Свежий выпуск

20 ноября 2020
00:28
Авторские статьи

Стратегия и тактика боевого применения конницы

Немецкие солдаты прозвали казаков «чертями на стальных конях» и боялись их, как возмездия Всевышнего

В начале 1940-х годов в распоряжении Красной Армии была самая мощная кавалерия. Впрочем, в «эпоху моторов», как называют этот период ученые-историки, разговоры об эффективности конных подразделений в боевых условиях мало кто принимал всерьез. В тяжелых боях летом и осенью 1941-го (а кавалерия в то время участвовала в большинстве крупных войсковых операций) кавалерийские части прикрывали отход наших войск, наносили контрудары по группировкам противника, прорвавшимся на территорию СССР, обеспечивали подвоз материальных средств и эвакуацию.

Кавалерия на «войне моторов»

Потери первых месяцев войны в кавалерийских частях были настолько велики, что практически все их пришлось расформировать. Вместе с тем началось формирование новых кавалерийских соединений — так называемых легких рейдовых дивизий, численность которых не превышала трех тысяч человек. К концу 1941 года в составе Красной Армии были уже 82 кавалерийские дивизии легкого типа. Кроме того, по настоянию Г. К. Жукова в 1941 году началось активное формирование кавчастей, которые предназначались для поддержки маневренных танковых дивизий. В РККА были сформированы так называемые конно-механизированные группы. Они действовали совместно с танковыми армиями на участках прорыва немецкой обороны. Как в дальнейшем показал опыт боевых действий, танкисты, действуя совместно с кавалерией, добивались куда больших успехов, чем при самостоятельных действиях.

Кавалеристы в бою успешно противостояли хорошо оснащенному техникой противнику. Последний в Великой Отечественной войне успешный бой с участием кавалерии произошел на подступах к Будапешту, когда казаки-гвардейцы 5-го Донского кавкорпуса уничтожили больше 150 эсэсовцев, а также их союзников-венгров.

Только к середине войны немецкое командование осознало необходимость формирования специализированных конных подразделений, однако создать кавалерийские части, которые могли бы соперничать с нашей конницей, немцам не удалось.

Герои-казаки доблестно сражались с немецкими захватчиками на фронтах Великой Отечественной. За мужество и героизм, проявленные в боях, 262 казака-кавалериста были удостоены почетного звания Героя Советского Союза, все семь кавалерийских корпусов и 17 дивизий получили звания гвардейских.

До ста лет жить мать казаку наказала

Яков Сторчак — потомственный казак из станицы Новомихайловской (ныне станица Октябрьская). Он прошел всю войну. Вернее будет сказать, не прошел — проскакал. Бравый кавалерист гвардии лейтенант Сторчак бил фашистов на фронтах Великой Отечественной с февраля 1942-го по май 1945-го. И судьба была ему уцелеть в горниле войны. Рассказывал Яков Павлович, что еще в детстве жить до ста лет напророчила ему мать.

В начале 1921 года в семье Сторчак, где были только девчонки, родился казачок — продолжатель фамилии. Была бы радость без предела, да тут мать заболела тифом. И она, и малыш оказались на грани смерти. Много дней боролась казачка со смертью и победила «курносую», выздоровела. И младенец выжил, не заболел. Имя ему дали только в январе 1922 года. Сказала тогда мать, обращаясь к маленькому сыну: «Ну, Яша, жить тебе до ста лет».

— С тех пор и не могут одолеть меня напасти,— говорит бывалый казак.

Голод 1933-го большая семья Сторчак пережила. Никто из семи детей не умер. А потом, перед самой войной, урожаи пошли хорошие, колхозы на ноги становиться стали. Жить бы да радоваться, да грянула новая беда — страшная, военная.

В 1941 году Яков Сторчак учился на курсах шоферов в станице Екатериновской. Оттуда его, выдав водительские права, отправили в Новороссийск, на курсы усовершенствования командного состава имени С. М. Буденного. Училище эвакуировали в город Пятигорск, разместили под Машуком. Вскоре курсанты сдали зачет, получив звания офицеров. Двенадцать человек, в том числе Яков Сторчак, были направлены в 17-й Кубанский корпус, в станицу Тбилисскую.

Немцы бежали от казаков сломя голову

В феврале 1942 года Яков Сторчак был назначен командиром огневого взвода 76-миллиметровой пушки в составе 17-го казачьего кавкорпуса, впоследствии 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса.

А в августе молодой лейтенант-кавалерист принял участие в боях под станицей Кущевской.

Знаменитая атака 2 августа 1942 года, позднее названная историками Кущевской, навсегда врезалась в память казака.

— Говорят сейчас, что казаки ринулись с шашками на танки, но это было не так,— вспоминает ветеран. — Второго августа наша разведка доложила, что из станицы Кущевской выдвинулась немецкая мотопехота, танков нет. Командир дивизии Борис Степанович Миллеров доложил об этом командиру корпуса Николаю Яковлевичу Кириченко и получил приказ атаковать врага в конном строю. Два полка фронтом до двух километров буквально врезались в мотопехоту фашистов, и те не устояли…

Старожилы станицы Кущевской помнят, как воевали казаки-кавалеристы, совсем еще юнцы, как бежали от них немцы — сломя голову, не разбирая дороги, как бросали застрявшие посреди реки Еи мотоциклы, пытаясь перебраться на другой берег…

Какое впечатление производили казаки на врага, рассказывают сохранившиеся в архивах письменные свидетельства фашистских солдат и офицеров. «Перед нами встали какие-то казаки,— записал на клочке бумаги итальянский офицер, участвовавший в том бою на стороне немцев. — Это черти, а не солдаты. И кони у них стальные. Живыми нам отсюда не выбраться». Солдат-немец, который бой под Кущевской не пережил, по-видимому, вел дневник. После него осталась записка со словами: «Казаки — это вихрь, который сметает на своем пути все препятствия и преграды. Мы боимся казаков, как возмездия Всевышнего».

— В том бою под станицей Кущевской,— продолжает рассказ Яков Сторчак,— мы захватили немецкий штаб, штандарт, документы дивизии. Из них-то мы и узнали, что это была 101-я немецкая дивизия «Зеленая роза».

Как отмечал в своих мемуарах маршал Гречко, в ночных атаках на Кущевскую казаки уничтожили более тысячи гитлеровцев и около трехсот взяли в плен.

После битвы под Кущевской 17-й Кубанский казачий корпус приказом Верховного Главнокомандования был переименован в четвертый гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус, в котором Яков Сторчак получил первую свою награду — звание казака-гвардейца.

От Кубани до Праги

В 1943 году Яков Сторчак участвовал в операции по освобождению Крыма. В марте 1944-го он в составе 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса участвовал в сражениях на территории Украины. В апреле 1944 года освобождал Одессу. Потом были бои в Белоруссии: освобождение городов Каменковичи и Слуцк, Столбцы, Барановичи, Слоним.

В июле 1944 года кавалерийский корпус вышел к границе СССР, к Польше, освободил Брест. Затем с боями прошел по Румынии, Венгрии, Чехословакии. Двадцать шестого апреля 1945 года был взят город Брно в 150 км от Праги. Здесь, в Брно, и узнал Яков Сторчак радостную весть, что войне конец, что немцы разбиты, что пришла Победа.

Демобилизовался Яков Павлович в 1946 году. Вернулся на Кубань, в родную станицу.

Крест за возрождение казачества

Вскоре после возвращения с фронта Яков Павлович встретил свою суженую — Александру Максимовну. Сыграли свадьбу. И стали жить молодые душа в душу. Яков Сторчак работал учетчиком-бухгалтером в полеводческой бригаде. Потом был избран секретарем сельского совета, работал начальником военно-учетного стола станицы Михайловской.

Мастер на все руки, успел он поработать заготовителем в Сельпо, часовым мастером КБО Павловское. Даже на «севера» заглядывал — с 1979 по 1982 работал слесарем на автобазе АТК в Тюменской области, а вернувшись домой, снова стал часовым мастером. На пенсию Яков Павлович вышел только тогда, когда ему исполнилось восемьдесят.

Вырастили супруги Сторчак трех замечательных сыновей. А потом и внуки-правнуки пошли. Яков Павлович души в них не чает, и есть ему о чем рассказать молодежи — за войну да за жизнь. Чтобы рассказы казака о войне не пропали во времени, сохранились для будущих поколений, одна из внучек Якова Павловича — сотрудник мемориального музея Ю. В. Кондратюка записала их и опубликовала в Сети.

За мужество и доблесть на фронтах Великой Отечественной Яков Сторчак награжден орденами Отечественной войны II степени и Красной Звезды, двумя медалями «За отвагу», медалями «За оборону Кавказа», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За Победу над Германией»…

Есть у него награда, полученная уже в мирное время,— крест за возрождение казачества на Кубани вручал ему казачий генерал Николай Долуда, ныне атаман Всероссийского казачьего общества.

А еще Яков Павлович исполняет романсы и казачьи песни, аккомпанируя себе на гитаре.

— Так, иногда с ума схожу — пою-играю. Все в нашем роду играют-поют,— смеется казак.

И говорит, улыбаясь, что, может, потому напасти его и не берут, что песни веселые он любит.

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение