Выпуск №4 (4810)

Свежий выпуск

22 января 2021

В зоо, зоо, зоопарке…

У Молодежного театра Краснодарского муниципального творческого объединения «Премьера» — его главного режиссера Даниил Безносова и главного художника Насти Васильевой есть славная традиция: открывать сезон премьерой. Год назад это был смешной, но «одноразовый» «Человек и джентльмен» Эдуардо де Филиппо, в нынешнем октябре — фантастические «Звериные истории» американского драматурга Дона Нигро в переводе москвича Виктора Вебера: десять мини-пьес о различных ситуациях «из жизни животных», которые на самом деле люди.

Однажды в подземном переходе

68-летнего актера, режиссера и университетского преподавателя (в прошлом), а ныне литератора Дона Нигро, автора более чем четырехсот (!) пьес, активно вдохновляющегося самыми разными культурами: от Возрождения итальянского и английского до серебряного века, на русский впервые перевел в 2014 году бывший работник КБ и едва ли не официальный русский «голос» Стивена Кинга Виктор Вебер. И уже в 2015-м «Горгон» Нигро впервые поставили в России: в Петрозаводске — Игорь Селин, в Ельце — Радион Букаев, хорошо знакомый Краснодару, а годом позже «Дон Джованни» Виктора Шамирова появился в Москве.

Наш театр №1 (да простят меня остальные труппы, но это так) приступил к «Звериным историям» больше года назад, и выбор его главрежа Даниила Безносова был вполне понятен: простые по форме и универсальные, неумолимо говорящие о вечном зарисовки из мира думающих и поступающих, как люди, животных оставляют широкое поле для «хорошего затейничества» всем участникам процесса: режиссеру, художнику, артисту; они легко поддаются «транскрипции» под реалии любой части света. Именно из них в том числе и прорастает мощь и обаяние «Звериных историй» Молодежки: из внешней социальности пополам с личным и болезненным для каждого.

Главный художник Молодежки Настя Васильева, всегда умеющая минималистично-прекрасным инструментарием создать не отвлекающее от главного, но мгновенно понятное и упоительно-красивое пространство, в «Звериных историях» привела нас в подземный переход с белыми кафельными стенами (а может, в салон или палату, бойню или морг). Маленькими мазками — от мигающей лампочки до экипировки диггера, от нарядов жительниц Варшавского и всех других гетто она, как всегда (из опыта «Грозы» или того же «Человека и джентльмена») точно, «подыграла» режиссерской задумке.

Моно и стерео

«Звериные истории» — монологи и диалоги один за одним при всей простоте формы не оставляют впечатление цикла этюдов, но вполне себе дают оценку этому миру, а актерам — благодатную возможность показать себя вне амплуа и любых рамок. Одни номера «выстреливают» в тебя сразу же (безупречный и пронзительный «Утконос» Алексея Суханова или «Теория нитки» Анны Нежуты и Олеси Никифоровой), и там, где кажется, что переводчик что-то недодал тебе (как в «Попугаях» с прекрасным дуэтом заслуженного артиста Кубани Алексея Алексеева и Полины Шипулиной и рефреном «Полли хочет крекер» — строкой Nirvana), и разворачивается в полную силу то самое не всегда веселое затейничество в разговор о человеческом «зоопарке».

«Три дикие индюшки в ожидании кукурузных початков» (Инга Аничкина, Александр Теханович, Евгений Парафилов) и поиск саксофона как недостижимой — «потому что у тебя лапки» — мечты на поверку оказываются историей о потере себя вместе с человеком, а та же «Теория нитки» («Живешь, строишь планы — и тут «приора»,— говорит одна кошка другой) — о поиске хоть какого-то смысла. «Синезадый бог бабуинов» (Ян Новиков) и «Ожидание. Коровы на убой» через лобовые ассоциации и аллюзии с радикальной субкультурой скинхедов и этническими чистками предлагают подумать и над природой власти, и над нашей виктимностью во взаимоотношениях с ней.

«Звериные истории» прекрасны не только сатирой как оберткой для сложного разговора о человеке несовершенном или дивными ролями (чего стоит «Мышеловка» с неузнаваемой и, кажется, взявшей нереальную высоту заслуженной артисткой Кубани Людмилой Дорошевой, и не менее мощный «Великий бурундукский лабиринт» Алексея Замко) или уместными и изобретательными (лучше в наших театрах пока ни один режиссер не пользовался видеографией) видеопроекциями в реальном времени («Теория нитки», «Летучий мышь»). Непостижимым образом спектакль, где в финале все герои бегут или убегают, не отбирает, но дает надежду: ведь даже индюшка Пенни играет на саксофоне.

Кстати

Пьеса «Звериные истории» состоит из одиннадцати новелл, постановка Молодежки имеет подзаголовок «Десять коротких историй»: одиннадцатый сюжет «Сурок у окна» с заслуженным артистом Кубани Иваном Чировым тоже со временем появится в спектакле.

Анастасия КУРОПАТЧЕНКО

Фото Юрия КОРЧАГИНА

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение