Земля — наш спасательный круг

После жестокой засухи прошлого года, когда хлеборобы недобрали миллионы тонн зерна, неудивительно, что минувшей зимой только и было разговоров, как сложится 2021 год: порадует ли дождями или снова нагрянет засуха?

Росгидрометцентр страны не пообещал кубанцам, как и другим регионам юга, благодатной на урожай погоды. Минувшая осень была сухой. Семена ложились в сухую землю. И нынешнее лето ожидает быть жарким и малодождливым. Но обильные снегопады февраля и начала марта, весенние дожди настроили аграриев на оптимистичный лад. Это обещает, по осторожным оценкам хлеборобов, неплохой урожай озимых культур. Да и летом аграрии, похоже, будут с влагой. Кубанское водохранилище наполнилось до привычных многолетних кондиций.

Но если летом опять будет безжалостно печь солнце, а дождей случится кот наплакал, каково будет рисоводам, производителям кукурузы, сахарной свёклы? Полеводы говорят: что посеем, то и пожнем. Присловье точное, но не совсем. Конечно, добротные семена всему голова. А если таковых отечественных нет? А на покупку иностранных не всегда есть деньги? Еще может быть хуже, если семена войдут в санкционный список запрещенных к продаже российским аграриям. А это вполне возможно. И об этом не первый год предупреждают аграриев. Что тогда делать? Тогда волей-неволей придется сеять отечественные семена. А они не всегда дотягивают до мировых. Сеют свои — и недобирают урожай. А хочется, чтобы и свои не подводили. И могли противостоять засухе и неурочным заморозкам.

Но пока таких отечественных семян не хватает. Вот и берут иностранные. Сегодня кубанские хлеборобы полностью обеспечены семенами пшеницы. А вот с другими семенами картина не столь радужная. Почти девяносто процентов семян сахарной свеклы, более шестидесяти процентов подсолнечника и кукурузы приобретается у зарубежных производителей. Такая же ситуация с семенами томатов, картофеля, других овощей.

Где зарыта собака?

В семеноводстве. Еще в советские годы семеноводческие станции стали потихоньку исчезать. А в лихие девяностые практически исчезли. Вот и расхлебывают селяне, покупая дорогие зарубежные семена. А могли бы покупать отечественные. Но федеральный закон о семеноводстве, принятый в 1997 году, не работает. В нем не отражены насущные вопросы, волнующие селекционеров и тех, кто занимается семеноводством и аграриев. Например, далеко не все семена проходят испытания в Госсорткомиссии. А если проходят, то только два года. «Мало»,— говорят хлеборобы. Желательно три. Почему? Да потому, объясняют они, что в сельском хозяйстве год на год не приходится. Один год засушливый, положим. Один год по меркам аграриев, например, выпадет хороший и будут получены неплохие семена. А другой будет избыточно влажным. И урожай семян будет, вопреки ожиданиям, плохим. Как в таких случаях судить о качестве семян?

Поэтому аграрии хотели бы, чтобы новые сорта проходили испытания в Госсорткомиссии три года: все-таки больше шансов определить, пойдут ли семена в дальнейшее производство и в каких регионах их можно сеять.

Где деньги, Зин?

Еще один важный момент. Раньше государство брало на себя расходы на испытание семян. На это важное дело выделялись средства, удобрения, техника, топливо. В новом проекте закона предлагается возложить всё это на плечи селекционеров. Для селекционеров это окажется непосильным бременем. Эти расходы должно оставить за собой государство, если мы действительно хотим положительных перемен в отечественном семеноводстве.

Далее. Семеноводы должны быть заинтересованы в выведении новых сортов. А для этого необходимо платить за каждый новый выведенный сорт и его дальнейшее испытание. В нынешнем законе об этом нет ни слова. Правильно ли это? Конечно, необходимо при этом, чтобы селекционер вел научное сопровождение своего детища, когда и как надо его сеять, какие при этом использовать удобрения, когда убирать.

Говорили об этом вчера, говорят сегодня. Поэтому и сеют по-прежнему иностранными семенами. Реальных подвижек пока маловато.

ГМО — угроза здоровью людей

Болезненный вопрос дня — использование в сельском хозяйстве ГМО. Давно за собой заметил: иду на рынок за овощами и боюсь покупать самые красивые овощи и фрукты. Спрашиваю, не ГМО ли, и в ответ, конечно, слышу, что нет. А какой продавец признается, что использует при выращивании ГМО? Кстати, он может об этом и не знать, если не сам выращивает и реализует сельхозпродукцию. Вот и выходит, что покупаем на рынке или, возможно, в магазине болгарский перец, картофель, помидоры и другие овощи, фрукты с ГМО. Нужно в разрабатываемый закон внести требование реализаторам и производителям указывать об использовании ГМО, если оно имеет место. Покупатели имеют право знать, что они покупают.

От такой продукции надо вообще отказаться. Никто достоверно не знает об отдаленных последствиях использования ГМО. Нужно время. Хотя сегодня многие ученые и доказывают, что ГМО вызывают целый букет серьезнейших заболеваний, в том числе онкологических. Закон в нашей стране запрещает использование ГМО. Предлагается установить порядок аудита лабораторий иностранных государств, поставляющих семена в Россию, в том числе для выявления ГМО. Специалисты считают, что в нашей стране необходимости в использовании ГМО никакой нет.

И в самом деле, зачем копировать чей-то зарубежный опыт в этом? У нас достаточно пашни, технологий, техники, удобрений. Наши специалисты: ученые, агрономы, механизаторы, инженеры — должны всё это использовать и производить в необходимом количестве качественные, здоровые продукты.

На Кубани, например, производится гораздо больше продовольственного зерна, чем требуется кубанцам на пропитание. Экспорт сельхозпродукции с начала 2021 года на Кубани вырос на тринадцать процентов. За три месяца кубанские агропредприятия поставили товаров на общую сумму 750 миллионов долларов, что на 98,7 миллиона больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Основную долю экспорта, как всегда, составило зерно. Но конкуренция на мировом зерновом рынке очень жесткая. Нужно производить зерно высокого качества. И производство такого зерна, в том числе на Кубани, постоянно растет. Директор Центра оценки качества зерна Юлия Королева сообщила, что качество российского зерна урожая 2020 года было одним из лучших в истории. Реализуется за рубеж в основном зерно третьего класса.

А это прежде всего зерно, выращенное кубанскими хлеборобами. Не зря ведь Кубань называют хлебной житницей России. Но претензии могут быть не только по качеству зерна, но и по его безопасности, карантинно-фитосанитарному состоянию. Потому принят закон о прослеживаемости зерна. Это позволяет демонстрировать действенный механизм контроля от поля до прилавка, ставший нашим аргументом в переговорах по допуску нашей пшеницы в другие страны для отгрузок из портов Краснодарского края.

Президент страны заявил, что в целом экспорт сельхозпродукции из России в минувшем году составил сумму, превышающую доходы от экспорта нефтегазовой продукции. Так зачем, спрашивается, в России выращивать продукцию с использованием ГМО?

Изолировать семеноводческие участки

На использование ГМО должно быть наложено строжайшее табу. Если мы хотим, чтобы наше население сегодня и наши дети завтра были здоровыми.

До введения строгих правил на передвижение в связи с ковидом мне довелось побывать в нескольких семеноводческих хозяйствах Кубани. И в каждом из них ставился вопрос о необходимости соблюдения некоторых правил. Одно из них — обеспечение условий пространственной изоляции семеноводческих участков. Сейчас, к сожалению, многие из них располагаются рядом с обычными полями. В результате семеноводческие растения переопыляются и неизвестно, какие получаются семена.

Использовать воду по-хозяйски

Но есть еще одна важная составляющая хорошего урожая — вода. Климатологи обещают этот год южанам в климатическом плане тяжелым.

А значит, нужно особенно бережно расходовать воду. Что такое нехватка воды на полях и в рисовых чеках, Кубань остро почувствовала в прошлом году. Поэтому профильный комитет ЗСК совместно с органами исполнительной власти регулярно проводит мониторинг ситуации с водообеспеченностью краевых почв.

По словам председателя ЗСК Юрия Бурлачко, все весенне-полевые работы ведутся сейчас в полном объеме. А водообеспеченность почв является предметом обсуждения на всех уровнях власти. Минувшие лето и осень наглядно показали, насколько дефицит влаги может быть острым и влиять на урожайность. «В конце 2020 года мы обратились к правительству РФ за помощью,— сказал председатель ЗСК,— по восстановлению водохозяйственного комплекса края. В январе 2021 года приняли постановление о ходе реализации профильного закона. Минсельхозу Кубани рекомендовано обеспечить выполнение всех мероприятий по развитию в крае мелиорации сельхозземель». Если учитывать в последние годы постоянный рост температуры ее величества погоды, эта мера отнюдь не лишняя.

Юрий Бурлачко также отметил, что, несмотря на достаточное количество воды, одна из главных наших задач сейчас — контроль за ее дальнейшим рациональным использованием.

По мнению председателя ЗСК, для решения всех возникающих в сельском хозяйстве края трудностей необходимо не локальное их решение, а в совокупности всех применяемых для этого способов.

Земля — наш спасательный круг

Один из главных из них — бережное отношение к земле-кормилице.

Кубань известна во всём мире своими черноземами. Некоторые ученые утверждают, что черноземов в их научном понимании сегодня на Кубани уже нет. Хочется верить, что это преувеличение, желание вызвать этим заявлением особое отношение к главному нашему богатству — земле. Конечно, при этом вспоминается, что в регионе каждый год прибавляется засоленных, переувлажненных земель. И это должно побуждать аграриев по-хозяйски использовать каждый метр бесценной земли. Хочу привести пример тружеников ЗАО «Приазовское», расположенного на границе сельскохозяйственных угодий и лиманов с близко залегающими водами. Так вот, патриот своего края, руководитель передового рисового хозяйства Иван Алексеевич Сирота каждый год, когда заканчивается цикл работ в чеках, обходит соседние с хозяйством увлажненные лиманные земли, высматривает, нельзя ли какие-нибудь из них все-таки использовать для рисосеяния. И находит. За последние годы таким образом в хозяйстве земли сельхозназначения выросли под рисом больше чем на двести гектаров.

Напомню, что в хозяйстве каждый гектар рисовых чеков дает свыше семидесяти пяти центнеров ценнейшей продовольственной культуры, а отдельные участки — свыше девяноста центнеров, и эти двести гектаров отнюдь не лишние: они дают к общему урожаю в хозяйстве заметную прибавку.

А всего в крае более трех миллионов гектаров земель сельхозназначения. Это золотой запас Кубани. И задача всех жителей региона — сохранить это бесценное богатство и для себя, и для будущих поколений.

Виктор БОГДАНОВ