Актриса Дарья Женихова: «Один театр» — это мой дом

Актриса краснодарского «Одного театра» Дарья Женихова обладает харизмой. Думаю, зритель, даже один раз увидев ее на сцене, запоминает ее игру, внешность, манеру говорить и двигаться. Дело, наверное, во внутреннем стержне, который чувствуется в ней. Во внутренней силе. Притом что некоторые ее героини, образы которых она создает на сцене, прямолинейны и резки, сама Даша в личном общении очень тактичный и чуткий человек. С актрисой мы беседуем о ее пяти годах службы в «Одном театре», о ролях, которые удалось сыграть Дарье за это время здесь.

Мастера и авторитеты

— Даша, вы окончили Краснодарский институт культуры и искусств. А кто ваши мастера?

— Первым мастером, который набирал наш курс в 2012 году, был Владимир Дмитриевич Рогульченко (бывший главный режиссер Краснодарского молодежного театра. — Авт.). Но обстоятельства так сложились, что он не смог довести нас до конца. Потом недолго мы занимались у Валерия Кероповича Геворгяна. Ну, а затем нашим мастером стал Арсений Владимирович Фогелев (один из трех основателей «Одного театра». — Авт.), он и выпустил нас в 2016-м. Наши занятия по актерскому мастерству проходили в стенах «Одного театра», здесь же наш курс репетировал. Первым моим спектаклем, в котором мы все приняли участие, стал «Затворник и Шестипалый» (по роману Пелевина)… С 2014 года, получается, я работаю в «Одном театре».

— И своим главным педагогом вы считаете Арсения Фогелева…

— Да. Последние два года учебы в институте он был нашим мастером. И именно он оказал огромное влияние на формирование меня в профессиональном плане.

— А кто с вами остался работать в «Одном театре» с вашего курса?

— Изначально нас было одиннадцать человек. А остались мы вчетвером. Вот уже пятый год здесь служим.

— Я не могу не спросить о вашем отце — актере Краснодарского академического театра драмы Евгении Женихове. Его влияние было сильным на ваш выбор профессии?

— Я, наверное бы, соврала в первую очередь самой себе, если бы сказала, что он никакого влияния на меня не оказал. Конечно, оказывал и оказывает. Другое дело, что решение поступать именно на театральный факультет принимала я сама.

— А вы ходили на спектакли отца, видели его на сцене?

— Да, конечно. Папа при поступлении сказал мне: «Набивай свои шишки самостоятельно. Я тебя отговаривать не буду. Каждый должен выбирать свой путь осознанно». За это я ему очень благодарна.

— Я знаю, что он теперь ходит на ваши премьеры.

— Конечно. Как я его поздравляю с премьерой, с каждой новой возможностью раскрыть себя в профессии, так и он меня.

— Сейчас отец дает какие-то советы?

— Он не педалирует свое влияние. Если мне нужен какой-то совет, я к нему приду и спрошу: он действительно является для меня авторитетом.

— Но, получается, вы уже неоднократно играли с отцом на одной сцене. Например, в спектаклях «Медея» и «С училища». В последнем из названных спектаклей по пьесе Андрея Иванова он к тому же играет отца вашей героини. Трудно это дается?

— Мы еще играем с отцом и в «Затворнике и Шестипалом». И особых психологических трудностей у меня в этом плане не было. У меня ведь с родителями настолько хорошие отношения, что многие, наверное, могут позавидовать. С отцом мы сразу решили, что это всё профессия и надо следовать ее требованиям. Многие меня спрашивали про «С училища». В этом спектакле присутствует ненормативная лексика: каково это — материться при отце… Но это же роль такая, а в обычной моей жизни подобного нет. Так что всё нормально. Если сначала какие-то небольшие зажимы и были, я их преодолела. Все-таки это мой папа — не кто-то другой!

Не просто театр, а дом

— Вы сейчас служите в «Одном театре», а не хотели бы попробовать свои силы на другой сцене?

— В настоящее время — нет. «Один театр» — это место, где я, попросту говоря, встала на ноги, где меня поддерживают. И мы все здесь выполняем много функций. Если я внезапно соберусь уходить, поставлю в неудобное положение всех. У меня есть определенные обязательства…

— Ну, а если все-таки захочется попробовать свои силы где-то еще?

— Если такое желание всё же возникнет, объясню всё своим коллегам. Не думаю, что они меня возненавидят. Наоборот, поймут. Опять-таки я сравниваю свой путь с тем, что было в творческой жизни отца. Ведь он в свое время поездил по стране, работал во многих театрах, куда его приглашали, в том числе в Москве, на Урале.

Недавно задалась вопросом: вот мне уже 24 года, а я еще нигде не была, не теряю ли я время зря? Адресовала вопрос отцу: может, стоить предпринимать что-то в плане построения творческой карьеры. Он мне подарил такую мысль: у него в жизни были просто театры, куда он приезжал, какое-то время работал, а потом уезжал. А мне в жизни посчастливилось служить в театре-доме. И это имеет огромное значение!

— Какие ваши роли любимые, а какие не очень?

— Не буду лукавить, мне очень нравится роль в спектакле «С училища». Потому что это главная роль, потому что мы проделали классную работу, создавая этот спектакль. Да и вообще, материал же очень клевый! Другое дело, что этот спектакль у кого-то вызывает неприятие. Но это нормально.
В спектакле «С училища» с Катей Бушиной в одном составе работаем, в профессиональном плане она намного опытней и мне сильно помогает, поддерживает. И я ей за это очень благодарна.

А нелюбимых ролей нет — каждая по-своему дорога.

{gallery1}

— Даша, дружите с кем-нибудь из «Одного театра»?

— С однокурсниками. Они для меня как семья. И, что интересно, с завпостом, режиссером по свету, звукорежиссером — с теми, кто в театре чаще всего бывает. Но со всеми хорошие, приятельские отношения.

— А каковы ваши воспоминания о первом выходе на театральные подмостки?

— Генеральный прогон «Затворника и Шестипалого», на который были приглашены зрители, очень плохо помню. И четко — день премьеры: я адски волновалась до выхода на сцену. Мы ведь сидим, получается, в зрительном зале, я отчетливо помню, как кто играл, искренне восхищалась всем, думала: «Как же здорово получается!» Сейчас этот спектакль один из самых моих любимых. В день, когда он должен идти, у меня не бывает плохого настроения. Это спектакль всегда удовольствие, чтобы не случилось. Вот это бесценно.

— Получается, вы поработали с режиссерами Фогелевым, Акатовым, Мосоловым…

— И с Сергеем Чеховым. Этот молодой режиссер в нынешнем году номинирован на «Золотую маску» со своим спектаклем «Река Потудань», созданным на сцене Псковского театра драмы. А в Краснодаре в прошлом году он поставил «Жизнь мертвецов».

Бесценный опыт

— Это иммерсивный спектакль. Расскажите о нем. Что это такое?

— Это невероятный опыт. То, что случилось с Сергеем Чеховым и нашим театром, очень здорово… На мой взгляд, «Жизнь мертвецов» — спектакль-рассуждение. Причем не рассуждение, которое у вас требуют озвучить,- его вы можете производить у себя в голове. Многие люди неверно считают, что это спектакль-квест. Это не так. Там нет скримеров. Это спектакль-погружение. Вы приходите на спектакль, и мы стараемся создать определенную атмосферу и дать вам возможность подумать на определенную тему, ответить самим себе на какие-то вопросы. От вас не просят какого-то результата. А если и просят, то вам предлагают выбор — вы можете озвучить его, а можете этого и не делать. Считаю, это очень круто. Не все, конечно, принимают такой формат, и это тоже нормально.

— Но вам самой сложно жить в этом спектакле?

— Нет, очень интересно. И сам поиск окончательной формы спектакля был интересным и суперисследовательским.

— Этот спектакль — размышление о смерти?

— О жизни, о смерти. Причем также о смерти при жизни. Когда человек живет, но внутренне абсолютно мертв. А также о том, что за явление такое — смерть. Одна моя знакомая сказала, что, посмотрев спектакль, полностью избавилась от страха смерти. Но я не избавилась, скажу честно. Хотя теперь понимаю, что смерть — она вот такая, какая есть. И ничего с этим не сделать.

— Одна из ваших последних работ — еще роль в спектакле «Сережа очень тупой» по пьесе Д. Данилова. Его поставил Артем Акатов…

— Да, с Артемом Михайловичем мы работали еще во время учебы — он занимался с нами, студентами, как и Арсений Владимирович. Поэтому его режиссерская манера, стиль не были для меня новыми. Сам спектакль мне нравится, он очень веселый и непростой. И сама драматургия очень современная.

— Сколько часов вы каждый день проводите в «Одном театре»?

— Часов десять — двенадцать. Активно действую я здесь часов восемь — это и репетиции, и подготовка реквизита, и сами спектакли, и работа на гардеробе, а два часа — это общение. В театре всегда есть что делать.

— А выходной есть?

— Да, понедельник.

— Чем вы занимаетесь в свой свободный день?

— Провожу этот день с семьей, отдаю его полностью родным людям. А также читаю, смотрю кино.

— А как вы поддерживаете физическую форму?

— Мне хватает самостоятельных тренингов. Плюс занимаюсь у режиссера Лены Холодовой, ее спектакли идут на сцене «Одного театра». На малой сцене она поставила «i like it to be a PLAY!», на большой — «Аттракцион».

— А вы в ее спектаклях принимаете участие?

— Да, прошлой весной она собрала четырех девушек, и созданный ею спектакль мы показывали на квартирах…

— Есть спектакли, которые вам нравятся в «Одном театре», но вы в них не участвуете?

— Мне нравятся «Иллюзии» по пьесе Ивана Вырыпаева. Это недавняя премьера. Я бы могла, наверное, сыграть одну из героинь. Мне интересна форма драматургического материала, когда ты двигаешь огромный текст, произносишь монологи.

— Вы принимали участие в фильме «Ищейка» Дмитрия Брусникина. Он ведь снимался в Геленджике… Как вам работалось с Дмитрием Владимировичем?

— Это был потрясающий опыт. Я очень волновалась, хотя то, что происходит в первый раз, всегда ведь тревожит. Брусникин был замечательным режиссером. Он был очень конкретен в формулировке задачи, которую он ставит перед актером. Если ему что-то нужно было от актера, этого он обязательно добивался.

— Сейчас вы работаете над новой ролью?

— Уже в марте можно будет увидеть новую версию спектакля «Тебя». У меня есть опыт игры в спектакле без слов «PROГОН», но только вдвоем выходить на сцену и играть — это будет впервые.

— Спасибо, Даша, за интервью!

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение