Выпуск №4 (4810)

Свежий выпуск

22 января 2021

Сыщик от Бога

Алексей Васильевич Пашинский был первым начальником отделения уголовного розыска Краснодарской транспортной милиции.

Он родился 30 марта 1919 года на Вологодчине. Служил в рядах Красной Армии с 1939 года в танковой бригаде в Белостоке, на границе с Польшей. Двадцать второе июня 1941 года он встретил в городе Пружаны Брестской области. Ему знакома горечь отступлений, утрат начального периода войны и мужество, героизм солдат Победы в ходе войны. Алексей Васильевич участвовал в обороне Москвы. В марте 1942 года был тяжело ранен в правую руку, госпитализирован и признан годным к нестроевой службе. Продолжать войну с немецко-фашистскими захватчиками ему не разрешили — был списан с военной службы.

Но 23-летний воин не сдался: в марте 1942 года его направляют на другой фронт — борьбы с преступностью в органы транспортной милиции на ст. Буй Северной железной дороги. Писать он не мог — его назначили командиром взвода. Алексею Васильевичу пришлось вести борьбу с мародерами, разоблачать диверсантов. Вместе с железнодорожниками он участвовал в восстановлении вокзалов. А ровно через год, когда смог держать ручку в руках и писать, его назначили оперуполномоченным уголовного розыска.

Тогда, в далеком 1943 году, он старательно, инициативно познавал азы оперативной работы. Шустрого, талантливого и смекалистого паренька очень скоро заметило руководство транспортной милиции. Его назначили на ответственный участок по предупреждению и раскрытию тяжких преступлений.

Десять лет Пашинский прослужил в уголовном розыске на Северной железной дороге, раскрыл немало сложных, тяжких уголовных преступлений. В 1953 году Алексей Васильевич был направлен на Северо-Кавказскую железную дорогу. Дорожным отделом милиции назначен начальником отделения уголовного розыска линейного отдела милиции на станции Краснодар. На Кубани он продолжил как опытный оперативный работник организовывать и лично участвовать в раскрытии преступлений. Восемнадцать лет он возглавлял УГРО в транспортной милиции столицы Кубани. Воспитал не одно поколение сыщиков.

А. В. Пашинский за ратный труд в годы Великой Отечественной войны награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За оборону Москвы», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», многими юбилейными медалями и знаками. За службу в органах транспортной милиции награжден орденом «Знак Почета», медалями «За безупречную службу в органах МВД» трех степеней, медалями «За доблестный труд», «Ветеран труда», «200 лет МВД» и другими, знаком «Отличник милиции».

Восемнадцатого февраля 2004 года он встретил и отметил 85-ю годовщину транспортной милиции, а 30 марта 2004 года перестало биться беспокойное доброе сердце Алексея Васильевича Пашинского, легендарного человека, сыщика от Бога. Его уважали, ценили, любили.

В мае 2004 года совет ветеранов Краснодарского линейного УВД на транспорте в целях увековечивания памяти первого начальника отделения уголовного розыска линейного отдела милиции на ст. Краснодар полковника милиции А. В. Пашинского и для стимулирования служебной деятельности молодых сотрудников уголовного розыска, воспитания у них высоких профессиональных качеств, верности служебному долгу, присяге разработал и учредил Положение об учреждении премии имени Алексея Васильевича Пашинского.

Пятого октября 2011 года советом ветеранов Управления на транспорте МВД России по Южному федеральному округу было учреждено Положение о премии общественной организации ОВДТ УТ МВД России на транспорте по ЮФО имени полковника милиции А. В. Пашинского. Лауреаты награждаются денежной премией и знаком его имени.

Его служба продолжается! Стоит привести примеры из практики его работы, на которых учится сегодня молодое поколение работников полиции.

Кража из сейфа

Для работников вагонного депо получили крупную сумму денег. Из банка привезли только во второй половине дня и выдать в этот же день деньги не успели. Их закрыли в сейфе, который охраняли. Утром обнаружили охранника связанным, на глазах повязка, рот закрыт марлей, а сейф взломан, и денег нет. Сторож, пожилой человек, инвалид второй группы, напуганный, ничего внятно сказать не мог. Ночью ворвались трое в масках, с ломиком и фонариком. Его сразу связали и избили. Опознать никого сторож не мог. Взломщики больше молчали, но сторож услышал, как один назвал другого «Ленчик». О наличии денег в сейфе знали железнодорожники. Без их участия не обошлось, но кто конкретно? Версии проверял А. Пашинский.

В поле зрения попал слесарь вагонного депо Михаил Шорохов. К нему приехали двое из Ленинграда, одного звали Ленчик. За Шороховым установили наблюдение. Михаил посещал кафе, заказывал спиртные напитки, закуски, угощал друзей. Купил дорогой костюм, не скупился на подарки женщинам. Возник вопрос: за какие деньги при его небольшой зарплате?

Его задержали, а дома сделали обыск. При обыске на чердаке обнаружили завернутый в тряпочку пистолет ТТ и крупную сумму денег. Шорохова арестовали, установили Ленчика и его напарника. У них также были похищенные деньги. Все трое предстали перед судом.

Были осуждены на разные сроки наказания.

Пуговица

Путевой обходчик обнаружил в болоте полуразложившийся труп мужчины.

Как объяснил обходчик:

— Я, когда пришел, увидел в болоте человека. Его опознать было невозможно, так как черви сделали свое дело.

Для изготовления фотографии и установления личности череп отправили в Москву.

На месте происшествия была обнаружена рабочая куртка из грубого материала. Ее изъяли для опознания. Рядом с болотом не только проходили железнодорожные пути, но и находились леспромхозы, лесхозы. Но труп был обнаружен в непосредственной близости от железной дороги, и устанавливать личность довелось сотрудникам транспортной милиции, раскрывать преступление по месту обнаружения трупа, пока не будет доказано, где совершено преступление, если оно совершено. По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть насильственная. Были присланы и фотографии личности покойного.

Алексей Васильевич Пашинский теперь ездил не только с фотографией покойного, но и с курткой, показывал ее на станциях и в близлежащих леспромхозах.

Уборщица барака одного из леспромхозов заинтересовалась фотографией куртки и пояснила, что она пришивала пуговицу на куртку и пуговица отличается от других. Тогда ей предъявили не только фотографию, но и саму куртку — и уборщица уверенно сказала, что пришивала эту пуговицу, назвала, когда и кому. Личность владельца куртки была установлена. Он приезжал из соседнего леспромхоза в гости к товарищу, они вместе выпивали. Пашинский выяснил, что в соседнем леспромхозе работали два друга, ранее оба судимые. Они вместе уволились, и далее их судьба была неизвестна. Но одного нашли в болоте, а рядом куртка другого, который был объявлен в розыск.

Когда его нашли, он уже был арестован за разбой и признался в убийстве напарника.

Крупное хищение

На станции Камвольная Краснодарского отделения дороги в разное время было составлено два коммерческих акта по недостаче шерсти на сумму свыше 50 тысяч рублей. Отправителем значилась Зеленчукская моечная фабрика, что в Ставропольском крае, получатель — Краснодарский камвольно-суконный комбинат.

Согласно коммерческим актам, вагоны прибыли с исправленными пломбами, закрутками отправителя. Однако шерсти в вагонах при выгрузке оказалось меньше, чем значилось в документах отправителя. Далее следовало, что вагоны были загружены до полной вместимости и недостающий груз вместиться в вагоны не мог. Вывод: отправитель недогрузил шерсть — вина ложится на Зеленчукскую моечную фабрику. Рекомендовалось разрешать конфликт через арбитражные инстанции, так как спор между государственными в тот период предприятиями разрешался в именно арбитражном порядке.

На фабрике не соглашались с таким выводом краснодарских железнодорожников. Полетели многочисленные жалобы в МВД СССР, Прокуратуру РСФСР, партийные и советские органы. Посыпались указания и звонки в УВД Краснодарского и Ставропольского краев, Северо-Кавказское управление транспортной милиции. Следовали указания с контролем исполнения в нижестоящие транспортные и территориальные органы милиции.

В линейном отделе милиции на станции Краснодар, где начальником был подполковник милиции Василий Алексеевич Данченко, создали оперативно-следственную группу, разработали план мероприятий, в реализации которого принимал участие лично начальник отдела.

Возглавить оперативную группу поручалось начальнику отделения уголовного розыска майору Алексею Пашинскому. Были истребованы коммерческие акты, изучены, опрошены лица, их подписавшие. Они подтвердили их содержание.

Тогда был проведен эксперимент. В вагон загрузили такое количество тюков шерсти, как значилось в документе, и оказалось, что данное количество шерсти в вагон вмещается. Это противоречило выводу, отмеченному в коммерческих актах, что указанное в документах количество шерсти не могло поместиться в вагоне.

Напрашивался вывод, что это не недогруз отправителя, как зафиксировано в актах и объяснениях, а недостача. Возможно хищение в пути следования по железной дороге.

Грузовой состав с вагонами шерсти имел стоянку на многих станциях разных отделений дорог. Так где же совершено преступление? Пока были лишь вопросы, на которые предстояло ответить оперативно-следственной группе.

Получалось, что коммерческим актам верить нельзя: они не отражают действительной картины событий. Железнодорожники, подписавшие коммерческие акты, изменили свои показания, данные ранее. Они пояснили, что версию о недогрузке со стороны отправителя они выдвинули только с той целью, чтобы «не вешать» на станцию крупную сумму недостачи, так как это являлось серьезным браком в работе станции, отделения дороги, снижало общие показатели коллектива, что влекло за собой лишение премий и другие негативные последствия.

Причастность к хищению краснодарские железнодорожники категорически отрицали, и никаких доказательств их вины не было. Такое могло случиться на всем протяжении железной дороги от Зеленчука до Краснодара. Состав проследовал большие и малые станции, стоянки Минераловодского, Ростовского, Кавказского отделений дороги.

Оперативные работники командировались на разные участки железной дороги, где вагоны с шерстью находились на стоянках. Одновременно тщательно проверялись и краснодарские железнодорожники, причастные к обработке вагонов, из которых совершено было хищение.

Было установлено, что в каждом случае вагоны с шерстью подавались на камвольно-суконный комбинат одним и тем же составителем Третьяковым. Причем в обоих случаях он не брал с собой своего помощника — сцепщика, заявляя: «Отдыхай, я справлюсь один». Возник вопрос: почему? Случайное совпадение или специально? Действительно «жалел» своего напарника или были другие причины? Почему именно по вагонам с шерстью? Составитель игнорировал помощника, с которым были плохие отношения? Его стали основательно проверять: связи, образ жизни и т. д. Составитель Третьяков дружил с оператором станции Фатеевым. По работе оба характеризовались положительно. Составитель Третьяков был занесен на Доску почета, оператор Фатеев ранее избирался секретарем комитета комсомола железнодорожного узла ст. Краснодар. А по месту жительства информация поступала другая. Оба часто проводили время в барах, ресторанах. В последнее время приобрели дорогие вещи. Но оснований для задержания, а тем более обвинений не было. Одни подозрения. Живут, как тогда говорили, не по средствам.

Оперативные работники не зацикливались на одной версии о хищении по ст. Краснодар — отрабатывались и другие станции.

От оперативных работников, командированных на станцию Зеленчук, поступило сообщение, что на моечную фабрику поступила партия шерсти, в которой была часть, которая проходила уже фабричную мойку. А поступила данная партия из Гулькевичской заготконторы Краснодарского края. Немедленно выехали в Гулькевичи, нашли заготовителя, однофамильца составителя Третьякова. При допросе он вел себя спокойно, сдержанно и уверенно. Он пояснил, что как заготовитель заинтересован в перевыполнении плана заготовления шерсти и принимает всю шерсть, которую приносят сдатчики.

Назначенная ревизия КРУ по документам существенных нарушений не установила. Поскольку шерсть заготавливалась в Калмыкии, Волгоградской области, Ставропольском и Краснодарском краях, то работники милиции устанавливали и допрашивали сдатчиков шерсти указанных регионов и по фамилиям, месту жительства, указанных в квитанциях.

Старший оперуполномоченный уголовного розыска майор милиции Тимофеев Александр Петрович проделал колоссальную работу в этом направлении, допрашивая в качестве свидетелей владельцев шерсти, установил, что чистую часть шерсти никто не сдавал. Квитанции многих настоящих сдатчиков переписаны, завышено количество сданной шерсти и суммы выплаченных денег, учинены фиктивные подписи.

В квартире заготовителя произвели обыск, изъяли заполненные бланки квитанций и чистые бланки, другие документы.

И заготовитель Третьяков дал показания. Автомашину с кипами мытой шерсти купил у молодых людей из Краснодара. Решил подзаработать. Составил квитанции на шерсть, якобы приобретенную у частных лиц, переписал квитанции как на заготовленную у сдатчиков, расписался за них, присвоив деньги.

Экспертиза дала заключение, что мытая шерсть, поступившая от Гулькевичского заготовителя, идентична шерсти, отправленной Зеленчукской моечной фабрикой Краснодарскому камвольно-суконному комбинату.

Составитель Третьяков и оператор Фатеев были задержаны и помещены в КПЗ — так называли изолятор временного содержания (ИВС). Сначала они всё отрицали. Первым дал признательные показания оператор Фатеев. Он заявил, что не хочет быть «паровозом». Рассказал о процедуре хищения. Он сообщал составителю поезда, номера вагонов, в которых находится ценный груз. Составитель договаривался с другими участниками преступной группы: машинистом тепловоза, грузчиками, шофером. Вагон подавался в условленное место, удобное для подъезда автомашины. Грузчики погружали кипы шерсти в автомашину, составитель подвешивал пломбу отправителя и вагон подавался на камвольно-суконный комбинат.

Схема действовала безотказно. Были установлены и другие хищения грузов. Разоблачена группа в составе восьми человек, все привлечены к уголовной ответственности за хищение. Октябрьским районным судом г. Краснодара осуждены на длительные сроки наказания. В расследовании данного дела принимали участие начальник следственного отделения майор милиции Василий Андреевич Дряпочко и следователь капитан милиции Анатолий Никитович Сахно.

А. Пашинский делился опытом раскрытия хищения шерсти в крупном размере на совещании оперативных работников ОУР, ОБХСС в Северо-Кавказском управлении транспортной милиции в Ростове-на-Дону. Была направлена об этом информация и в МВД СССР.

Виктор ТАТАРКИН, член Союза журналистов России

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение