Выпуск №4 (4810)

Свежий выпуск

22 января 2021

Был бы русский — будет и бес

Если в 1990-х вы не смеялись до колик над «Восемью с половиной долларами» или не танцевали под «Вовочку» группы Pep-See и «Однажды мир прогнется под нас» «Машины времени», то наверняка смотрели «Пьяную фирму» на ТНТ. Всё это снято Григорием Константинопольским — сценаристом и режиссером конкурсного фильма «Кинотавра» «Русский бес», получившего награду за лучшую режиссуру.

Как продать роль

Григорий, вы собирали деньги на съемки «Русского беса» с помощью краудфандинг: буквально продавали возможность сняться, сыграть маленькую роль. Это принесло картине помимо бюджета, например, новых персонажей?

— Одна поправка. Сбор средств был только на одну сцену — ограбления банка: акционеры фильма могли приобрести себе эпизоды в этой сцене. Так что все, кто там играет, кроме Ивана Макаревича и Максима Виторгана,— люди, которые нас поддержали, принесли какие-то свои небольшие деньги. Некоторые не смогли приехать, но почти все приехали. Так что новых персонажей не появилось.

Актеры все вообще бесплатно работали, но это друзья, соратники или люди, которым понравился сценарий, которым нравится то, что я делаю. Я не был знаком с тем же Тимофеем Трибунцевым, но ему так приглянулся сценарий, что он сразу сказал: «Да, я с удовольствием снимусь, давай». С Юлей Ауг мы тоже не работали раньше, и ей тоже понравился сценарий. Она совершенно безбашенный человек, который не останавливается ни перед чем, ничего не боится и может сниматься в любом виде. Одна из немногих настоящих.

— Насколько сложно снять фильм без бюджета?

— Сложно, но можно: где-то у друзей, где-то по знакомству. Я думал сначала вообще на телефон этот фильм снять! Снимали без специального света, в июне, и только в конце съемок появилась мачта, и то она является частью декорации. «Русский бес» снят за четырнадцать смен, и потом еще две смены досъемки с оператором Матвеем Ставицким.

Всё возможно, если тобой движет любовь. Когда я писал сценарий, мной двигала именно она: моя жена Влада была исполнительным продюсером на производстве картины и реально меня спасла — от долгов, ошибок, лишних шагов. Ее любовь ко мне, к тому, что мы делаем вместе, помогла сделать невероятные вещи, на которые я надеялся, но почти не верил, что они случатся.

— В интервью фестивальной газете вы говорили, что ваш фильм родился из экранизации романа «Американский психопат», но его название отсылает скорее к «Бесам» Достоевского…

— «Русский бес» является «перевертышем» картины по роману Брета Истона Эллиса с Кристианом Бэйлом, которая произвела на меня неизгладимое впечатление, но только с местным колоритом, поэтому и бес, и достоевщина. Вообще-то, я снимал комедию: горькую, черную комедию, смешную, как вся наша жизнь. В аннотациях я читал, что снял сатиру на наше общество, но в фильме нет сатиры: ирония — да, есть, сатиры — нет.

Черный человек, но не Блока

— На роль Святослава вы сначала утвердили Никиту Ефремова. Что пошло не так?

— В процессе подготовительного периода мы пришли к выводу, что не сможем с ним вместе работать: Никите чуть-чуть фактурки героя не хватало. И я стал делать пробы всей Москве: не знаю, кто только у нас не пробовался на эту роль! С Ваней Макаревичем, который в итоге снимался, я до этого отработал в «Пьяной фирме» и нашел к нему как к артисту ключ, да и на пробах он отлично всё показал, хотя в процессе съемок пришлось чуть-чуть переделать сценарий под него, чтобы персонаж совсем уж карикатурно не выглядел.

А еще Ваня Макаревич дружит с Любой Аксеновой со времен учебы в РАТИ ГИТИС, поэтому им было легко вместе на площадке. И в Любе есть качество, которое я обожаю в актрисах: она — красавица, которая не боится быть смешной, смелая, а я люблю смелых.

— И как работалось с сыном Андрея Вадимовича Макаревича?

С Ваней очень интересно, он потрясающий: сложный артист, потому что, на мой субъективный взгляд, сам по себе не особо работает — ему нужен режиссер. Но! Ваня как цепкая обезьяна на площадке: он смотрит, как ты показываешь, «цепляет» и уже не выпустит — и с каждым дублем только набирает. Потрясающий артист, потрясающий! Я, когда на него смотрел раньше, всегда думал: почему его никто не снимает — у него же такое кинематографическое лицо! Он как бы стеснялся громко сказать свое слово в кино. Не то чтобы ему не давали его сказать, но как будто подносили микрофон к уху вместо рта и говорили: «Пой».

— Со времен клипов вы в своих фильмах каждый раз находите роль для себя…

Я к своему персонажу, Черному человеку, зрителя приучаю постепенно и аккуратно: кто этот герой, который постоянно герою Вани нашептывает, нашептывает, нашептывает? «Возьми, возьми, стрельни, стрельни! Надо было сделать так…» Сыграл я его потому, что никто не согласился на эту роль, потому что бесплатно никто не хочет сниматься, а денег у меня вообще не было. Кому я только Черного человека не предлагал! «Хочешь сыграть главную роль?» — «Нет, бесплатно не буду».

Песни для души

— За саундтрек фильма тоже отвечаете вы…

— Как говорится, что ни делается, всё к лучшему. Я сидел всё прошлое лето и сделал потрясающий саундтрек из мировых хитов: Duran Duran, Marylin Manson, Селин Дион и кавер-версии известных вещей — я коллекционирую их и всё время пытаюсь найти новые, да и вообще много слушаю новую музыку. Собрал саундтрек — и тут выяснилось, что мы не можем его себе позволить,— и я просто посыпался, настолько расстроился. А потом понял, что в фильме должна быть исключительно русская музыка: еще три месяца посидел, собрал другой саундтрек, который вы слышали — Валерия Меладзе, Леню Агутина, чья музыка работает как гэг, превращая многие сцены в фарс. Но и этот саундтрек стоил, конечно, денег: на фильм потратили три копейки, а все деньги ушли на саундтрек и компьютерную графику.

Ну и, конечно, в «Русском бесе» звучит Людвиг ван Бетховен — божественная музыка, которая задает ритм картине. Бетховен — это такой темперамент и такая страстность, которая заложена так медитативно, что я только могу смотреть на него с восхищением откуда-то снизу и следовать этому ритму, который ведет за собой.

— И куда он ведет?

— «Русский бес» — это личная картина про человека, который жаждет успеха, его страшит забвение, он хочет любой ценой выскочить в заоблачную высь — как черт из табакерки. Собственно, об этом и фильм. До моего героя доходит, кто он, что он и про что он, только тогда, когда уже поздно, когда он в аду. Я не политолог, и политики в фильме нет никакой — мне просто хотелось сделать картину о душе, о каких-то вещах, которые меня больше всего волнуют.

И я надеюсь и верю, что все-таки наше будущее светлое, что до нас что-то дойдет, до каждого из нас. И поле боя — это не другие, чужие люди, а поле боя со злом прямо посредине моего сердца. Я никого не обвиняю, никого не осуждаю: я сам с собой борюсь внутри, я веду разговор с собой внутри сердца. И я могу отвечать за себя, надеясь, что смогу сохранить ту веру и ту любовь, что пока еще есть в моем сердце.

Досье «Кубани сегодня»

Григорий Константинопольский родился 29 января 1964 года в Москве в семье учителей. Окончил Ярославский театральный институт (1985, мастерская С. Розова, актер ТЮЗ) и Высшие курсы сценаристов и режиссеров при Госкино СССР (1990, мастерская Р. Быкова, режиссер игрового кино, поступал вместе с Валерием Тодоровским и Константином Эрнстом, которые провалились). С 1992 года занимался клипмейкерством: снял более трехсот музыкальных роликов. В 1999 году дебютировал с полнометражным фильмом «Восемь с половиной долларов». Режиссер фильмов: «Черная комната», «Кошечка», «Самка», «Пьяная фирма» и др.

О чем кино

Художник-дизайнер Святослав Иванов (Иван Макаревич) мечтает жениться на девушке по имени Ася (Любовь Аксенова), в которую влюблен. Святослав планирует открыть для своей возлюбленной ресторан «Русский бес», для чего берет ссуду у будущего тестя-банкира (Виталий Кищенко), но кто-то хочет уничтожить бизнес Святослава и его самого.

Анастасия КУРОПАТЧЕНКО

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение