Сюрпризы августа на Кубани и в стране

Нынешний год отмечен двумя грозными стихиями: тропической жарой в одних районах и ливнями, наводнениями — в других. С весны мы были свидетелями борьбы с наводнениями на Дальнем Востоке, где уже не первый раз вышел из берегов Амур и другие реки.

Отличие от прошлого года — еще больший размах стихии, еще больше вреда городам и селам, сельскохозяйственным предприятиям, результатом чего стали тысячи людей, лишенных крова, чистой питьевой воды, нормальной человеческой жизни. Борьба со стихией требует огромного напряжения сил и возможностей. Необходимо восстанавливать и строить жилье, а сроки до зимних холодов короткие для восстановления нарушенной инфраструктуры: дорог, электроснабжения, что требует времени и сил. А рядом другая напасть: горят леса. Масштаб горящих лесов зашкаливает. В Якутии леса горят на площади более полутора миллионов гектаров. В тушении принимают участие более десяти тысяч человек. В том числе задействована авиация, армейская техника. Идет подлинное сражение. Но победителем пока выходит огонь. До завершения операции еще неизвестно сколько понадобится времени, если не хлынут желанные долгожданные дожди. Но пока над всей Якутией чистое небо. Ежегодно нарастают две стихии: огненная и водная, и они требуют принятия долгосрочных государственных программ: обваловывания берегов рек и строительства дамб, рытья каналов для отвода лишних вод из рек, подверженных наводнениям, и других мер для предотвращения разгула стихии. Голландцы научились строить заграждения от наступления моря. То же умеют делать и японцы. У нас борьба не с морем, а с реками. Но эта борьба требует не меньше усилий и планомерной работы. Пора переходить к ней от ежегодных временных, авральных мер. Другого пути нет, если учитывать нарушение баланса в природе, предсказанное учеными еще в последней четверти минувшего века.

Человек нарушил равновесие в природе

Человек сделал всё, чтобы нарушить сложнейшее равновесие в природе, которое она вынашивала на протяжении миллиардов лет. Отсюда потепление, против которого государства пытаются принимать меры. Но только решение одной этой мировой задачи не решит проблем экологии. На сегодня отходы в виде того же полиэтилена создают в океане искусственные острова, которые уже видно из космоса. А стоки, которые отравляют воды морей, океанов, озер, рек! В морях гибнут тысячи и тысячи китов и дельфинов, попадая в рыбацкие сети, в том числе брошенные. В морях и океанах разрастаются ядовитые растения, отравляющие всё вокруг — и воду, и фауну, что опять-таки нарушает естественную сложную жизнь воды. А ведь океаны — поставщики кислорода, которым дышим и мы с вами, и животными.

Задымление атмосферы работающими предприятиями и миллионами автомобилей ведет к ухудшению атмосферы и земли. Безоглядно вырубаются на всей планете леса. Прежде всего — тропические леса Южной Америки, Индонезии. А ведь они легкие планеты. Исчезнут леса —исчезнем и мы.

Природа утратила способность к самовосстановлению

Цивилизация наступает на природу, не задумываясь о том, что всему есть предел. Этот предел уже наступил. Природа уже не в состоянии самовосстанавливаться. Правда, у нас пока среди лета не возникают морозы, не сыплется с неба снег. Но всё возможно. Минувшей зимой арктические морозы обрушились на Нью-Йорк. Природа больше не отвечает за свои действия. Снега и морозы парализовали жизнь тринадцатимиллионного города. Морозы в США возникли там, на юге, где их никогда не было.

А у нас стране? В Москве жара всё чаще случается, как у нас на Кубани. Несколько лет назад встретились в Краснодаре с приятелем — нашим земляком, живущим более тридцати лет в Белокаменной. И он признался, что уехал в столицы, спасаясь от кубанской жары. Его организм не выдерживал палящего зноя. В Москве, когда он приехал, летнее тепло достигало 25 градусов. И это было совершенно нормально, характерно для того климатического пояса. Теперь, он признавался, подумывает уехать туда, где попрохладнее.

Мы можем следить за погодой в других регионах, куда не обязательно ехать — достаточно включить телевизор. А он показывает, что в Санкт-Петербурге теперь летние температуры приближаются к прежним московским. А в средней полосе России температуры — как на юге несколько лет назад. Теплеет в России, и это тепло ничего хорошего не сулит. Правда, некоторые климатологи предсказывали несколько лет назад, что потепление — благо для России, где большая часть регионов находится в холодном поясе. Потепление климата обещали специалисты, говоря, что это позволит расширить посевные площади аграриям, подвинуть их ближе к северу.

Потеплеет в районе Северного Ледовитого океана, что позволит наладить круглогодичное судоходство, сулящее нам немалые выгоды. Теперь стало очевидно, что потепление вызовет оттаивание вечной мерзлоты, на которой покоятся наши северные города и поселки, линии электропередач и многое другое. Еще большой вопрос: что будет с нефте- и газопроводами? Так что потепление для России — палка о двух концах. Благо это или наказание? Уже недалекое время это покажет, и нам надо к нему, увы, надо готовиться.

Бороться всем миром

Надежды, что человечество справится хотя бы с одной бедой — с потеплением, пока не оправдываются. Если экономически развитые страны принимают меры, в том числе и наша страна, то развивающиеся экономики мира этого не делают. Поэтому можно ожидать любых неблагоприятных сюрпризов погоды. Для Италии потепление — хорошая новость. Там стали расти тропические фрукты. Но вместе надо помнить, что южная Италия всегда страдала от избытка жары и нехватки воды. Нынешнее потепление может обернуться ростом опустынивания. А что делать с этим потеплением — ростом опустынивания, остепнения, деградацией почв, никто пока не знает ни в Италии, ни в других странах. Остепнение, опустынивание ранее сельскохозяйственных земель в связи с потеплением климата будут только возрастать и ставить перед человечеством всё новые задачи, требующие своего решения.

Все попытки ученых сделать зеленой Сахару пока успехом не увенчались. Природа сильнее нас, и это надо помнить. В том числе и нам, кубанцам.

Восточные районы Кубани заливают дожди

Погода в нашем крае и так в принципе никогда не баловала предсказуемостью. Для нее характерны сухие, очень сухие, умеренные и дождливые периоды. Мокрые сезоны в разные десятилетия вызывали сокрушительные наводнения, о которых есть свидетельства историков за много столетий. Свирепый нрав реки Кубани отражен в различных средневековых и даже античных документах. Черноморские казаки, начавшие заселять Кубань в девяностые годы семнадцатого века и в начале восемнадцатого века, быстро узнали переменчивый характер главной реки Кубани и боролись с наводнениями как могли. Обваловывали берега, делали запруды, рыли каналы для стока лишней воды. Но это были всё полумеры. На протяжении девятнадцатого и большей части двадцатого века наводнения продолжали наносить серьезный урон поселениям и экономике края, уничтожая урожай на сотнях и тысячах гектаров.

Наконец страшное наводнение конца шестидесятых годов заставило принимать серьезные меры против этого зла. Было создано в середине семидесятых годов Краснодарское водохранилище, которое стало аккумулировать лишнюю воду и тем самым предотвращать наводнения. Нельзя сказать, что реку удалось обуздать стопроцентно, но во многом река все-таки смирилась. Тем не менее во время паводков наводнения, пусть не такие свирепые, как раньше, продолжают иметь место — заливать станицы, разрушать дороги, нанося вред подстанциям и электролиниям. Не стал исключением и этот год, когда под подтопление попали многие населенные пункты восточных районов Кубани. Справились с последствиями нашествия воды здесь, как обрушились проливные дожди на западные, приморские районы. Под ударом стихии оказались Сочи, Геленджик, Анапа, Темрюкский, Приморско-Ахтарский, Славянский районы.

Звоню руководителю СПК «Рыбколхоз „Шапариевский”» Евгению Павловичу Курячему. Интересуюсь, как дела.

— Боремся с водой. В прошлом году не хватало воды. Боролись с нехваткой живительной влаги, без которой, как известно, рыбе не жить, как могли. А в этом году все наоборот. Проливные дожди нанесли немалый урон хозяйству: размыли перемычки между прудами. В результате нагульные пруды (промысловые), выращенную рыбу из которых мы намеревались реализовать в этом году, нарушили наши планы — слились с прудами выгула молоди. Часть рыбы ушла из прудов в сбросные каналы. А это прямой экономический ущерб. Какой — еще придется подсчитать. Мы рассчитывали, как и в прошлом сложном году, а тогда у нас была тем не менее рекордная реализация — девятьсот тысяч тонн, выловить не меньше травоядных рыб и в этом году. У нас большой опыт работы по успешному выращиванию карповых и других рыб.

Мы кормим рыбу своими кормами по часам. Пруды в хозяйстве неглубокие, поэтому при жаркой погоде в ней становится заметно меньше кислорода. Наш химик внимательно отслеживает температуру воды, и, если она критическая по наличию кислорода, занимаемся аэрацией прудов. Мы ко всем прудам подвели электричество, установили в воде разбрызгиватели. Включаем электричество и автоматически включаются десятки условных мини-фонтанов. Разбрызгиваем воду в воздухе — и она обогащается кислородом.

Как бы наши труды в этом году из-за наводнения не полетели прахом. Мы боремся всем коллективом, как можем, с избытком воды. Восстанавливаем перемычки. Ведем сброс воды насосами. Помощь нам оказывает коллектив МЧC. Но дожди продолжаются, и от них страдаем не только мы со своими прудами, но и наши семьи, дома в станице Черноерковской. Десятки домов подтоплены. Там тоже нужно справляться с избытком воды. А небо пока хорошей погоды не сулит.

Примерно такая же ситуации, как в Шапариевском рыбколхозе, сложилась и в ЗАО «Приазовское», известном своими высокими урожаями белого зерна.

Руководитель рисового хозяйства Иван Алексеевич Сирота рассказал, что рисовые чеки до предела залиты водой. Работники «Кубаньмелиоводхоза» откачивают воду насосом.

— Рис без воды не вырастишь. Но вода нужна была раньше, когда рис активно шел в рост. А сейчас вода — беда. Ливневые дожди льют и льют. Потери урожая неизбежны. Затоплена водой и погибла тысяча гектаров люцерны. А это, как известно, хороший корм для крупного рогатого скота, телят. Встает вопрос, чем кормить наших буренок. У нас неплохое молочное стадо. Сама ферма не пострадала,— говорит Иван Алексеевич. — Надежды на урожай рыбы уплыли вместе с нею.

Переполнены водой и рыбные пруды. Вода прорвала перемычки между прудами и часть рыбы ушла в каналы. Рыба не главный наш продукт — всего процентов пять в бюджете. Но и эти пять процентов не лишние. Залита водой и наша станица Петровская. Людям нанесен большой ущерб. Дождевая вода стоит в огородах. Всё выращенное стараниями станичников, считай, пропало. Подтоплены десятки домов. Нарушен привычный ход жизни. Многие дома нуждаются в ремонте. Люди, как могут, пытаются навести в домах и на приусадебных участках порядок. Но им нужна помощь.

Виктор БОГДАНОВ