Выпуск №93 (4796)

Свежий выпуск

27 ноября 2020

Капкан рудника для Пашиняна

Когда печально известный сторонник «Сасна црер» Ара Папян заявил, что вопрос рудника в Амулсаре имеет более важное значение, чем вопрос Арцаха, он был весьма искренен. Он искренне раскрыл, что из себя в реальности представляет «экологическое», то есть зеленое движение.

Он раскрыл, что для них важным является вопрос не Амулсара, а власти, и что для их хозяев важна не природа Армении, а использование Армении в геополитических играх в качестве разменной монеты и замещение России в южнокавказском регионе Турцией. Амулсар – всего лишь повод.

Вопрос Амулсара не экологический, а внутри- и внешнеполитический.

Если стартовавшее в 1988-ом из Абовяна экологическое движение в итоге переросло в движение с национальным кодом, приведя к независимости и победе в Карабахской войне, то начавшееся сейчас в Джермуке «зеленое» движение имеет анациональный код, и именно поэтому для требующих Армении от моря до моря туркобольшевиков Амулсар имеет более важное значение, чем вопрос Арцаха.

Обратите внимание: те, кто активно пропагандирует против эксплуатации рудника Амулсар («црер», арманбабаджаняны, «экологи», обиженные на Никола и др.), параллельно ведут агрессивную антироссийскую пропаганду. Вопрос рудника их вообще не интересует. Они спекулируют вопросом рудника и с подачи турецко-американских кругов пытаются превратить Армению в разменную монету в геополитических играх.

Напомним, что организаторы революции в США надеялись решить посредством Пашиняна следующие задачи:

— уступки в вопросе Арцаха в обмен на обещание открытых коммуникаций и финансовой помощи, участие РА в антироссийском и антииранском проектах,

— вывод российской военной базы из Армении и резкое изменение внешнеполитического курса («отказ от исторических стереотипов», означающий замену российского вектора западным – под эгидой турецкого),

— экспорт «бархатной» революции по варианту «Хотим как в Армении».

На начальном этапе Пашинян вошел в эту игру. Он активно переговаривался с Алиевым по вопросу Арцаха, вторил словам Болтона, предпринимал антироссийские шаги и превращал Армению в лабораторию «бархатных» технологий. Однако, почувствовав, что в случае продолжения подобной линии он может потерять свое кресло, Пашинян отступил, хотя, будучи верен своему стилю, так и не сказал окончательного «нет» Западу.

И Запад сейчас нервирует то, что Пашинян не становится армянским Саакашвили в плане ведения антироссийской линии. Поэтому оттуда и пытаются осуществить «зеленую» революцию, используя вопрос Амулсара, напряженные отношения между Арменией и Россией, между официальными Ереваном и Степанакертом, а также резкое падение рейтинга Пашиняна.

И Пашинян сейчас в тяжелом положении. Если он отступит от своего решения по санкционированию эксплуатации рудника Амулсар, то делегитимируется в системе государственного управления и среди серьезных кругов общества. Получится, что его слово впредь не представляет никакой ценности и что люди, не в пример революционным дням, больше не прислушиваются к его призывам (в данном случае – к призыву разблокировать ведущую к руднику дорогу).

Если же Пашинян решит открыть дорогу силой, то дискредитируется перед тему кругами, которые были одной из движущих сил «бархатной» революции. Применение силы сделает его изгоем среди радикально настроенных сил, что, в свою очередь, предоставит американцам возможность, спекулируя «зеленым» вопросом, либо осуществить в Армении смену власти, либо заставить ослабшего Никола пойти по желаемому ими пути.

Внешние пайщики революции сейчас требуют у него отплаты, и «народный» премьер оказался в патовой ситуации. Но винить за всё это он должен лишь самого себя.

 

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение