграно самое большое количество наград.

— Идея создания горнолыжного курорта в горах Сочи появилась еще до победы города в заявке на проведение Олимпиады. В планах был небольшой курорт на шесть подъемников и несколько гостиниц. В тот момент о более масштабном проекте никто не задумывался. Связано это было с отсутствием необходимой сопутствующей инфраструктуры — не было достаточных мощностей электроэнергии, водоснабжения, была слабо развита сеть дорог. Однако мы уверены, что наши планы по строительству горнолыжного курорта сыграли важную роль в том, что именно Сочи был выбран олимпийской столицей. Это связано с уникальностью места. Для проведения зимних Олимпийских игр нужно много площадок. И если стадионы можно построить практически в любом месте — было бы финансирование, то для горнолыжных состязаний нужны трассы определенных, жестких параметров — с четким перепадом высот. Нельзя просто взять и насыпать гору — нужен особый рельеф. По оценкам международных экспертов стало ясно: трассы «Роза Хутор» идеально подходят для олимпийских стартов. Естественно, после получения права провести зимние Олимпийские игры мы пересмотрели свои планы и курорт стал гораздо больше. Огромное значение имела поддержка государства, которое взяло на себя создание необходимой инженерной и дорожной инфраструктуры. Таких затрат ни один бы бизнес, конечно, не потянул.

Когда приезжаешь на «Розу Хутор» сегодня, она выглядит как сказочный пряничный городок: симпатичные домики с башенками вдоль реки, мост, ратуша. А с чего всё начиналось?

— С пустого места. Когда мы пришли на территорию, здесь не было ничего. Когда-то, еще в начале прошлого века, здесь был хутор эстонских переселенцев, но он был давно заброшен. Перед нами была только горная река, дикий лес и узкая грунтовая дорога, по которой с трудом можно было проехать до кордона Кавказского заповедника. Я сам родился в Красной Поляне. Тогда это был маленький поселок, в котором жили 4—5 тысяч человек. И вся окружающая красота — горы, река, воздух, лес — по сути, «принадлежала» этой маленькой группе людей. Поселок, несмотря на уникальную природу и климат, не развивался: не было дороги. С городом нас связывала одна трасса с участком, который жители называли «Пронеси, Господи!». Четыре километра, отвесная скала вниз и отвесная скала вверх. Большие машины по такой дороге не могли проехать, зимой из-за снега неделями были отрезаны от центра Сочи. Потом началось строительство тоннелей, прокладка новой трассы. Я помню, как в поселок приехал первый икарус с туристами. Это было грандиозное событие.

Не жалеете о том, что поселок вашего детства так изменился? И экологи бьют тревогу, что курорт наступает на Кавказский биосферный заповедник?

— Это моя Родина, и мне, естественно, небезразлично всё, что здесь происходит. Но понятно, что такое развитие пошло на пользу не только Красной Поляне, но и всему региону. Когда я окончил школу, мне пришлось уехать в другой город: в поселке просто не было работы для молодых. Что касается экологов: защищать природу — это основная часть их обязанностей. Но мы построили не металлургический комбинат, не промышленное производство, а курорт. Все, кто опасался, что мы уничтожим природу, теперь знают: ничего подобного не произошло, всё очень гармонично. Да, нам пришлось вырубить какое-то количество деревьев. Но при этом мы высадили десятки тысяч саженцев, пересадили краснокнижные растения, мониторинг за которыми проводили специалисты различного уровня. К тому же почему-то никто не вспоминает, что раньше в Красной Поляне находился лесхоз и заготовка древесины шла в промышленных масштабах. Сейчас этого нет. Все наши проекты прошли Главгосэкспертизу, которая включает экологическую экспертизу. Причем, как показывает практика, требования российского законодательства зачастую строже международных правил. Мы и сегодня уделяем большое внимание сохранению окружающей среды. Например, у нас есть программа по раздельному сбору мусора, утилизации вторсырья, энергосбережению. Горнолыжные трассы засеиваем аборигенной травой для укрепления склонов.

Насколько тяжелым был период олимпийского строительства?

— Естественно, подготовка к Олимпиаде была очень непростой. У нас в стране не было вообще никакого опыта проведения зимних Олимпийских игр, не было специалистов. Привлекали иностранных экспертов. Конечно, кто-то помогал нам от души, а кто-то ставил палки в колеса при первом удобном случае. Уже сейчас понятно, что было сделано много лишней работы, где-то нас заставили потратить больше денег. Например, есть дорога, которая ведет к финишной зоне. На нее был сделан проект с одним тоннелем. Но специалисты МОК настояли на строительстве второго тоннеля. И такие моменты, к сожалению, были. Но мы со всем справились и провели действительно грандиозную Олимпиаду.

После Олимпиады существовали серьезные опасения, что многие очень дорогие объекты окажутся ненужными и заброшенными. В вашем случае они явно не сбылись.

— У нас действительно некоторые опасения вызывал летний сезон. Если с зимой все понятно: катание на лыжах или сноуборде, то летом люди попросту не понимали, что им делать в горах. Одним из первых шагов стал пляж в Имеретинской низменности, который мы взяли в аренду, начав предлагать пакет: размещение в горах плюс трансфер на пляж. Решили развивать летние активности, сегодня их на курорте очень много: это и подвесные мосты, и высокогорные качели, и веревочные парки, и пешие прогулки, и пляж на горном озере и многое другое. В итоге сегодня наш летний трафик сопоставим с зимним.

Больше всего нашим гостям нравится прогулка по парку водопадов «Менделиха». Это различные обустроенные маршруты с лесенками, площадками, скамейками, которые открывают туристам сразу семь водопадов. Ежедневно их посещают от трех до пяти тысяч человек. Следующий по популярности — родельбан, рельсовая дорога с санями на колесах, которая расположена на отметке 1100 метров над уровнем моря. Мы запустили этот аттракцион в позапрошлом году, оценили его финансовую модель, но даже не могли предположить, что наши ожидания будут настолько превышены. Сейчас будем совершенствовать родельбан, сделаем освещение, он будет работать и в вечернее время.

Этот летний сезон был очень необычный. С одной стороны, пандемия, которая подкосила туризм, с другой — взрывной спрос на путешествия внутри страны. Как вы пережили карантин и как оцениваете результаты летнего сезона?

— Естественно, как и для других объектов туристического рынка, карантин для нас стал непростым временем. Радует, что мы достаточно неплохо отработали зимний сезон, поэтому была возможность не сокращать персонал. После карантина курорт открылся в двадцатых числах июня. Погодные условия позволили продлить летний сезон до 15 ноября. Зимний сезон планируем начать 18 декабря. Что касается показателей в цифрах, то за год они составят порядка одного миллиона шестисот тысяч туристов — это совсем немного меньше показателей предыдущего года.

Что ждете от зимы, как идут бронирования?

— Судя по летнему сезону, по тому, как люди устали сидеть в четырех стенах за время карантина, зима у нас будет напряженной. Сегодня появился шанс показать тем, кто раньше не знал, что такое «Роза Хутор» и уезжал кататься в Италию или Францию, что в нашей стране тоже есть качественные курорты. У нас хорошие отели, современные подъемники, каждое лето мы дорабатываем и готовим трассы, а их у нас 102 километра, работает очень квалифицированный персонал. Так что есть всё для того, чтобы те, кто приедет на «Роза Хутор» этой зимой впервые, захотели вернуться снова. Могу сказать, что уже сейчас отели курорта на время январских праздников забронированы практически полностью, а бронирование на остальные зимние месяцы идет в темпе прошлого года.

Главным событием зимнего сезона станет запуск нового подъемника с отметки 2320 метров над уровнем моря на южный склон. Лыжники и сноубордисты очень любят катание именно по южному склону: он более открытый, там более широкие и пологие трассы. Но пока на южном склоне работают только две канатные дороги. Они кресельные, из-за этого при неблагоприятных погодных условиях бывают закрыты, поэтому скапливаются очереди, что омрачает катание. Новая канатная дорога станет своеобразным дублером. Она будет закрытой, гондольного типа, с кабинками вместимостью до десяти человек. Это позволит значительно сократить очереди.

Это будет уже тридцатая по счету канатная дорога на «Розу Хутор». Сколько нужно сотрудников, чтобы обслуживать всё ваше хозяйство?

— Сегодня на нашем курорте работает более 2,5 тысячи человек. Вместе с партнерами и арендаторами эта цифра составляет около 3,5 тысячи. А если говорить о гостях, то вместе с ними на курорте бывает порядка 15 тысяч человек в день. Настоящий маленький городок! Для нас избитая фраза «кадры решают всё» абсолютно верна. У нас не только огромная территория — у нас есть уникальные службы, которых нет больше нигде в стране. Например, противолавинная служба. Специалистов для нее мы искали среди метеорологов по всей России. Есть у нас и первое в стране собственное профессиональное подразделение спасателей. Особенно непросто с кадрами было в предолимпийский период. Да, мы привлекали иностранных специалистов, но кто-то же должен был перенять их опыт. Вот, к примеру, ратракисты. Нужно не просто уметь ездить по горным склонам, но и не бояться водить такие огромные и дорогие машины — каждая стоит больше миллиона евро. Мы подумали и пригласили ребят, которые раньше на джипах по горам туристов возили. И не ошиблись. В предолимпийский период у нас люди настоящие чудеса героизма показывали. Работали и день и ночь.

Вот пример. В 2011 году на курорте должны были пройти первые тестовые предолимпийские старты. Приехали спортсмены, которые потом были на Олимпиаде. И вот представьте, начальник службы канатных дорог едет на подъемнике — и канатка неожиданно останавливается. Человек понимает, в чем причина. Для этого он прыгает с шестиметровой высоты, бежит до близстоящей опоры и поправляет нужный датчик. Даже не подумал, что может разбиться.

Как планируете отмечать первый юбилей?

— Праздники мы устраивать умеем, но в этом году следим за текущей обстановкой и следуем всем требованиям Роспотребнадзора.

Что нового появится на курорте в этом году?

— Как вы поняли, мыслим мы масштабно, поэтому в планах возродить природный, пеший туризм, который когда-то существовал в СССР, а сегодня популярен во всём мире. К сожалению, с развитием этого направления в нашей стране много проблем. В России есть очень много красивых мест, а вот увидеть их невозможно. Чаще всего они расположены на особо охраняемых территориях. Чтобы «открыть» их путешественникам, необходимы серьезные изменения в законодательстве. Но сегодня пришло время решать эти проблемы. Уже третий год подряд мы организуем конференцию, посвященную развитию природного туризма в нашей стране, участие в которой принимают авторитетные эксперты. Шаг за шагом мы решаем задачу развития пешего туризма. Это непросто, но уверен, что придет время, когда, приехав на «Розу Хутор», вы сможете взять рюкзак, выбрать подходящий маршрут и пройти его. Уже сегодня у нас на курорте более семидесяти километров пеших троп, но мы хотим существенно расширить сеть этих маршрутов, а также создать систему глэмпингов, где можно будет остановиться, переночевать. Поверьте, когда ты идешь по горам, по лесу, а вокруг тишина, то получаешь просто ни с чем не сравнимые впечатления и эмоции. Опробовать такой вид отдыха на «Розе Хутор» можно будет уже в следующем году.

Ирина СИЗОВА

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение