Выпуск №93 (4796)

Свежий выпуск

27 ноября 2020
09:56
Авторские статьи

Странное дело

Юрий Гавриилович Иванов — почетный адвокат России, более тридцати лет является членом совета Адвокатской палаты Краснодарского края, возглавляет Октябрьский филиал Адвокатской палаты. Хорошо известен в профессиональных кругах как опытнейший адвокат в области юриспруденции. Награжден орденом и многочисленными медалями Федеральной палаты адвокатов РФ, медалью Министерства юстиции РФ.

Юрий Иванов — член Союза писателей, издал семь книг стихов и переводов.

Вот история из большой адвокатской практики Юрия Иванова.

Странное дело

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предполагает, что уголовное дело может быть возбуждено разными должностными лицами следственных органов. Как правило, это делают следователи. Есть исключения, когда некоторые категории граждан (в зависимости от занимаемой должности, места работы и тому подобного) могут быть привлечены к уголовной ответственности руководителями следственных органов. Не так давно, когда еще не был создан Следственный комитет, прокуратура имела право возбуждать уголовные дела, но крайне редко уголовное дело возбуждалось постановлением Генерального прокурора РФ. Именно с таким делом адвокату Юрию Иванову пришлось столкнуться.

Фабула дела была весьма проста: заместитель транспортного прокурора одного из городов длительное время уговаривал двоих сотрудников таможенных органов выписать его приятелю таможенную декларацию о ввозе на территорию России всего лишь одной тысячи долларов. Эта декларация являлась официальным подтверждением того, что доллары находятся у их собственника легально. Ранее адвокату не приходилось сталкиваться с делами, возбужденными столь высоким должностным лицом (выше него некуда!). Удивляло, что Генеральный прокурор республики занимается такой мелочевкой, хотя надо заметить, что в те времена, тридцать лет назад, еще не воровали миллионами долларов и не хранили их ввиду огромного количества на съемных квартирах.

Расследование дела было поручено «важняку» — следователю по особо важным делам при Генеральном прокуроре РФ. Все подозреваемые, ставшие впоследствии обвиняемыми, находились на свободе — прямо скажем, что дело не стоило выеденного яйца. Всё шло своим чередом: множились тома уголовного дела по этому единственному эпизоду, проводились экспертизы, собирались доказательства, рассекречивались прослушанные оперативными органами телефонные разговоры, дело росло как на дрожжах.

В то время адвокат допускался к участию в деле лишь после объявления об окончании предварительного расследования и предоставлении возможности ознакомления со всеми материалами уголовного дела. Отметим, что сейчас иначе и любой человек — потерпевший, свидетель, подозреваемый может прийти на допрос с адвокатом.

Юрий Иванов помнил наставления, которые на заре его карьеры давал ему руководитель стажировки — известный и талантливый адвокат: «Если уголовное дело состоит из нескольких томов, всегда знакомься с его материалами раздельно с клиентами. Закон позволяет такой вариант. Клиенты знакомятся с материалами дела гораздо дольше, чем адвокат, читая и то, что читать вовсе не нужно: сопроводительные письма, различные справки, ходатайства о продлении срока следствия и много другое. Пусть читают. Когда они ознакомятся с материалами дела, тогда приступай». Как показало время, это правильно. Но опытный наставник, когда советовал, не мог и предполагать, в какую неприятную историю мог бы попасть Юрий Иванов, если бы знакомился с материалами этого дела совместно с подзащитными.

Уголовное дело расследовалось в одном из приморских городов. «Важняк» располагался в здании ФСБ, сотрудники которого осуществляли «оперативное сопровождение», являясь, в общем-то, инициаторами возбуждения дела.

Прошло несколько дней с момента начала ознакомления, адвокату позвонил один из клиентов и взволнованно сообщил, что их собираются задерживать: «Говорят, что мы якобы похитили постановление о возбуждении уголовного дела, подписанное Генеральным прокурором, и подлинник фиктивной декларации». Да уж, только этого не хватало! Тогда и вспомнились слова наставника о необходимости раздельного ознакомления с многотомными делами. Подзащитных действительно задержали, провели обыски везде, где только можно — ничего, конечно, не нашли и вынуждены были освободить из-под стражи. Всё это могло быть проделано и с Юрием Ивановым, если бы он знакомился с материалами уголовного дела совместно с подзащитными.

Следователь умолял вернуть постановление, говорил, что у него семья, дети, что его уволят за проявленную халатность, но доверители стояли на своем: «Мы не брали!» Возник некий тупик: что же делать? Докладывать Генеральному прокурору, что его постановление пропало? Но за это можно вылететь с работы. Решили дело прекратить. Так бы оно и лежало в архиве, если бы при очередной плановой проверке на него не наткнулись надзирающие за следствием прокуроры. Постановление о прекращении уголовного дела отменили и продолжили расследование с нуля. По копиям восстановили дело, провели весьма сложную экспертизу копии декларации в Москве и, когда дело уже превратилось в очень и очень многотомное, вновь объявили об окончании расследования.

Для того чтобы не повторилось то, что было первый раз (пропажа двух важнейших документов), решили знакомить обвиняемых с материалами дела в военной прокуратуре: с решетками на окнах и вооруженной охраной. Дело под подпись выдавалось с утра, а к концу рабочего дня запиралось в сейф с огромным замком.

И вновь Иванову позвонил тот же подзащитный и сообщил, что их опять хотят задержать: им говорят, что из материалов дела пропал самый важный том, в котором была экспертиза по копии декларации. Бывает же такое! Всё повторилось, но опять не принесло никаких результатов — клиентов освободили. Тут уж прокурорские работники закусили удила и решили восстановить пропавший том по прокурорским копиям материалов дела и направить дело после всех необходимых процедур в районный суд для рассмотрения по существу.

Дальше было всё просто: адвокат приехал, ознакомился со всеми материалами уголовного дела, заявил ходатайство о его прекращении, в удовлетворении которого ему, конечно, было отказано, и дело ушло в суд.

Суд не стал поддерживать весьма хлипкую позицию прокуратуры и вынес соломоново решение: приговором суда заместитель прокурора был осужден, а подзащитные — оправданы. Краснодарский краевой суд оставил приговор без изменения, а кассационное представление прокурора в части оправдания — без удовлетворения.

Длилась вся эта история около двух лет. До сих пор удивляет, зачем Генеральному прокурору России нужно было возбуждать уголовное дело по столь ничтожному поводу. Мало ему было районных прокуроров? Адвокату всё это представлялось абсолютно абсурдным и непонятным, хотелось спросить по этому поводу там, в Генеральной прокуратуре: делать больше нечего?

Странное, очень странное дело.

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение