Выпуск №93 (4796)

Свежий выпуск

27 ноября 2020

Опала по закону или «по заказу»?

Многие жители Ленинградского района убеждены: нашумевшее дело с отстранением от работы главы района В. Н. Гукалова, возможно, носит откровенно заказной характер, о чем говорят и многие факты и те повисшие в воздухе вопросы, на которые явно не ответит ни следствие, ни судебные разбирательства.

Коротко — о подоплеке дела, а затем и о тех «непонятках» и «недомолвках», которые, как туман, прячут за собой и некие вымышленные мотивы, и якобы «злонамеренность умысла», и неведомый «состав преступления». Что именно нарушил руководитель, какую именно «черту закона» преступил? Или просто попал в «вилку» несостыковок закона, сам стал жертвой непрофессионализма и пресловутого «человеческого фактора» своих же подчиненных? И почему тогда никто из подчиненных к ответственности не привлечен и не несет ответственность наравне с главой района?

Насколько стало известно редакции газеты, «дело главы» родилось из-за юридического казуса: понятие о зонировании территорий введено в Земельный кодекс РФ не так давно, охранные (в том числе территории вокруг памятников истории и культуры) зоны продекларированы пока только законодательно, но базы под закон еще не подведено, реестры самих этих территорий и реестры границ участков региональными управлениями госохраны объектов культурного наследия и муниципалитетами только-только формируются. Более того, Земельным кодексом (по состоянию на 20 мая 2018 года) оговорен срок для проведения этих довольно объемных и затратных работ — до 1 января 2022 года.

Так что на «сию минуту» любое отклонение от якобы буквы закона уже можно трактовать как угодно! Мошенничество? А почему бы и нет? Попал чей-то забор, голубятник, сарай в охранную зону — так ты хоть сто разрешительных документов показывай, сто согласований представляй. А тут как спросят: с краевым Управлением госохраны памятников тоже согласовал? Так еще никто и не слыхал о таком учреждении и, ясное дело, постройки на собственном участке с ним, этим управлением, уж точно не согласовывал, разрешение у него не спрашивал! Вот прецедент так прецедент! А нет документа — значит, подтасовал другие, начал строительство или реконструкцию вне закона. Мошенник, значит. Уголовный кодекс по тебе плачет!

Еще круче, если твой дом уже давно стоит в новоявленной охранной зоне. У нас как: заставь дурака молиться, так он и лоб расшибет. Так и тут. А ну как пойдет следствие, как вынесет суд вердикт — снести подчистую преступную недвижимость. Не подчинишься велениям властей — угодишь за решетку за неповиновение. Снесут и без тебя, не спросят. В таких городах, как Армавир, Ейск, Анапа, Геленджик, в том же Краснодаре, в черте старого города, около сорока процентов домов с датами на фасаде «1906—1908 годы», а то и раньше. И кто видел хоть какое-то подобие их охраны?

По версии следствия, строящийся три года подряд дом семьи Гукаловых якобы оказался в черте охранной зоны двух исторических памятников. Результат — главе Ленинградского района предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий. Наказание по этой статье — от штрафа… до реального срока в местах не столь отдаленных. Ишь разброс-то какой! То есть кому-то можно миллионы бюджетных средств по нецелевому использованию «списать», обогатиться заодно и по полной откатать свой срок. Кому-то можно земельные участки за определенную мзду «отписать», озолотиться чуть-чуть, а после отбывания срока жить в свое удовольствие, кормясь с процентов капитала. А кто-то загремит по той же самой статье только за то, что строит за свои кровные дом, притом для прародительницы собственного рода, солдатской вдовы, которая является защитницей тыла и ежегодно от самого Путина получает поздравления. Загремит по статье только за то, что, подписывая ежедневно папки документов, подписал и эти — по строительству, справедливо полагая, что районное Управление архитектуры всё проверило-согласовало, юридическую проверку провело, на подпись представило.

Охранная зона что дышло?

…Куда повернул, туда и вышло… Почетные граждане Ленинградского района, депутаты районного совета даже не сомневаются, что суть претензий, в том числе и уголовных, «явно высосана из пальца». Потому и волнуется общественность района, что никак в толк взять не может, насколько «за уши» притянуто обвинение по статье «Превышение полномочий» и «насколько тянет» подобное нарушение. Почему за три года, что шло это строительство, все молчали? Молчала прокуратура, на задворках которой, позади еще одного участка с двумя зданиями гаражного типа, строился дом. Молчало районное Управление архитектуры, если знало заранее и наверняка, что к стройке в охранной зоне или даже поблизости от нее в будущем будут вопросы, а то и запрет от Управления госохраны памятников культуры. Намеренно, что ли, помалкивали до поры до времени архитекторы? Масса надзорных органов по земельному контролю тоже всё видела и молчала? Да возможно ли такое?

Или другое налицо: требования Земельного кодекса РФ в плане зонирования территорий только-только начинают реализовываться на местах, ни в одном муниципалитете края эта работа еще не закончена. В краевом центре, кстати, прямо за памятником А. С. Пушкину, в самой что ни на есть охранной зоне объекта культуры, выросло помпезное и совершенно не вписывающееся в стилистику старины и диковинного архитектурного ансамбля из двух музеев — художественного и краеведческого здание суда. С ним, интересно, что делать будут? Вопрос далеко не праздный, ибо уже по Первому каналу телевидения во всеуслышание заявлено о росте общественных выступлений в пользу… подсудности судей. Вот дела-то грядут…

Но ближе к ленинградскому делу. Уже около года битвы в судах ведутся исключительно из-за каждой буквы и запятой закона и каждого документа в отдельности. Вопрос в другом: суды могут вынести решения исключительно после анализа, экспертизы… только представленных суду материалов. Но как раз по охранным зонам, по созданию реестра объектов охраны, их территорий, по реестру границ муниципалитетам всея Руси дан срок до 1 января 2022 года. Предстоит только базу данных создать, градостроительную документацию переделать в соответствии с зонированием, в кадастровую палату и Росреестр эти базы данных предоставить.

Наивно даже полагать, что именно по Ленинградскому району вся эта архиважная и архизатратная работа стахановскими темпами проведена. Кстати, в ведении редакции оказался документ, в котором черным по белому прописано совсем обратное! Датирован документ 25 февраля 2019 года и подписан руководителем Управления государственной охраны объектов культурного наследия администрации Краснодарского края Р. В. Семихатским.

«В связи с Вашим письмом об утверждении границ территорий и зон охраны объектов культурного наследия регионального значения „Банк 1908 г.”, ул. Кооперации, 177, „Школа казачья для мальчиков 1907 г.”, ул.Кооперации, 177а, лит. А, А1, А2, сообщаем следующее.

Проект зон охраны двух рассматриваемых объектов культурного наследия с положительным заключением государственной историко-культурной экспертизы был предоставлен в Управление госохраны… с сопроводительным письмом администрации м. о. Ленинградский район от 26 октября 2018 г. №5466.

В соответствии с пунктами 29,30 Положения о государственной историко-культурной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства РФ от 15 июня 2009 г. №569, представленный акт госэкспертизы был размещен на официальном сайте администрации Краснодарского края для общественного обсуждения 31 октября 2018 г. В течение 15 дней со дня размещения предложения к акту государственной историко-культурной экспертизы не поступили.

Управлением был подготовлен проект приказов администрации Краснодарского края об утверждении предметов охраны, границ территорий и зон охраны рассматриваемых объектов культурного наследия… Письмом от 25 декабря 2018 г. №22-101-2018 Прокуратура Краснодарского края сообщила управлению об отсутствии замечаний по данным проектам приказов.

29 декабря 2018 г. в связи с осуществлением следственных действий проекты зон охраны рассматриваемых объектов культурного наследия со всеми связанными с ними документами были изъяты… Управление вернется к рассмотрению вопроса об утверждении границ территорий и зон охраны по окончании следственных действий после возврата в управление оригиналов изъятых документов».

Каково? Границы охранных зон, сами территории по этим объектам станицы Ленинградской, как следует из документа, пока еще в стадии проекта, Управлением госохраны не рассмотрены, не подписаны, то есть вообще не узаконены. И какие же тогда документы рассматривает суд? Эмоции? Показания свидетелей написания проекта? Исходит из собственных умозаключений? 

А другим закон не писан?

На самом деле не одна только новостройка обычного жилого двухэтажного дома расположена в черте предполагаемых охранных зон. Представьте широкую ухоженную улицу Кооперации, где на пересечении с ул. 417-й Дивизии находится здание прокуратуры (охранный объект «Банк 1908 г.»). Через дорогу от «объекта охраны» — магазин. Улица 417-й Дивизии являет собой нечто вроде переулка, вид непритязательный. Сразу за прокуратурой еще один земельный участок или даже двор, который застроен несколькими зданиями типа внушительных размеров гаражных помещений, следом новостройка, дальше гаражный кооператив на 120 автобоксов. С другой стороны — вид из фасадных окон новостройки — насосная станция канализационных стоков со всей станицы, неподалеку станция СТО. Ко всем собственникам участков и строений у следствия вопросов нет. Но есть вопросы у общественности района: как раз эти невыразительные и убогие строения портят архитектурный облик охранной зоны. Кстати, особо опасный объект — как раз насосная станция: однажды ее прорвало, так нечистоты со всей станицы разлились прямо по улице.

Но и это еще не всё. На той же охранной территории, точно так же — со всеми разрешающими документами районной архитектуры и всех надзорных органов землеустройства построено второе здание школы №1 на 150 мест. Объект для станицы архиважный, так как это единственная школа в районе, которая работала в две смены. Серию судов выдержал коллектив школы, пока наконец по суду не было признано, что само строительство, рытье котлована никак не повлияли на судьбу памятника культуры. Так тот фундамент несопоставим с фундаментом и нагрузкой на грунт частного жилого дома!

«Боевик с задержанием»: законно ли такое кино?

Почти год назад в соцсети (возможно, случайно?) попал ролик момента задержания главы района В. Н. Гукалова прямо на рабочем месте. Зловещая музыка, ослепительные вспышки «картинок», провод человека, явно похожего на главу, в верхней одежде, чуть ли не в наручниках. Что это?

Как знаем, согласно всем законам и главному закону страны — Конституции РФ, презумпцию невиновности никто не отменял. Суд и только суд может признать человека виновным. До решения суда любые действия по отношению к человеку должны оставаться строго в рамках закона. Никакого надругательства над именем, никакого злопыхательства в отношении той ситуации, в которую человек попал, никакого публичного осмеяния, никакого унижения человеческого достоинства.

Напрашивается вывод: или следственные органы уже заранее знали, что подозреваемый — преступник (по сути, тогда и следствие не нужно), или так были уверованы, что неподкупные суды вынесут исключительно обвинительный вердикт, что представили на всеобщее осуждение уважаемого в районе человека как последнего преступника? Или ролик — это утка, невесть кем заброшенная в соцсети и ничего общего не имеющая с моментом реального задержания? Как бы то ни было, но подобное глумление над личностью беззаконно, антиморально и безнравственно. Зачем унижать? Глумиться зачем?..

Но на этом гнусно развязанная кампания шельмования В. Н. Гукалова не остановилась. Многие печатные СМИ, телевыпуски новостей смачно и злачно, на все лады повторяли рефреном: «дом для тещи», «дом для тещи». Вот, мол, негодник какой, преступник, прямо в центре станицы строит дом для своей тещи. Да еще где — в святая святых — охранных зонах памятников культуры! Во-первых, сама Пелагея Федоровна является хозяйкой дома, а строит дом для бабушки сын Гукалова Виктор, ныне руководитель Северо-Кубанской сельскохозяйственной опытной станции. Во-вторых, сама Пелагея Федоровна — человек уникальный и заслуженный, защитница тыла, солдатская вдова. Ей 91 год, семья Виктора Владимировича и семьи его сестер хотели преподнести родной бабушке подарок к 90-летию. Вся семья Гукаловых свято хранит память о своем деде — разведчике ефрейторе Николае Яковлевиче Кузнецове. Свою первую награду — медаль «За отвагу» красноармеец Кузнецов получил в районе деревни Ерши, выполняя приказ заминировать один из участков нашей обороны. С группой бойцов под проливным огнем противника, когда и «голову нельзя было от земли поднять», как писал замполит, он выполнил боевое задание, всего было установлено до восьмидесяти противопехотных мин.

В декабре 1944 года в районе деревни Волосец товарищ Кузнецов в качестве старшего группы разведчиков совершил проход минного поля, а затем охранял проход во время действия разведпартии. Орден Красной Звезды украсил гимнастерку героя.

И еще подвиг. «При штурме и овладении высотой 101,5 Хайльсбергского округа товарищ Кузнецов, несмотря на значительное превосходство противника, первым ворвался в дом на высоте, гранатным градом осыпал высоту, тем самым создав панику в немецком гарнизоне. В рукопашной схватке проявил мужество и стойкость». Награжден орденом Отечественной войны второй степени. Это записи из наградных приказов.

Сама Пелагея Федоровна тринадцатилетней девчонкой была мобилизована на работу на танковое предприятие Астрахани. За годы войны потеряла всех родственников: отец, двое братьев погибли на передовой, сестра погибла при рытье окопов под Сталинградом, мать умерла от голода. И теперь на старости лет такие переживания. Так получилось, что свою квартиру сдала совхозу, вышла замуж, а хата потом досталась наследникам по мужу. Живет старушка в летней кухне у старшего брата Владимира Николаевича — только потому, что никуда из родной Второй Пятилетки (пос. Октябрьский) уезжать не хочет.

Получается так, что неживым каменным объектам истории и культуры нужен и особый статус, и некое «цивилизованное отношение», а по отношению к живому «субъекту истории, геройства в годы Великой Отечественной войны, геройского подвига народа» можно допустить плевое отношение?

Мнение свое и «неправильное»

Получается, что выводы судов будут основываться не на документах узаконенных охранных зон и их границ (таких документов нет в помине), а на результатах экспертиз. Одна экспертиза от 23 сентября 2019 года сделала вывод о том, что новостройка и подведенные к ней коммуникации не повлекли необратимых негативных последствий для объектов культурного наследия «Банк 1908 г.» и «Школа казачья для мальчиков 1907 г.».

Другая экспертиза, к которой был привлечен кандидат философских наук, имеющий образование культуролога и преподавателя, пришла к обратным выводам. Но какими исследованиями при этом руководствовался эксперт, какие замеры проводил, каких строителей и архитекторов привлекал, неведомо. Понятно, что данная экспертиза, причем документ оформлен с нарушениями, даже не указано место и время проведения экспертизы, не может устроить общественность Ленинградского района, которая тоже считает себя заинтересованной стороной в деле, и вот почему.

Почти целый год депутаты райсовета, почетные граждане Ленинградского района пишут во все инстанции: губернатору Кубани В. Кондратьеву, в Госдуму и Совет Федерации, в Прокуратуру Краснодарского края, в Общественную палату РФ, в Администрацию Президента РФ. Просят об одном: прислать представителя, провести сход граждан, выслушать людей. Но их попросту не слышат. Именно это и наводит людей на грустные размышления о том, что судят человека не по закону, а по заказу. И людей в этом разубедить теперь очень сложно.

Михаил ИВАНОВ

Кстати

Статья 85 пункта 2 Земельного кодекса РФ «Состав земель населенных пунктов и зонирование территорий» гласит: «Правилами землепользования и застройки устанавливается градостроительный регламент для каждой территориальной зоны индивидуально, с учетом особенностей ее расположения и развития, а также возможности территориального сочетания различных видов использования земельных участков».

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение