Развод за бабки?

Ради сохранения своего имущества, которое потеряно в связи с непомерными аппетитами, люди рушат семьи.

Наши законы оцениваются независимыми мировыми экспертами как одни из самых лучших. Но их совершенство (почти) упирается в необязательность исполнения или возможность трактовать или использовать решения суда по своему усмотрению и в своих целях.

В этой связи весьма показательно дело, о котором будет рассказано. Началось оно с кредита, а кончилось разводом, то есть официально исчезла ячейка общества. Для денег-то чем не пожертвуешь. На самом деле всё просто и прозрачно.

Жила-была в Сочи семья Оганесян. Имели бизнес, дом в городе-курорте. Но зачем-то понадобилось им привлечь несколько миллионов рублей. Куда идти? Только в банк. Тем более что и обеспечение было. С одной стороны, дом с участком в Сочи. С другой — поручительство жены бизнесмена, что являлось одним из определяющих условий для банка при вынесении положительного решения о кредитовании от банка.

С молотка

Оганесян деньги от банка получил. Но вот с платежной дисциплиной вышла загвоздка: денег не оказалось.

В банке ждать не стали. Обратились в суд с признанием Оганесяна банкротом. Потом по положительному решению суда был назначен финансовый управляющий. Он и выставил дом, заложенный в банке на торги. Однако в первый раз они не состоялись в связи с отсутствием интересантов. Второй раз произошла аналогичная нестыковка, хотя стартовая цена была снижена на десять процентов, как того требует закон. Третьи же торги отличаются от предыдущих тем, что на этот раз не продавец устанавливает минимальную цену, а покупатель. Компания «РиэлтСервис» воспользовалась этим правом и сделала такое предложение, от которого финансовый управляющий не смог отказаться,— денег хватало расплатиться со всеми участниками банкротного дела.

В условиях сделки имелся один пункт, который впоследствии был использован Оганесяном как один из поводов для судебного иска: для скорейшей расплаты с кредиторами требовалось погасить всю сумму за покупку не за тридцать дней, как часто бывает, а за пять. И «РиэлтСервис» выполнил это условие. А финансовый управляющий в свою очередь расплатился по долгам банкрота. Закон соблюден — вроде бы все довольны. Только не тот человек, который отдал свою недвижимость и долг заплатил. Но не из-за своей ли неосмотрительности?

Развод и девичья фамилия

Дальше пошли суды. Сначала споры решались в арбитражах. «РиэлтСервис» попробовал оформить право собственности, но выяснилось, что дом и участок находятся под арестом. Оказалось, что Оганесян вышел в суд с иском о признании незаконности торгов. Одной из причин указал короткие сроки оплаты сделки. Видимо, подразумевалось, что если бы они были не такие сжатые, то объект торга мог бы заинтересовать других покупателей, что сыграло бы на повышение цены. Однако тот факт, что до последних — единственных осуществленных торгов никто не согласился на предложение, не смутил заявителя.

Как бы там ни было, но все арбитражи Оганесян проиграл. Железная позиция «РиэлтСервиса», укрепленная со всех сторон документами, законами и свидетелями, не дала ни малейшего повода усомниться в легитимности сделки. И что, вот она справедливость? Ничуть не бывало.

Открывается очередная страница этого ясного, на здравый взгляд, дела. Притом новое направление появилось еще до завершения всех арбитражных процедур: иск, о котором речь пойдет дальше, был подан, что называется, на упреждение, то есть до вынесения окончательного решения арбитражным судом.

В общем, в суд, теперь уже общей юрисдикции, идет жена гражданина Оганесяна. Она требует развода и раздела имущества. Типа того, что дальше жить вместе невозможно, а посему разведите нас на общих основаниях, но с сохранением доли в совместно нажитом имуществе. Заявляет, что не имела никакой информации о том, что совместно нажитое имущество находилось в залоге банка, а теперь еще и продано. И это притом, что именно она являлась поручителем своего мужа при получении им того самого кредита и без ее подписи никто бы ему денег не дал.

Кто не жил, тот не поймет. Но разве найдется хоть один взрослый человек, который поверит в случайное сочетание сразу трех ситуаций!

Первая: Оганесян берет кредит под общую собственность, и поручителем выступает его жена, которая, по ее словам, и слухом не ведает, что ей грозит, если долг не будет погашен.

Вторая: подписав документы в банке, «бедная женщина» и представить не могла, что большие деньги на дело мужа не с неба упали, а заняты.

Третье: почему развод с супругом и дележ общего имущества чудесным образом совпали с тем моментом, когда шансов на удержание чужого имущества не осталось?

В Адлерском суде внимательно изучили вопрос и вынесли законное решение: брак расторгнуть, в разделе реализованного (уже чужого) имущества Оганесянам отказать. А 31 января дело будет слушаться в апелляции в Краснодарском краевом суде. И каким будет решение по этому, казалось бы, абсолютно понятному делу, прогнозировать рано.

Причины для столь пессимистичных предсказаний имеются. Одно из них заключается в том, что при абсолютной прозрачности вопроса, наличии массы документов, подтверждающих законность выкупа дома, находящегося в залоге и так далее — решение до сих пор не принято, должник использует всевозможные уловки, для того, чтобы отсрочить вступление в свои права покупателем. Новый собственник, уплатив немалые деньги, почти год не может ни распоряжаться своим имуществом из-за ареста, ни пользоваться им, так как элементарно нет доступа на территорию. При этом, по данным представителей покупателя, гражданин Оганесян продолжает сдавать под коммерческие предприятия уже не принадлежащую ему собственность и ежемесячно получать доход, пока идут судебные разбирательства.

Вот такая, к сожалению, очень типичная для нашего правосудия история: всем всё понятно, но ничего не решено.

Мы продолжим следить за этим процессом и обязательно расскажем нашим читателям о том, какое решение было принято судом в этом ясном как день вопросе.

Игорь ПРИЛУКИН