20018 год — год взбунтовавшейся природы

Нескончаемые катаклизмы то и дело обрушиваются на страны. Смерчи, ураганы, наводнения, пожары становятся привычным злом, с каждым годом собирающим всё больший урожай жертв. И это, утверждают ученые, только начало больших бед.

Проблема в том, что человечество в своей безудержной гонке за благами, комфортом, сладкой жизнью никогда серьезно не задумывалось о том, к чему может привести распашка миллионов гектаров земли в погоне за избытком продовольствия. А безудержное использование гербицидов и удобрения губительно сказывается на плодородии почв.

С лица земли ежегодно исчезают миллионы гектаров лесов, как известно, легких планеты. А другие легкие — океаны и моря безудержно и бесконтрольно засоряются. Уже образовались целые пластиковые острова в океане. А аварии на нефтепромыслах на морском шельфе и в связи с этим выбросы в море тысяч тонн нефти! И полностью исключить аварии невозможно. Несколько лет назад одна известная английская нефтяная компания бурила разведочную скважину в Карибском море. Неожиданно ударил редкий по мощности фонтан нефти и разметал как щепки стальное оборудование буровой. В море вылились десятки тысяч тонн нефтепродуктов. С разбушевавшимся фонтаном удалось справиться, когда напор нефти несколько ослаб. А вот справиться с разлившимся в море нефтяным пятном удалось только через несколько месяцев. Для ликвидации загрязненного берега пришлось привлекать тысячи рабочих, специалистов и волонтеров. Нефтяная компания вынуждена была заплатить огромный штраф. А последствия аварии продолжают сказываться на экологии этого района моря и суши. В результате аварии погибли десятки тысяч птиц, дельфинов, морских черепах, другой морской живности. В море до сих пор видны масляные пятна. Остатки нефти прослеживаются и на береговой полосе. Это хорошо, что нефть при проведении спасательных работ не загорелась. Надо понимать, что нефтяные фонтаны обуздывать сложно, потому что малейшая искра вызовет огненный смерч, укрощение которого обходится очень дорого и сложно.

Дорого обошлись спасательные работы и во время аварии американской буровой вышки в Северном море в июле 1988 года, когда газ сорвал запорную арматуру, вспыхнул пожар, в огне которого погибли 168 человек.

Не будем забывать и про аварии танкеров. Одна такая авария произошла в результате шторма несколько лет назад в Керченском проливе и доставила немало хлопот ликвидаторам нефтяного пятна. Для его ликвидации тоже пришлось привлекать массу людей. За наведением порядка в море и на берегу бдительно следили экологи.

Загрязняются моря и океаны благодаря мойке морской водой танков танкеров, перевозящих нефть. И остатки нефти вместе с водой смываются в море или океан. В результате гибнут рыбьи стада, птичьи стаи, дельфины и киты.

Миллионы заводов по всему миру сбрасывают в реки, а те несут в свою очередь в моря и океаны практически почти всю таблицу Менделеева. На улицах городов день и ночь мчатся миллионы автомобилей, загрязняя воздух остатками горения бензина или солярки.

Индустриальное общество загоняет само себя в тупик. Ученые предупреждают, что массовое загрязнение планеты может привести ее к гибели. И не когда-нибудь в отдаленном будущем, а уже в этом веке.

Проблема зашла так далеко, что нарушилась устойчивость планеты, окружающей нас среды, а с ней и устойчивость жизни на Земле. А она у нас одна.

Где же выход? Одни ученые говорят, что необходимо срочно внедрять безотходные технологии, которые сведут к минимуму загрязнение окружающей среды. Также предлагается принять меры для ограничения численности народонаселения. Сберечь максимально большее число естественных видов, сохранявшихся на Земле в течение миллионов лет.

Другие ученые утверждают, что есть еще один путь спасения человечества и окружающей среды: это максимальное распространение заповедников — они должны занимать треть Земли, где должна быть запрещена любая хозяйственная деятельность. А люди должны будут добывать пропитание собирательством. По мнению ученых, природа способна давать продуктов питания в семь раз больше, чем взращивание зерновых на полях. Поверить в такие возможности природы сложно, тем более что нас, людей, на планете уже больше восьми миллиардов. И прокормить такую массу людей собирательством — это химеры, которые могут родиться только в кабинетах ученых, оторванных от реалий жизни. Хотя часть человечества осознает гибельным путь, которым идет индустриальное человечество. Эта часть людей не желает есть продукты, выращенные благодаря использованию гербицидов и удобрений, предпочитая так называемые органические продукты, которые выращиваются без применения химических удобрений и гербицидов. Это движение во многих странах нарастает. Сегодня и на Кубани появились энтузиасты, выращивающие органические продукты земледелия. Они стоят на рынке несколько дороже, чем выращенные традиционным способом, но потребители готовы платить больше, заботясь о своем здоровье. И число фермерских хозяйств, выращивающих органическую продукцию, постоянно растет.

