Выпуск №4 (4810)

Свежий выпуск

22 января 2021

Вторичный материальный ресурс

О правильном обращении с бытовыми отходами на Кубани и о том, какие проблемы и достижения сейчас существуют в плане утилизации мусора, рассказал в интервью нашей газете главный консультант отдела обращения с твердыми коммунальными отходами, санитарной очистки Министерства ТЭК и ЖКХ Краснодарского края Евгения Дудко.

— Насколько готов Краснодарский край перейти на новую систему обращения с отходами (имеется в виду раздельный сбор мусора) и в чем основная проблема, если таковая существует?

— Основная сложность перехода на раздельный сбор мусора заключается в том, что это довольно многокомпонентная история, которая состоит из следующих этапов. Первый этап — экологическое образование и просвещение населения, руководителей и сотрудников предприятий. Второй — создание инфраструктуры для раздельного сбора мусора. То есть по сути то, чем и занимается Министерство ЖКХ. И третий этап — создание перерабатывающих производств, производств конкурентоспособной конечной продукции из вторичных материальных ресурсов. И вот тут уже должны подключаться промышленники.

— Есть уже определенные сроки, когда мы окончательно должны перейти на новую систему?

— Постановлением губернатора подразумевается поэтапный переход на раздельный сбор мусора. Сроки указаны довольно условные. Если кто-то готов перейти на новую систему уже сейчас и для этого есть все условия, пожалуйста. Есть яркие примеры: неплохие пилотные проекты демонстрирует Славянский и Тимашевский районы, город Краснодар установил порядка пятидесяти контейнеров для сбора пластика, и не только на гостевых маршрутах, но и на площадках в спальных районах. Но мы также понимаем, что есть у нас и отдаленные сельские пункты, где по сей день сбор отходов осуществляется ведерным способом, а их транспортировка — тракторами. Поэтому мы все-таки двигаемся в этом направлении, и, если в ближайшие несколько лет произойдет хотя бы разделение опасных и неопасных отходов, это уже будет маленькая победа.

— А зачем нам это всё нужно? Ведь со времен Союза складывали весь мусор в контейнеры и вывозили на свалку.

— Сложно сейчас сравнивать нынешнюю жизнь с советскими временами. Но, кстати, даже тогда, при СССР, способ раздельного сбора мусора присутствовал: школьники собирали макулатуру и металлолом, стеклотара была в обороте. Есть такое понятие, как морфологический состав отходов, а он существенно изменился. Кроме того, класс экологической опасности современного мусорного ведра сейчас совершенно другой. Если в советские времена в мусорный контейнер попадали в основном пищевые отходы, то сейчас львиная доля — упаковка, а также медицинские и электронные отходы. Поэтому от раздельного сбора нами никуда не уйти. Ведь наша цель — снизить класс опасности отходов, а в перспективе — перевести понятие «отходы» в понятие «вторичный материальный ресурс».

— Что входит в категорию опасных отходов, какие предметы быта нельзя выбрасывать в общий мусорный контейнер?

— То, что находится в каждой квартире: батарейки, градусники, ртутные и энергосберегающие лампочки, лампы дневного света. Все эти предметы содержат в себе опасные материалы. Кстати говоря, есть постановление правительства о перечне мероприятий по содержанию общего имущества в многоквартирных домах, одно из которых — наличие специального контейнера. То есть вот эта самая строка «содержание жилья» подразумевает установку контейнера для сбора опасных отходов. А многие из нас просто этого не знают. Конечно, для жителей частного сектора это более проблемный момент. А вот для жителей многоквартирного фонда законодательно эта проблема решена — просто не исполняется управляющими компаниями.

— Куда потом увозится груз с опасными отходами?

— У нас работает специализированная организация, которая вывозит их за пределы региона. Самый ближайший завод по переработке таких опасных отходов находится в Санкт-Петербурге.

— Можно ли выбрасывать строительный мусор в общий контейнер?

— Нет, нельзя. Есть определенные нормативы, по которым работает региональный оператор. Он вывозит только твердые коммунальные отходы, которые оплачены. Строительные отходы не входят в этот перечень. Включены в норматив накопления отходы от текущего ремонта помещений. Ну, к примеру, обои поменяли или плинтуса — это мы спокойно можем выбросить в контейнер либо разместить в специальном отсеке для крупногабаритных отходов. Но если мы сносим стены и оставляем после себя мусор от строительно-монтажных работ, то получается, что незаконно захламляем контейнерную площадку. В этих случая необходимо обращаться в специализированную организацию, которая предоставляет для вывоза такого мусора специальный контейнер.

— Существует ли краевая программа по утилизации мусора?

— У нас есть программа развития ЖКХ, согласно которой мы проводим корректировку территориальной схемы и разрабатываем нормативы накопления твердых коммунальных отходов. Тоже кстати, животрепещущая тема. Сумма, которую оплачивает каждый житель за мусор, состоит из двух цифр: тарифа и норматива накопления. На территории края работает организация, которая проводит натурные замеры, то есть взвешивает контейнеры в течение четырех сезонов, а потом выводится конкретная цифра, говорящая о том, сколько выбрасывает отходов каждый житель края. Ежегодно в Краснодарском крае образуется до двух миллионов тонн отходов, а с связи с ростом населения можно говорить уже о 2,5 миллиона тонн. То есть каждый житель Кубани производит примерно 1 кг отходов в день.

Кроме того, у нас происходит реформирование отрасли на всей территории края. Мы отбираем региональных операторов по обращению с твердыми коммунальными отходами. Сейчас их четыре. Один из них — это региональный оператор по новокубанской зоне деятельности, он входит в группу компаний «Чистая страна».

— Сколько в нашем крае мусороперерабатывающих предприятий?

— Тех, кто осуществляет переработку вторичных материальных ресурсов, мы сейчас подсчитываем. К сожалению, в этом вопросе наша промышленность системного подхода не демонстрирует. Как правило, переработкой занимаются разрозненные предприятия — ИП, ООО, то есть не очень большие. За исключением разве что крупных стекольщиков, которые готовы вовлекать свое вторичное сырье в производственный процесс.

— Какие способы борьбы с отходами чаще всего практикуются в нашем крае: сжигание, переработка или захоронение как самый дешевый вариант?

— Смотря о чем мы говорим. Есть ряд отходов, которые действительно надо сжигать, например медицинские. Для этого есть специальные установки. О сжигании твердых коммунальных отходов речи нет. Поэтому да, длительное время на территории края использовался в основном способ захоронения. И сейчас он остается приоритетным способом. Но мы движемся в том направлении, чтобы большая часть отходов у нас все-таки шла в переработку. Процесс этот долгий. Для этого нужно отработать внедрение раздельного сбора и построить мусоросортировочные комплексы. И еще — постараться снизить само количество образования отходов. А это уже в человеческих силах каждого из нас — просто нужно иначе посмотреть на то, что мы покупаем и во что пакуем. Нужно все-таки стараться отдавать предпочтение картонной упаковке. Картон гниет и самоуничтожается. Пластик же, даже если он саморазлагающийся, как уверяют некоторые производители, так или иначе бесследно не исчезает, и даже если превращается в пыль, то это всё равно пластиковая пыль.

— Отвечают ли современным санитарным, экологическим требованиям те объекты по размещению и захоронению твердых бытовых отходов, которые существуют сегодня в крае?

— Не все. У нас огромное количество свалок, которые подлежат закрытию и рекультивации. Таких насчитывается порядка 300—400 объектов. Какие-то больше, какие-то меньше. Некоторые из них вообще стихийные. А есть, напротив, мощные комплексы, такие как, например, в Белореченске, Новороссийске, Тихорецке, которые построены по всем нормативам. Еще планируем таких семь, но для их строительства потребуются инвестиции.

— Как решается проблема со стихийными свалками и минимизируется ущерб для окружающей среды?

— Первое из средств решений — это обеспечение противопожарной безопасности. Дело в том, что в теле свалки происходят естественные процессы гниения, которые сопровождаются выделением метана, и как следствие в толще отходов происходит самовозгорание. Именно поэтому на таких объектах в первую очередь следует соблюдать противопожарную безопасность. Не говоря уже о мерах против тех, кто занимается поджогом умышленно. Второй вопрос — радиационный контроль. Речь об опасных отходах: о лампах, батарейках и градусниках. И третье решение — соблюдение технологии складирования отходов и их послойной пересыпки. Стихийные свалки ликвидируются на постоянной основе в ходе рейдов, субботников.

— Кто несет ответственность за несанкционированные свалки в районе частного сектора и дачных участков?

— Прежде всего — собственник земельного участка. Либо управляющая компания, товарищество собственников жилья, кооператив. Если говорить о садово-дачных товариществах, то норматив накопления отходов там другой, кстати, в который не входят отходы деревообработки. При обнаружении несанкционированной свалки региональный оператор должен установить собственника, если это не удается сразу, убирает земельный участок, а потом в судебном порядке взыскивает с собственника ущерб.

— Куда обращаться, если обнаружилась свалка возле дома, дачного участка или в лесополосе?

— В первую очередь — в муниципалитет. Если вопрос не решается, можно обратиться в Министерство ЖКХ. Или к региональному оператору по обращению с твердыми коммунальными отходами в том муниципалитете, где свалка была обнаружена. Активно работает у нас также Общероссийский народный фронт: у них есть интерактивная карта свалок, где можно отметить место обнаружения мусора,— и вопросы с собственником и вывозом будут решать уже сами. Много волонтерских и общественных организаций тоже вовлечено в эту работу. Ликвидации несанкционированных свалок и субботники также проводятся в рамках Министерства ЖКХ.

— Существуют ли штрафы за незаконные свалки?

— Согласно статье 8.2 Кодекса об административных нарушениях подразумеваются трехуровневые штрафы, рассчитанные на физические, должностные и юридические лица. Если виновник свалки установлен, штраф может достигать 300 тысяч рублей. Но проблема в том, что виновника установить очень сложно. Необходимо буквально поймать его за руку. Так что для нас это вечная борьба. Поэтому большое внимание сейчас уделяется экологическому просвещению и образованию. Если у людей будет понимание того, что они захламляют свои же территории, нарушителей станет меньше.

— Как выглядит это просвещение?

— У нас есть перечень мероприятий по экологическому просвещению, который появился в результате проработки соответствующей дорожной карты, разработанной Министерством природных ресурсов. Это и установка контейнеров по сбору опасных отходов, и работа с населением, со СМИ, и проведение различных круглых столов, и работа с образовательными учреждениями. Министерство образования готово нам помочь в этом отношении: оно будет разрабатывать тематические планы уроков для детей разного возраста. Плюс проведение различных рекламных акций, проведение субботников, и не просто в виде разовых акций, а в качестве плановых мероприятий на разных уровнях.

Привлекаются ли инвесторы к реализации проектов и программ в области обращения с бытовыми отходами или все-таки частный капитал пока неактивно входит в эту отрасль?

— В эту сферу в принципе только сейчас начал входить частный капитал, потому что институт региональных операторов по сути на нем и основан. Муниципальные предприятия, несомненно, тоже работают, но уже под региональным оператором, который руководит всем этим процессом. Некоторое время назад у нас был полный застой, затем началось реформирование отрасли, с 2016 года у нас действует закон. Два года прошло — уже что-то понятно, что-то дорабатывается, уже видны какие-то достоинства и недостатки, поэтому можно сказать, что бизнес снова на нас начинает оглядываться.

— Внедряются ли новые технологии по обращению с бытовыми отходами?

— В плане сортировки появились более глубокие способы. Некоторые компании закупают современную технику, которая позволяет лучше обращаться со свалкой. Мусоровозы сейчас в обязательном порядке оснащаются системой ГЛОНАСС. В перспективе у нас должна появиться интерактивная территориальная схема, с помощью которой мы сможем следить за передвижением мусоровозов. Кроме того, наши машины постепенно переходят на газовое топливо. А железные контейнеры мы меняем на пластиковые: они более удобны в плане ремонта, мойки и транспортировки.

— Часто ли к вам поступают жалобы от жителей Кубани и с какими в основном вопросами обращаются?

— В основном люди жалуются друг на друга по вопросу захламления контейнерных площадок отходами ремонта и строительства. Или сообщают о том, где горит свалка. И все-таки в последнее время увеличилось количество обращений с просьбой установить новые контейнеры. Мы очень любим такие обращения и рады, что жителей нашего края с активной жизненной позицией становится всё больше.

 

Подготовила Марина ГЛЕБОВА

Фото из открытых источников

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение