Звезда по имени Татьяна

Татьяну Ионину, директора нового, но уже известного конного завода края — ООО ПКЗ «Прогресс» — открыла лабинская АФ «Прогресс».

Второй год подряд – в 2014-м и в 2015-м «Прогресс» завоевывает Кубок Губернатора на Краснодарском ипподроме и второй год подряд становится первым по сумме призовых, выигранных за год на скаковых дорожках столицы Кубани.

Всегда быть первыми

Чистокровные лошади в «Прогрессе» с 2002-го. «Давно собирался заняться лошадьми, — рассказал нам года два назад генеральный директор агрофирмы Александр Владимирович Неженец, — искал специалиста, которому смог бы доверить новое направление». И вдруг – статья в районной газете о лошадях и зоотехнике лабинского технима, той самой Татьяне Иониной.

«Да, это был 1991-1992 год, — вспоминает Татьяна Владимировна. – Не знаю, как корреспондентку занесло к нам на старую конюшню — разнообразия какого-то там захотелось местной газете. Прислали девочку-корреспондента, и она написала про лошадей и про то, как мы работаем. Газета вышла. И через неделю или через две приехал Александр Владимирович, рассказал о своей давней мечте — заниматься коневодством. И о том, что ему нужен специалист, имеющий какие-то знания в этой области.

Я и сейчас считаю, что я не гений в этом деле. А тогда и вовсе не думала, что на что-то способна. Великое. Но с Александром Владимировичем великое всё – он максималист. У нас либо пан, либо пропал.

Почти семь лет мы использовали старую конюшню для содержания лошадей и только ближе к 2008 году купили восходовских маток (конзавода «Восход» агрохолдинга «Кубань»). Начали именно с них, купив полуторниц из лучших российских маточных гнезд «Восхода». Это Снеззи, Аселита, Сатура, Мэйдзи . Они и сейчас продуцируют в Конном заводе «Прогресс».

Надо было начинать работу – создавать конезавод. Александр Владимирович позвонил Иониной и коротко сообщил: «Танечка, наверное, ты поедешь в Англию» — настала пора выбирать лошадей.

Это сейчас она говорит, что задача была легкая — купить двух кобыл от Галилео (их всего-то выставили 15 голов!). Ведь теперь, решая, что брать, приходится отсматривать, выбирая, и 150 голов.

Не совсем уж по Короленко – без языка, но слабовато владея английским, списавшись с британским агентством по оценке лошадей, Татьяна Ионина отправилась в свою первую зарубежную поездку.

Кобылы Грин Гроув и Глория понравились ей сразу. Именно дочери Галилео стали первыми кобылами «Прогресса» и проявили себя так ярко, что о «Прогрессе» заговорили как о коневодческом

хозяйстве. Победительницы по духу, они оправдали надежды: Глория — дербистка (выиграла дерби), и оксистска (выиграла ОКС). Чуть похуже выступала Грин Гроув, но и она не потерялась на скачках.

«Я помню, что не могла уснуть целую ночь — жутко волновалась: вдруг не понравятся? – вспоминает Татьяна Владимировна. — Позвонила Александру Владимировичу, сказала: вот купили двух лошадей. Он говорит: как здорово, как хорошо!..»

Незряшная была покупка. И первое знакомство с аукционом, оформлением, правилами перевозки лошадей, со всем остальным».

Вот из этого «остального» и вырос конный завод «Прогресса», на котором лошадей готовят к скачкам как в Англии, Европе. Свой инвестиционный проект – строительство конного завода по разведению чистокровной верховой породы лошадей – Александр Владимирович Неженец представил на одном из инвестиционных форумов в Сочи. Тогда это казалось несбыточной мечтой: на месте развалившихся корпусов СТФ, которые давным-давно иначе как свинарниками и не называли, на подтопляемой земле построить конезавод для элиты. Но грунт подняли, канал прочистили, завод за несколько лет построили. Еще до окончания строительства, как только была построена конюшня, отделены левады, на завод перебралась Татьяна Владимировна Ионина. Она, наверное, и сама тогда не подозревала, что на ПМЖ: небольшое строеньице, конторку Ионина предложила переделать под общежитие для тех, кто приезжает работать с лошадьми. Но так приросла к заводу, сразу ставшему её домом, что Александр Владимирович распорядился отстроить на месте конторки директорский дом.

«В этой работе очень важно контролировать все процессы – всё! Что в Лабинске прожила 20 лет на конюшне, что здесь третий год живу, — разводит руками Татьяна Владимировна. — Потому что я бы хотела быть в курсе событий, которые происходят на конюшне. Есть некоторые моменты в работе, которые ты не можешь кому-то доверить. Счет идет просто на минуты, если с лошадьми не дай Бог что-то.

Но это не значит, что если начальник на работе, то все в тонусе. У нас достаточно нормальные отношения со всеми и думаю, что никого это не напрягает»…

Объезжая на директорской машине окрестности – рядом с конезаводом огромные площади заброшенных неосвоенных участков – дач, заросших диким кустарником и акацией, которые каждый день корчует нанятый АФ «Прогресс» экскаватор, мы то и дело останавливались: Татьяна выходила из машины за мусором – в багажнике даже для него специальный мешок. Полиэтиленовые пакеты, невесть откуда взявшийся пенопласт…

Ветром всё это несёт на территорию конзавода. И такой ужастик может приключиться… Испугавшись зацепившегося за собственную голову пакета с дороги, кобылка, совсем еще дитя понеслась, ударилась об леваду и раздробила себе нижнюю челюсть. Собирали в Москве. Челюсть стала на сантиметр короче, но животное живо.

Звонок на телефон Татьяне Иониной: разыгрались табунные лошади и одна из них, решив перепрыгнуть через ограждение, повисла на нём. Вызволили.

С февраля на конезаводах рождается новое поколение. «Встаю чаще всего в шесть утра, — отвечает на наш вопрос о распорядке дня Татьяна Владимировна. — Сейчас день прибавляется, уже можно что-то делать. Но вообще-то две ночи мы принимали роды, потом у нас кобыла болела, и в общем-то я редко высыпаюсь — в этом, конечно, есть минус жития на конюшне.

Роды принимаем мы. У нас есть конюха, которые дежурят ночью. Их обязанность — наблюдать за кобылами. У каждой на двери весит табличка со сроком её выжеребки — примерно, приблизительно. Помимо того, что он три раза кормит и поит лошадей, он еще и должен делать обход – просто прошел по конюшне туда-сюда. Это не избавляет его от того, что если он услышит ржание или стук какой или хлопок – выйти и посмотреть, что там вообще. Ни в коем случае конюх не должен бросать конюшню. Если я не получила звонок ночью или вечером или утром, и пришла – жеребенок уже есть, такое у нас наказывается. Если ты не проспал это дело, то ты должен был мне позвонить, когда кобыла только начала жеребиться – пять минут мне дойти. Да, люди работают уже по 4, по 5 лет, но я не то чтобы им не доверяю, но в таких вопросах мне спокойнее, когда я присутствую при этом. Жерёбых кобыл не так много – 12 голов. 12 ночей не поспать – это ерунда.

Случка у нас сезонная: мы кроем с 15 февраля и заканчиваем 31 мая. Для чего это? Потому что важно, чтоб жеребенок родился в январе-феврале: когда выйдет на дорожку, у него будет шансов больше, поскольку он старше остальных, допустим майского жеребенка на 4 месяца – это достаточно серьезно. И январские февральские жеребята гораздо крепче братьев и сестёр, которые родились в мае.

Папина дочка

Сколько же лет надо учиться всем этим премудростям? Всю жизнь…

На старой фотографии Танюша в шубе и платке – это Красноярский край, папина командировка. Собаки, вагончик, снег – красота! Геолог по профессии, он уезжал когда на несколько месяцев, на полгода, когда и на год.

— Моя мама и сёстры – москвички, а я – командировошная, улыбнувшись своим воспоминаниям говорит Татьяна Ионина. Школьницей она серьёзно занималась фигурным катанием: уже сдавались разряды на московском стадионе «Локомотив», маячили в недалёком будущем и соревнования. Но случайно, в разговоре с одноклассницей старшей сестры, её заинтересовали поездки подружки на ипподром: там лошади, там всё так хорошо… Посмотреть? Конечно – на метро можно доехать.

— Вот как посмотрела – так и всё, так и пропала. И пропало фигурное катание. То есть я ходила на тренировки вовремя, с коньками, со всем, с чем надо. И ехала вместо этого на ипподром. Неделю школу прогуляла. Матери звонят: Танечка, наверное, болеет. – Нет, она каждый день ходит в школу…

Я так этим увлеклась, что так с лошадьми и осталась. Ипподром был как отдельное государство, — рассказывает Татьяна Владимировна. Занималась она так старательно, бралась за любую работу: «Мы ходили и спрашивали: нужно что-нибудь принести, помочь, лошадку почистить? Когда ей, школьнице, предложили поработать летом – это была высшая награда.

— Это было отделение мастера-наездника Алексея Михайловича Туркова. Он разрешил мне приходить и даже через какое-то время дал на лошадке покататься – выехать на дорожку на рысаке. Да, вот так я и «заболела» лошадьми, — говорит о себе 13-летней Татьяна Ионина. В 14 лет она уехала из Москвы навсегда: летом на Московский ипподром приезжали скаковые лошади, а с ними – конюхи, наездники, тренеры. И ребята из Лабинского конного завода по чистокровной породе лошадей (который тогда был на третьем-четвертом месте среди конных заводов, а в то время их было достаточно много, был очень сильный конезавод), рассказали об отделении коневодства в местном техникуме.

Девочка написала письмо в Лабинск, ей пришел вызов. И пока папа был в командировке, мама снарядила Танюшу. Когда в сентябре отец не застал дома дочь, он немедленно вылетел в Краснодарский край, добрался до Лабинска, побывал в техникум и решил, что как только дочь отучится семестр, ну пусть даже год – немедленно перевестись поближе к семье.

Но через год при техникуме начали строить конюшню – как оттуда уехать?!

Здесь, в Лабинском районе, на конзаводе «Прогресс» – самые красивые места. В ясную погоду видны как на ладони горы. И прекрасно растут, набираясь сил, здоровья, лошади.

И сама Татьяна как чудесный цветок. Сорви его – кончится чудо. Наверное, отец оценил увлеченность дочери профессией, хотя и

ворчал, что крутить хвосты лошадям для девочки не очень подходящая профессия.

Таких специалистов, как Татьяна Владимировна – грамотных, самоотверженных, увлеченных не так и много в российском коневодстве. И без преувеличения можно сказать, что на их опыте и держится отрасль.

Александр Владимирович Неженец любит говорить, что ему везет с людьми. Это тоже очень важно: подбираются те, кто будет работать. И в «Прогрессе» сегодня звёздный состав и лошадей, и тех, кто работает с ними.

Мечта

Можно сказать, что она сбылась: есть любимая профессия, есть родные близкие люди, которые рады за Татьяну и хоть изредка, но навещают её в Лабинском районе. Есть целый конный мир – друзья, с которыми можно общаться в интернете. Есть любимое и родное место на земле, где живешь и куда возвращаешься из дальних поездок. Есть сын – ее защитник, который служит в армии. Это ли её самая близкая планета – уточнять не стали: редко кто так любит и понимает, знает лошадей, как Ионина.

— Сейчас мы уже соответствуем племрепродуктору, но на завод не тянем, хотя я не знаю, почему такие сумасшедшие нормы сделали для конного завода: за границей редкий завод имеет 20 кобыл. Думаю, здесь должно быть дело в качестве, а не в количестве. Однако они называются заводом а не фермочкой или чем-то еще, — говорит о новом статусе – статусе племпредприятия Ионина.

— Знаете, есть города с большой концентрацией лошадей – больше 2,5 тысяч в одном городе. Это в Англии. Городок на 100 тысяч населения и очень большая концентрация заводов. Все конюшни находятся прямо в городке. Там есть специальные дорожки для лошадей по всему городу. Светофоры специально для них.

А у нас утром видно горы, причем иногда так четко, как будто они в паре километров. Рядом очень красивая гора, которая цветет. В будущем это культурное пастбище. Но я думаю, что она будет еще лучше выглядеть с аккуратной зеленой травкой.

«Прогресс» сегодня занимается не только чистокровной породой лошадей, но и тежеловозами, табунным коневодством. Здесь верят: у коневодства на Кубани большое будущее!

Выноски

От первого лица

«Я не люблю когда лошадь сравнивают с божеством. Лошадь – это животное. Красивое, возможно, великое животное. Но это животное. И не стоит его очеловечивать, тем более – кичиться своим отношением к нему.

С собакой лошадь не сравнится однозначно: да, лошадь склонна к привыканию, но с собакой ее не стоит сравнивать. Попробуй ты обидеть свою собаку – она через пять минут подойдет и будет тебя облизывать точно также, как она делает это всегда. Она простит тебе все что угодно, все абсолютно, какую бы ты не причинил ей боль. Лошадь не настолько привязана к человеку – это более осторожное, более независимое животное. Но наверно это одна из причин которая так сильно притягивает.

Что они любят? Сахар, морковку, яблоки. Любят ласку , очень. С лошадью проще договориться лаской, чем кричать на нее, угрожать».

С днем рождения, Татьяна!

1 марта у директораООО ПКЗ «Прогресс» Татьяны Владимировны Иониной день рождения. Среди многих поздравлений – вот эти:

«В своей жизни я доверяю всего трём женщинам – своей жене, директору нашей Лабинской птицефабрики Татьяне Николаевне Пахомовой и Татьяне Владимировне Иониной.

Она не просто директор — душа нашего конезавода, его сердце. Встречи по жизни с такими людьми – большая радость, удача и счастье»

Александр Неженец, директор АФ «Прогресс»

«Татьяна – не только высококлассный специалист, но и человек редкой души, готовый всегда прийти на помощь. Неожиданно для многих раскрылся её талант. Победы её питомцев на скаковых дорожках – не случай, это годы напряженной работы, великого труда. Доброго здоровья коллеге, другу и очень красивой женщине. С днем рождения, Татьяна!

Николай Самоволов, директор конезавода «Самоволов»

«О таких женщинах, как Татьяна Владимировна, говорят только стихами. В ней соединилось столько доброго, светлого – женское обаяние, дружеское расположение с удивительной самоотверженностью и преданностью профессии. Годы добавляют Татьяне Владимировне не только мастерства, опыта, но и добрых друзей. Уникальный, редкий специалист, она притягивает людей как магнит. Татьяна Владимировна — пример для нашей молодёжи и наша уверенность в том, что отрасль при поддержке государства будет развиваться.

Геннадий Кориненко, исполнительный директор Ассоциации коневодов Кубани

«Подковать лошадь – не такое простое дело даже для мужчины. Меня мастерству коваля научила Татьяна. А её – мастера Московского ипподрома. Она работала с рысаками, а с ними очень

много возни, напряженный уход. Незаметная, невидная посторонним, но такая нужная работа.

Мы 25 лет вместе в профессии – четверть века! И я всегда рад встрече: терпеливая и доброжелательная, надежная, ответственная, Татьяна как солнышко на конзаводе. Здоровья ей, счастья и долгих, долгих лет насыщенной, активной жизни!»

Иван Лыков, лучший коневод Кубани по итогам 2014 года