Назад в прошлое

Но об этом подробнее в другой раз. А сегодня поговорим о другой тенденции XXI века. Как ни странно, но при всём технологическом прогрессе на земле никогда не убывает племя собирателей. Людей, живущих в полном согласии с природой. И не только в отдельных районах Африки, Полинезии, Индонезии, но и Австралии, Юго-Восточной Азии, в других глухих уголках нашей планеты. Максимально приближены к природе и российские староверы, живущие хуторами в лесах Сибири, Алтая, севера России. Всё, что нужно для жизни, им дает окружающая природа. Они держат молочный скот, благо луга с великолепными кормовыми травами под боком. Они же позволяют держать пасеки и не только обеспечивать ценной продукцией себя, но и значительную часть меда реализовывать на рынке. Важную часть жизни староверов составляют продукты природы: ягоды, орехи, грибы, рыба из соседних рек и ручьев. Антибиотиков староверы не употребляют. Лечатся своими средствами — лекарственными травами, которые они прекрасно знают. За лечебными секретами индейцев ученые многих стран мира приезжают в Амазонию и другие глухие уголки планеты. Почему же наши медики не спешат изучать лекарственные рецепты староверов?

Вы, уважаемые читатели, наверное, заметили, с каким интересом мы смотрим по телевидению фильмы о таких племенах. И понятно, почему. Они показывают нам, как жили наши далекие предки. Но давно известно, что всё происходящее на Земле циклично. Может быть, сегодня мы и подошли к той черте индустриального развития мира, когда сталкиваемся со всё большим числом трудноразрешимых проблем, из которых, кажется, нет выхода и которые могут погубить нас. Многие ученые видят спасение в опыте наших пращуров, когда земля практически еще не пахалась и люди жили собирательством. Нам говорят: если мы хотим выжить, нужно оставить землю в покое, жить тем, что она нам дает сама. Выжили же наши пращуры — почему не выживем мы? Но наших пращуров на всей планете было несколько миллионов, а сейчас — более восьми миллиардов. И собирательством их явно не прокормить.

Жизнь по природному календарю

А вот отдельные наши современники, в основном пенсионеры, занимаясь собирательством, успешно выживают. Я знаю некоторых из них. Они живут по природному календарю и в полном согласии с природой. Для собирателей сезон работы начинается в январе. Да-да, я не оговорился. В минувшем январе я увидел на углу улицы Герцена и рынка знакомую грибницу с букетиками первоцветов. Удивился: не рано ли? Она ответила:

— Нет, не рано. По моим фенологическим записям в блокноте видно, что каждый год подснежники появляются районе Адлера числа 15—17 января. Я, отправляясь за ними из Краснодара на электричке, ни разу не ошиблась.

— Но ведь подснежники занесены в Красную книгу! — удивился я.

— Наша страна огромная. Может быть, где-то и надо их заносить в Красную книгу, например в Подмосковье. А у нас в крае подснежникам исчезновение не угрожает. В горных лесах на Кубани их много. Вы были в Апшеронском районе во время цветения галантусов? Склоны гор белые от них, словно снег выпал. А позднее эти горы становятся синими от пролески, пришедшей на смену галантусам. Хоть косой коси. Красота неимоверная! А собирательниц не так много. Так что за их судьбу можно быть спокойными.

—А что после первоцветов?

—Чуть сойдет снег, как зажелтеют пуховички на кустах вербы, жмущихся к склонам оврагов, где сильнее припекает весеннее солнце. Берем их. Люди охотно покупают эти вестники весны.

В двадцатых числах апреля зацветает мой самый любимый цветок — ландыш.

Как правило, в кустарниках лещины или на припеках склонов с изреженными дубняками. Ландыши не терпят густой тени. Им подавай изреженный свет, который сочится через молодую листву дубов, и воздух кажется зеленоватым, как на картине Ван Гога «Олива». Говорят, искусствоведы насчитали на этой картине 5 тысяч оттенков зеленого. Не знаю, как насчет оттенков на картине, но в апрельском ландышевом лесу воздух действительно кажется нежно-зеленым и целительным. Дышать не надышаться. И вот там, в молодой траве, в ее тени, и хоронятся белые застенчивые колокольчики ландышей, от которых всегда веет чистотой и прохладой. Обожаю их собирать. Один их вид прибавляет здоровья — не то что город или пропахший машинным маслом цех.

А там уже недалеко и до первых весенних грибов. Если быть точным, то первые весенние грибы удивительные уродцы — строчки и сморчки, напоминающие индийские храмы, только в миниатюре, появляются еще в совершенно пустом мартовском сыром лесу или на слегка прогретых склонах оврагов или холмов. Но у нас, на Кубани, редко кто их берет. И правильно делает. Что с них взять? Студенистые и невкусные. Хотя американцы и канадцы каждый год проводят соревнования, кто больше соберет грибов на время. Раз устраивают соревнования, наверное, и едят — не выбрасывают же.

 Хотя Владимир Солоухин утверждает, что жареные они напоминают по запаху и вкусу бараньи кишки. Ну, такой вкус действительно на любителя. Другое дело, когда на лугах, в парках, в садах появятся ведьмины круги луговых опят. Я беру и срезаю их ножницами. Молоденькие, еще с нераскрывшимися шляпками, они особенно хороши в жарехе на сливочном масле. Запах такой, что истечешь слюной, пока пожаришь. В это же время на выгонах, на старых силосных ямах появляются россыпи шампиньонов.

Кесари — пришельцы из других эпох

Шампиньон — король на сковородке. По-моему, никакой гриб с ним не сравнится. Но собирать их неинтересно. То ли дело, когда в конце мая появятся в лесу скромные березовики, щеголи в оранжевых беретах — осиновики, легкомысленные лисички и редкие в это время белые. Плотные, приземистые, но почему-то все-таки притягивающие глаз, хотя никакой красоты, кажется, в них нет. То ли дело кесарев гриб! Увидишь — и глаз не оторвешь. В темно-бордовой шляпке, с желтым подом, на стройных белых ножках, он завораживает, и ты, если даже захочешь, не сможешь отвести от него глаз даже на одно мгновение. Кесарев, цезарев или царский гриб, как его называют в народе,— дитя субтропиков. Неведомыми нам путями гриб, безусловное чудо природы, сумел удержаться на кубанской земле, возможно, с третичной эпохи, когда здесь среди гигантских папоротников расхаживали диковинные динозавры, в воздухе носились птеродактили с кожаными крыльями и ужасными пастями, набитыми острыми, как бритва, зубами. Охотились саблезубые тигры. Видимо, с тех пор, когда здесь миллионы лет назад царил субтропический климат, как сейчас где-нибудь в Италии или Греции, каким-то образом кесари умудрились выжить.

Летом, когда со сбором грибов полное затишье, приходит время сбора лекарственных растений. Богородской травки, мяты, череды, ромашки аптечной, подорожника, иван-чая и многих других.

— И что вы делаете со всем вашим богатством?

— Часть оставляю себе — остальное идет на реализацию. Ежевика идет на варенье. Маринованные грибы сдаю в рестораны и кафе. Лекарственные травы — реализаторам на рынках города. Шиповник и боярышник разбирают знакомые.

— Материальный смысл есть в ваших трудах сборщика?

— Конечно. Серьезная добавка к пенсии. Еще и детям помогаю. И продукцией леса, и деньгами. А главное — хорошо себя чувствую. Раньше чаще болела, а сейчас забыла про лекарства. Постоянное движение, свежий воздух, природа, положительные эмоции делают жизнь более интересной.

— Но, наверное, есть и какие-то отрицательные моменты?

Автомобиль не друг леса

— Куда ж без них? В последние годы масса людей обзавелась автомобилями, и вся эта масса теперь по выходным прет в лес. В результате колеса автомобилей нарушают листовую подстилку, удерживатель влаги, разрушают верхний слой земли, образуют глубокие колеи, по которым мчит дождевая или полая вода весной, размывая нарушенный покров земли. Как результат через несколько лет такая колея превращается в овраг. Под колесами автомобилей гибнет подлесок. Грибы нередко сметаются подчистую вместе с грибницей. Такие любители отдохнуть на природе и воспользоваться ее плодами ведут себя как медведи в посудной лавке. Живут одним днем, наивно полагая, что с природой ничего не сделается. Делается. Грибов стремительно становится меньше. Леса, лесные поляны превращаются в свалки металлической или полиэтиленовой посуды, картонной тары. Или вот еще новинка последних лет. Плоды кизила, боярышника собирают из кузова грузовых машин. При этом нередко ломают сучья с плодами, чтобы не спеша оборвать их уже дома. Варварство. Но как их остановить? Свои мозги не вставишь. Пытаюсь объяснять, что с природой так нельзя. Смеются. Видимо, работникам лесничеств нужно больше внимания уделять этим вопросам. Прошли времена, когда можно было написать на доске и прибить к столбу у входа в лес напоминание: «Граждане, берегите лес от пожаров!» — и действовало. В лес вообще ходили редко. Теперь другое дело. Чего стоят одни разрушители природы — туристы на гидроциклах, которые, как безумные, гоняют по лесам, речкам, ручьям, распугивая, нарушая жизнь лесных животных, видя почему-то в этом особую доблесть. Они оставляют после себя разбитые вконец лесные тропы и дороги, искалеченные берега. Как ни странно, я ни разу не встречала в печати или на телевидении, что по этому поводу думают экологи. Это надо учитывать службам, отвечающим за жизнь и здоровье леса. А мы, собиратели ягод, грибов, орехов, будем в меру наших сил помогать им.

Виктор БОГДАНОВ