Выпуск №2 (4808)

Свежий выпуск

15 января 2021

Затопили и утопили… в долгах

Затопили и утопили… в долгах

Ставропольский предприниматель Григорий Озманян в полной мере постиг смысл фразы о том, что возмещение убытков через суд выглядит, как квест с непредсказуемым финалом. Он оказался втянутым в долгие судебные разбирательства. Об этом написали наши коллеги из «Аргументов недели Кубань». Приводим текст полностью.

Равенство перед законом – основополагающий принцип правового государства. Но при изучении некоторых решений судов на ум приходит совершенно другое: «С сильным не борись, с богатым не судись».

Ничто не предвещало

В городе Ессентуки, Ставропольского края, на улице Пятигорская, д. 115 «А» располагается торговый центр, который принадлежит предпринимателю Грише Озманяну. Стоит заметить, что данный объект был построен и введен в эксплуатацию в строгом соответствии с требованиями, которые предписывает закон: здание было проверено на предмет безопасности, наличие и функциональную исправность инженерных сетей и так далее.

В апреле 2018 года владелец торгового центра заключил договор аренды с ООО «Успех КМВ» нежилого помещения общей площадью 129 кв.м., в котором арендатор разместил ресторан Саб Вэй.

Сделка с такими серьезными бизнес-игроками, как водится, была оформлена по всем правилам. Более того деятельность ООО «Успех КМВ» была застрахована в СПАО «Ингосстрах» — компании, входящей в десятку крупнейших участников рынка, что давало дополнительную гарантию долгого и взаимовыгодного сотрудничества арендодателя и арендатора. Однако, похоже, именно этот аспект впоследствии сыграл негативную роль для предпринимателя Озманяна.

Всеразрушающий поток

Почти три месяца все было хорошо. Но 25 июня 2018 года в ресторан пришли сотрудники ООО «Кока-Кола ЭйчБиСи Евразия» для установки аппарата по розливу прохладительных напитков. Технологией предусмотрено, что этот агрегат присоединяется к источнику холодного водоснабжения гибким шлангом.

Установив аппарат, специалисты ушли. А утром следующего дня пришедшие на работу сотрудники ресторана и торгового центра обнаружили затопленное помещение. Вода проникла на нижний этаж, испортив новый ремонт и имущество, принадлежащее хозяину здания Г.И. Озманяну.

На место вызвали сотрудников Филиала ГУП СК «Ставрополькрайводоканал» Предгорный «Межрайводоканал». Согласно акта технического осмотра № 1 от 26.06.2018 причиной затопления явилось рассоединение подключения аппарата по розливу прохладительных напитков в ресторане Саб Вэй.

Арендодатель заказал экспертизу в ООО «Научно-производственная группа «Независимый эксперт», чтобы определить стоимость поврежденного имущества. В соответствии с отчетом об исследовании № ОИ-23/08.2018 стоимость ремонтных работ составит 1 031 070 руб., размер ущерба, нанесенного движимому имуществу, 2 481 460 руб.

Заключение специалистов водоканала и экспертиза убытков изучались также полицией. В возбуждении уголовного дела за преднамеренное нанесение ущерба было отказано по причине того, что отсутствовал умысел, то есть это уже область гражданско-правовых отношений, которыми занимается суд.

Вместе с тем, полицейские в полном объеме отработали заявление и нашли еще одно доказательство того, что источником потопа был именно гибкий шлаг аппарата газводы. В рамках проверки они опросили управляющую ресторана Саб Вэй Иванову Т.В., которая, будучи предупрежденной об ответственности за дачу ложных показаний, как требует процедура, подтвердила факт установки аппарата накануне потопа и согласилась с выводами специалистов водоканала о месте прорыва воды.

Таким образом, вырисовывалась очень простая и понятная картина случившегося. Озманян обратился в арбитражный суд о взыскании убытков, издержек и упущенной выгоды – сумма более четырех миллионов рублей. Ответчиком было указано ООО «Успех КМВ», деятельность, которого, напомним застрахована, а следовательно, в случае проигрыша данное ООО имеет основания на подачу регрессного иска к страховщику. В качестве соответчика истец просил привлечь компанию, установившую оборудование для розлива напитков.

Потекло вспять

Арбитражный суд Ставропольского края принял иск к рассмотрению, но дело сразу приняло не тот оборот, на который рассчитывал пострадавший предприниматель. Во-первых, компанию по производству напитков не признали соответчиком. Во-вторых, все собранные Озманяном доказательства, включая выводы независимой экспертизы, показания свидетелей, акт технического осмотра, постановление об отказе в возбуждения уголовного дела, где сказано, что потоп произошел из-за неправильно присоединенного гибкого шланга, были поставлены под сомнение, а затем и отметены судом.

В частности, суд не устроили выводы в акте техосмотра от водоканала, потому что согласно показаниям специалиста, который непосредственно его составлял, он не исследовал возможные другие источники затопления, ограничившись тем, что обнаружил рассоединенный гибкий шлаг автомата газированных напитков. Не обсуждая решение суда, все же не очень понятно, что еще должен был делать сотрудник водоканала, увидев обрыв, после устранения которого потоп прекратился. Тем не менее, это доказательство суд счел нуждающимся в проверке.

Показания управляющей рестораном Ивановой, суд также не принял во внимание, посчитав ее заинтересованной стороной, хотя она являлась официальным сотрудником фирмы-ответчика.

Суд назначил экспертизу, результаты которой не устроили обе стороны. Это неудивительно, если ознакомиться с этим документом. В нем нет никакой конкретики. В частности, эксперт указывает, что источником затопления мог стать дефект водопровода в санузле, но при этом, где этот объект находится, кроме того, что за пределами ресторана, понять из документа невозможно.

Повторная экспертиза была более конкретной и столь же спорной с позиции тех доказательств, которые имелись.

Из постановления суда: «Согласно выводам эксперта причиной затопления нежилых помещений торгового центра является прорыв системы холодного водоснабжения, источник которого находился в помещении санузла, расположенного в холле первого этажа торгового центра, в непосредственной близости от помещений, арендуемых ответчиком. Разъединение гибкой подводки к аппарату для порционной раздачи охлажденных газированных напитков, установленному в помещении, арендуемом ответчиком, не является следствием затопления нежилых помещений торгового центра… Так, согласно заключению в ходе экспертного обследования помещений ответчика установлено, что не имеется никаких признаков увлажнения, в том числе в непосредственной близости к месту разъединения гибкой подводки аппарата для порционной раздачи охлажденных газированных напитков. Колерованная затирка облицовки стен плитками не имеет следов увлажнения, однородна по всей поверхности (в том числе в месте примыкания к полу), не изменила цвета и не приобрела рыхлости. Невлагостойкий гипсокартон, листами которого облицованы стены выделенных помещений кухни и раздаточной, кроме загрязнений, не имеет следов увлажнения либо коробления. Обои в гостевой зоне также не имеют увлажнения и плотно прилегают к основанию. Установленный в проеме между гостевой и раздаточной зоной дверной блок из прессованного МДФ не имеет следов увлажнения либо коробления, что было бы невозможно при нахождении источника затопления в пределах помещения ресторана. При проведении исследования эксперт, в том числе, руководствовался показаниями приборов учета, находящихся в арендуемом ответчиком помещении. Истцом заявлены возражения относительно указанных показаний, поскольку, по его мнению, ответчик мог заменить приборы учета после затопления…».

Стоит ли говорить, что возражения истца о возможной замене приборов учета не были приняты во внимание?

Законы логики

Экспертиза, легшая в основание решения об отказе в удовлетворении иска – Озманян проиграл и в суде первой инстанции, и в апелляции, — вызывает больше вопросов, чем дает ответов.

Начать с того, что она проводилась почти через полтора года после потопа, а за это время может многое измениться. Теперь о том, что никаких, то есть абсолютно никаких, следов затопления вокруг автомата газводы нет. Получается, что в помещении ресторана вода была, что могут подтвердить и сотрудники торгового центра и специалисты, но она не оставила никакого следа, даже гипсокартон не вздулся? Возможно ли такое? Любой квалифицированный строитель скажет – нет и объяснит, что скрыть такие повреждения можно только заменой пострадавших деталей и блоков на новые. То есть нужен ремонт. Изучался ли этот вариант судом и экспертом, как удалось увидеть прорванную трубу в санузле более чем через год, но не обнаружить никаких следов затопления в смежном помещении? Ответов на эти вопросы суд первой и апелляционных инстанций не дал.

И еще один интересный момент, который игнорируется при рассмотрении этого спора. Речь о причинно-следственной связи. Почему-то никого не смущает, что потоп случается, спустя несколько часов после подключения автомата газводы. Ни днем раньше, ни месяцем позже. Очень уж вовремя прорвалась в санузле труба– если верить последней экспертизе, — которая до этого исправно работала, а система проходила все штатные профилактические осмотры.

Эта история пока не закончилась. Скоро предстоит рассмотрение кассационной жалобы Г.И. Озманяна в Арбитражном суде Северо-Кавказского округа, а значит есть надежда на беспристрастное рассмотрение дела по существу и справедливый вердикт. Перед законом должны быть все равны, не взирая на объем годового оборота.

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение