Легкое дыхание Светланы Кухарь

 Седьмого августа отметила круглую дату («земную жизнь пройдя до половины», если вспомнить Алигьери) Светлана Кухарь — актриса Молодежного театра Краснодарского муниципального творческого объединения «Премьера», чью магнетическую власть над зрителем не определить штампами вроде «мастер сцены» и не ограничить отсутствующими у нее званиями.

Над собой и внутри себя

Сложно поверить, что Светлана Кухарь, одна из важнейших фигур актерского ансамбля с момента рождения Молодежки, где играют выпускники «Щепки» и воспитанники ярославской театральной школы,— выпускница скромного (пусть и прогрессивного) отделения театрального искусства Краснодарского краевого культурно-просветительного училища в станице Северской. Банальность о том, что подлинный талант нуждается в минимальной огранке, Светлана Евгеньевна — актриса умная, вечно растущая, работающая над собой и внутри себя,— опровергает каждой следующей ролью в театре, где служит с довольно далекого от нас 1991 года.

Редкий театрал сможет похвастаться тем, что видел первые работы Светланы Кухарь в ТЮЗе, кочевавшем от ДК к ДК, от режиссера к режиссеру: Реггеди в «Тряпичной кукла» У. Гибсона, Машка в «Блохе» Е. Замятина, Наташа в «Делах давно минувших дней», леди Милфорд в «Коварстве и любви» Ф. Шиллера. Гораздо ценнее с точки зрения рождения той Светланы Кухарь, которая одним лишь шепотком своей героини может заставить зрителя смеяться, сопереживать или плакать, оказался театр Владимира Рогульченко: Анна Австрийская в «Молодости Людовика XIV» А. Дюма, Ольга в «Евгении Онегине» А. Пушкина, Наталья Петровна в «Месяце в деревне» И. Тургенева…

Вспышкой на Солнце была эксцентричная и острохарактерная Донна Паскуа Светланы Кухарь в «Кьоджинских перепалках» К. Гольдони большого мастера Михаила Бычкова. Фантастически выписана актрисой ее Нана в «Портном» С. Мрожека у Владимира Мирзоева — притче о тонкой, в миллиметр ткани, грани между варварством и нами. Даже Лебедь Светланы Кухарь в «Датской истории» Адольфа Шапиро по мотивам «Гадкого утенка» Г. Х. Андерсена, кажется, была больше, чем аллегорией прекрасного, но той самой красотой духовного подвига, которую и имел в виду под спасителем мира Достоевский.

Неповторимая, всегда разная

Внешне легким (за чем всегда стоит колоссальный внутренний труд) был переход Светланы Кухарь от вечно ищущих и вечно влюбленных Мелиссы в «Письмах любви» А. Герни и Татьяны в «Сценах в доме Бессеменова» по «Мещанам» М. Горького к Ирине Николаевне Аркадиной в чеховской «Чайке». В этом «трио» спектаклей Владимира Рогульченко, кажется, вошла в свою лучшую пору та неповторимая Светлана Кухарь, которую любит публика: актриса, чьи героини лишены крика, демонстративных эмоций, но источают их каждым вкрадчивым движением, каждым легчайшим полувздохом жизни, кипящей на сцене как будто лишь благодаря ей.

Новейшую историю Молодежки невозможно представить без абсолютно нетитулованной Светланы Кухарь (у артистки есть лишь премия им. М. Куликовского Х Регионального фестиваля «Кубань театральная-2006» им. М. Куликовского за роль Мелиссы в «Письмах любви»). Именно Светлана Кухарь смогла стать адвокатом Марфы Кабановой в «Грозе» А. Островского у главного режиссера театра Даниила Безносова: страдающей, любящей, нежной. И даже короткие появления актрисы — фрекен Юлиане в «Гедде Габлер» Г. Ибсена Константина Демидова, мама Уллис в «Звезды светят на потолке» Й. Тидель Павла Пронина — сообщают не самым этапным спектаклям особый оттенок глубины.

Светлана Кухарь — артистка неповторимая и утонченная, не боящаяся быть иной, смешной, новой и не перестающая удивлять. Ее Антонина Павловна Опаяшина в «Событии» В. Набокова всё того же Константина Демидова словно око тайфуна в фантасмагорическом фарсе, но именно одиночество ее героини рождает сочувствие. И даже ее светская, холодная и отстраненная Марья Павловна в «Дьяволе» Л. Толстого и Аси Волошиной, поставленном Денисом Хуснияровым, внезапно оказывается не второстепенным персонажем, но той, что случайно и легко запускает механизм безумия своего сына — так же, видимо, легко, как сама Светлана Кухарь когда-то вошла в театр, который без нее теперь невозможно представить.

Анастасия КУРОПАТЧЕНКО

Фото Марины БОГДАН и Алексея ЛИШУТЫ