Выпуск №4 (4810)

Свежий выпуск

22 января 2021

Грибы и грибники

Вот и пришел сентябрь с его наконец-то прохладными утренниками и росами. После долгой изнурительной летней жары кубанцы наконец с облегчением вздохнули. Для грибников, а их на в крае немало, весенний сезон оказался неудачным из-за рано наступившей жары. Грибов практически не было. Разве что вдоль автотрассы Горячий ключ — Джубга. Но там особый — морской климат. Влажный и теплый.

В лесах под Горячим Ключом тоже лес был пуст, равно как и в лесах под станицами Калужской, Смоленской, Крепостной. Говорят, урожай на грибы был еще в Апшеронском районе. В лесах поселка Мезмай, где дожди якобы шли и шли за всю, можно сказать, Кубань. Вот наиболее отчаянные грибники из Краснодара, говорят, добирались даже туда. Чтобы утолить голод по собиранию даров леса. По тихой охоте.

Впрочем, в крае теперь тихой ее назвать трудно. В леса в грибной сезон устремляются стада автомобилей, нарушая вековую тишину лесов, гор и ущелий.

Помнится, еще четверть века назад грибников на Кубани можно было посчитать по пальцам. Тогда это была экзотика. Входишь с корзиной опят и других грибов в автобус, троллейбус или электричку — и к тебе обязательно устремляются пассажиры посмотреть, а что там у тебя попало в корзину. И изумлению не было предела. Люди поражались самому факту, что в лесах Кубани растут съедобные грибы, и мало того, их можно собирать и даже заготавливать впрок. Сушить, мариновать, солить. Почему-то бытовало мнение, что грибы растут только в более умеренных климатических и влажных широтах страны, но никак не на жаркой Кубани.

Теперь грибники с полными корзинами грибов стали обыденностью. Разве какой-то особенно дотошный любитель спросит, откуда грибишки. Народ теперь сам с усам. Набрали денег в долг в банках под бешеные проценты, влезли в долговую яму на многие годы, еще не осознав всей «прелести» быть постоянно с финансовой удавкой на шее, и кинулись осваивать природные богатства края. И при этом ведут себя зачастую в лесу как медведь в посудной лавке. Не умудрившись заглянуть хотя бы в один из справочников по грибам, чтобы отличить съедобный гриб от ядовитого, опасного для здоровья, а то и жизни. Неслучайно народ у нас грамотный, а число отравлений грибами не убывает.

Поэтому в преддверии очередного сезона «третьей охоты» хочу напомнить таким неискушенным любителям природы, что такое грибы и как нужно их брать, чтобы не нанести вреда себе и природе нашего края.

Надо сказать, что наша страна широка и обильна на многое. Бескрайние поля и, может быть, еще более бескрайние леса делают Россию самой богатой грибной страной в мире. В лесах нашей страны, по мнению специалистов, можно собирать миллионы тонн грибов. Берется же пока не более пяти процентов. А было время, когда российские грибы были важной статьей экспорта. Вывозили за рубеж соленые и сушеные грибы. Знаменитые рыжики солили в бутылках, представляете их размер — с ноготь большого пальца! Сколько их надо было собрать только на одну бутылку! И крестьяне тем не менее собирали а точнее, как сказали бы истинные грибники, брали. И был сбор, соление, маринование, сушение грибов важным подспорьем их бюджета.

И сегодня на вокзалах Москвы можно встретить бойких и не очень торговок сушеными белыми грибами на ниточках по сумасшедшей цене. Иногда они случаются и на рынках Краснодара, как правило, приехавшие из центральных районов России. И люди бойко покупают дары природы.

Если перевести цену сушеных белых на вес, то они окажутся дороже знаменитой черной икры. И ведь берут. Ради неповторимого запаха белых, когда они распустятся, разомлеют в кастрюльке с разварной картошечкой да укропчиком. Умнешь миску такого варева — и жизнь покажется удавшейся. Вот что делают с человеком простые грибы. Впрочем, почему же простые? Они чудо как красивы, каждый на свою особинку. Важные, важней некуда, как сановники в присутственных местах, которым смертельно надоели бесконечные просители, толстяки белые; простушки сыроежки в зеленых, белых, красных, желтых косынках; тройные, подтянутые в оранжевых беретах осиновики; чванливые, осознающие свою редкость и красоту царские или кесарские грибы, которые так любили кесари Рима и Греции. Да и нам они, посланцы теплого Средиземноморья, по душе. Как кесарские грибы оказались в нашем крае, сказать трудно. Наверное, так же, как амурские тигры, представители жарких тропических стран, оказались волей случая совершенно в других обстоятельствах, но приспособились и выжили.

Так можно говорить о каждом грибе. Каждый — на особинку, а их съедобных в нашей стране более трехсот видов! Есть где разгуляться воображению грибника. При этом грибы можно использовать в питании свежими, сразу же после леса и тщательного отбора. Нужно только помнить, что грибы следует обязательно обдать кипятком и только после этого отправить их на сковородку или в кастрюлю.

Можно засолить, как рыжики, грузди или те же белые или березовики, серушку, замариновать или высушить в русской печи, предварительно хорошо ее протопив и нанизав на палочки грибёшки, поставить сушиться в печь. Сегодня уже можно без труда приобрести сушилку электрическую, они, кстати, недороги, по карману каждому грибнику — суши себе на здоровье не только грибы, но заодно и шиповник, и боярышник, укрепляющие здоровье. Но я знаю, что многие деревенские сборщицы даров леса предпочитают по-прежнему сушить грибы в печи, утверждая, что при таком способе их обработки они получаются более душистые.

Недавно прочитал, что Краснодарский край относится к наиболее грибным регионам в России. Может быть, так и было еще недавно. Лет двадцать пять назад. Помню, после долгих дождливых дней я отправился в лес под Калужской и, едва войдя в дубраву, замер. Вокруг меня со всех сторон толпились молоденькие березовики. Их было чудовищно много. А вокруг — ни души. Я даже растерялся. Что делать с таким богатством? Но минут через десять — пятнадцать мне стало неинтересно резать не разгибаясь грибок за грибком. Это была уже не охота, а сбор урожая, как в огороде. Так было неинтересно. И я решил поискать каких-либо других грибов.

Но стоило мне сделать два десятка шагов, как я на взгорке увидел россыпи лисичек, дубовиков и цесарева гриба. Интересно, что кесари стояли как солдаты — ровной шеренгой и одного роста. Я присел на пенек и долго любовался ими. Мне было жалко нарушить их красоту. Такой редкой на урожай выдалась в тот год осень.

Теперь вспоминаю о том случае, как будто он произошел вовсе не со мной, а с кем-то другим и не на Кубани, а где-то в других, более грибных местах. Потому что сегодня обнаружить нечто подобное в кубанских лесах почти невозможно. Слишком много развелось охотников до грибных даров.

И теперь уже далеко не каждый раз после очередного похода в лес я возвращаюсь с полной корзинкой. Вот и минувшей осенью, когда сезон грибов уже закончился, я все-таки поехал в Крепостную — хотя бы побродить по лесу, уже освободившемуся от листвы и поэтому непривычно просторному и гулкому и вволю подышать неповторимым винным запахом, настоянном на поздних травах, цветах переходного периода и, конечно, влажной, начавшей бродить листве.

Дышать им и не надышаться. А тут, если еще невзначай наткнешься на пень, усыпанный ядреными опятами, понимаешь: вот он, благословенный миг счастья! Когда хочется даже закричать от распирающего тебя чувства. И ты действительно закричишь — и эхо долго бродит по горам и ущельям и никак не успокоится. Крикни — и эхо долго будет отдаваться в горах и ущельях. Осенью воздух в лесу особенный. Чистый до того, что кажется, махни рукой — и он зазвенит. И я брел и брел по лесной дороге, не особенно оглядываясь по сторонам. Я знал, что здесь много раз побывали до меня грибники, и надеяться на чудо не приходилось. Но мне было хорошо и без того. Было так тихо, что слышалось, как редкие листья, еще оставшиеся на дубах и буках, отрываются от деревьев и, медленно кружась, падают на землю.

И вдруг, это происходит всегда вдруг… Мой взгляд что-то зацепило. Я еще не понял, что, но уже шел в ту сторону. И увидел чуть в сторонке от основной дороги, проложенной когда-то лесорубами по горному хребту, черные шляпки. «Странно, что это могут быть за грибы?» — подумал я. Нагнулся и, только когда срезал тяжелый плотный гриб и перевернул его желтым трубчатым слоем вверх, понял, что это масленок. Такими маслята становятся после первых заморозков. И самыми ценными. Без единой червоточины и какими-то очень плотными, не то что летом или осенью до морозов.

Я огляделся. Вокруг меня было десятка два крупных ядреных маслят. Срезав и уложив их в корзину, я стал возвращаться назад уже не по дороге, а метров на десять ниже ее, вдоль хребта — и скоро моя корзина была почти полна маслят. Ни одного опенка или какого-либо другого гриба. Но меня это нисколько не огорчило. Жареха из припозднившихся маслят выдалась знатной.

С тревогой жду, какой на урожай грибов окажется эта осень. Всё будет зависеть от дождей. А они даже в эту пору год на год не приходятся. Опята — главные грибы Кубани могут начаться в середине сентября, а могут и в конце ноября. Когда наконец погода разразится долгими моросящими дождями, такими, чтобы почва в лесу как следует наконец-то промокла и вызвала к жизни грибы.

А еще с тревогой жду начала осенней «тихой охоты» еще потому, что думаю, сколько вреда некоторые нерадивые грибники нанесут лесу, нашему бесценному богатству. Наверняка немногие из них знают, что грибы питаются за счет разложения отмерших растительных остатков опавших листьев, хвои, веток и древесины. Другие грибы получают питательные вещества не только из лесной подстилки, но и из корней деревьев. Они вступают с деревьями, можно сказать, в союз, взаимно помогая друг другу (симбиоз), образуя на корнях деревьев так зазываемую микоризу, или грибокорень. Через микоризу грибы всасывают органические вещества, вырабатываемые деревьями. От этого союза (симбиоза) выигрывают не только грибы, но и деревья. Благодаря микоризе, грибы получают из почвы воду, минеральные вещества, такие как фосфор, кальций, калий, азот и другие.

Грибы-симбионты сожительствуют с определенными породами деревьев. Так, березовики растут под березами, осиновики — под осинами, дубовики — под дубами. Правда, это не значит, что данные грибы растут только в союзе с определенным видом деревьев. Есть грибы, которые могут жить с несколькими древесными породами. Например, подосиновик образует микоризу не только с осиной, но и с березой, а в лесах, например, Абхазии образует микоризу и с дубом. А белый гриб, можно сказать вертопрах, живет со многими деревьями — таких набирается более пятидесяти — и потому, возможно, благодаря своей полиативности, живуч, и его можно найти почти везде на обширных территориях нашей страны.

Но помимо полезных природе и человеку грибов есть и грибы-паразиты, хотя опять же с нашей, человеческой точки зрения. А вот с точки зрения природы, может быть, они кому-то и зачем-то наверняка полезны. В природе ничего не бывает случайного.

Ведь, например, хищные животные приносят пользу, уничтожая слабых, больных животных. А других заставляют быть в тонусе, то есть больше двигаться, а значит, быть более здоровыми, меньше от малоподвижности жиреть. Во всяком случае так утверждают ученые, изучающие диких животных.

Так вот, грибы-паразиты поражают растительные организмы. Среди них опенок осенний и зимний, некоторые чешуйчатые грибы и трутовики.

А может, они тоже, как хищные животные, поражают прежде всего ослабленные деревья? А мы просто не замечаем этого? Пока же существует однозначное мнение, что грибы-паразиты поселяются на живой древесине лиственных и хвойных пород и причиняют лесному хозяйству немалый вред. При этом грибы-паразиты селятся прежде всего на отмерших остатках древесины и ведут себя как грибы-сапротрофы. Вот ту и сказывается их польза. Иначе наши леса превратились бы в непроходимые завалы отмерших деревьев, где людям было бы сложно вести хозяйственную деятельность и заготовку древесины, столь необходимую в народном хозяйстве.

Поэтому давайте беречь все грибы. Каждый зачем-то обязательно нужен природе. Вот говорят же, что олени, лоси лечатся мухоморами, поедая их. Чтобы олени ели мухоморы, я не видел, а вот как могучий красавец благородный олень поедал огромный белый гриб явно с удовольствием, видеть однажды привелось. И как белки развешивают грибы на сушку, тоже видел. Не мы, люди, одни заготавливаем грибы впрок. В природе действительно всё взаимосвязано. Потому и возмущаюсь, когда грибники нередко ходят в лес с грабельками, чтобы сгребать листовую подстилку, прежде всего вокруг пней, ту самую питательную для грибов,— не спрятались ли там опята, а вернуть подстилку на место как-то забывают. В результате земля, лишенная листовой защиты, быстро пересыхает, а грибницы не получают необходимого им корма в виде листвы и погибают.

Грибники приходят сюда на следующий год и недоумевают, почему нет грибов. Ведь в прошлом году были! Были, но из-за вашего варварского отношения грибница погибла и ждать грибов в этом месте теперь не приходится. И такие варварские зачистки листовой подстилки наблюдаются в грибных лесах Кубани повсеместно. Вот и скудеют грибные кладовые. По нашей с вами вине, уважаемые грибники, от нашего невежества. От того, как мы рвем грибы. Аккуратно срезаем, чтобы не повредить грибницу, выкручиваем, если это трубчатые грибы, или рвем небрежно руками, не ведая, что наносим грибнице тем самым непоправимый урон. Не будем забывать, что условием нашего пребывания на земле является многообразие природы, в том числе присутствие в ней одного из чудес — грибов. Беречь их — наша общая задача.

Виктор БОГДАНОВ

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение