Редкие исторические фотографии показали в горах Сочи

В разгар летнего туристического сезона в горах Сочи открылась необычная выставка. На ней — редкие исторические фотополотна о том, как жил полвека назад знаменитый сегодня поселок Красная Поляна.

— Летние фотовыставки — многолетняя традиция курорта «Роза Хутор». В этом году в экспозиции — работы нашего современника и свидетеля расцвета туризма в долине реки Мзымты и в окрестных горах — Георгия Анастасиади. Редкие снимки знакомят с культурным и историческим наследием горного Причерноморья,— рассказывает директор по устойчивому развитию курорта «Роза Хутор» Дмитрий Колосов.

Несколько месяцев потребовалось организаторам, чтобы отобрать полсотни работ из обширного архива автора фотографий. На снимках — советские туристы, покоряющие вершины, первые деревянные лыжи и подъемники, знаменитые краснополянские огороды и ушедшие в небытие популярные места. Никого эти фотографии не оставляют равнодушными, от них веет теплом.

— Я, торопясь, шла через мост, а взгляд зацепился за первое фото — домики «Альпики-Сервис» — и стоп! Так… это же наш, бугельный! И просто стало важное неважным… Появилась возможность подышать воздухом того времени и вновь почувствовать энергию радости тех, с кем рядом мне посчастливилось шагать,— делится впечатлениями посетительница выставки Ольга Ершова.

Одной из первых необычную экспозицию увидела наш корреспондент, заодно узнала, причем тут греки, какой вкус у молока зубра и как лучше всего ловить форель в горных реках.

Прекрасная поляна

Георгий Исаакович Анастасиади — человек уникальный. Он коренной краснополянец. Для поселка, который за несколько лет стал одним из самых желанных мест для переезда, это уже удивительно. А еще Георгий Анастасиади — грек. Именно греческие поселенцы основали Красную Поляну. Есть даже легенда. В конце XIX века проживавшие в ставропольской губернии греки решили перебраться ближе к Черному морю. На разведку отправили двух самых смелых — Федора Фанайлова и Мурата Ксандинова. Преодолев более ста пятидесяти километров и перейдя Кавказский хребет, разведчики увидели поляну, заросшую красным папоротником.

— Ах, какая прекрасная красная поляна! — воскликнули греки.

На этом месте и появился известный ныне горный поселок.

Среди тех греческих поселенцев были и предки-греки Георгия Анастасиади. Сам же он родился в Красной Поляне в 1941 году. А в шестидесятых годах прошлого века впервые взял в руки фотоаппарат. С тех пор, признаётся, на жизнь ему стало гораздо легче смотреть через объектив.

— На правах жителя Красной Поляны в четвертом поколении хочу показать свою родину, где всё начиналось. Где я пошел в первый класс, впервые залез на дерево, поймал первую рыбу и совершил свой первый горный поход,— рассказывает фотограф.

Один из самых интересных снимков — вид на горный поселок, сделанный пятнадцатого сентября 1978 года. На нем — маленькие домишки, скрытые за густой зеленью.

— Освещение в тот день было неподходящее. Но я специально сделал этот снимок: сто лет назад мои предки основали это прекрасное местечко. Поднялся чуть выше поселка, залез на дуб, чтобы было лучше видно. Взял с собой гвозди и молоток. Вбил в дерево гвоздь, повесил кофр, чтобы удобнее фотографировать. Спустя много лет один из коллег спросил: «Георгий, а это не ты случайно гвоздь вбил в дерево на смотровой? Неужели с собой молоток тащил?» А дуб этот есть до сих пор. И гвоздь, наверное, тоже,— признаётся Георгий Анастасиади.

На соседнем снимке — вид на гору Ачишхо. Небольшой домик, забор из штакетника, грунтовая дорога. Когда-то именно такой была центральная улица Красной Поляны. Называлась она Комсомольской, ныне — Заповедная.

— Специально ждал, когда на улице не будет свиней или коров. Сейчас это удивительно, но в те времена у каждой семьи в поселке было по несколько коров, с десяток свиней. В магазинах, по сути, покупали только хлеб. Летом краснополянцы выгоняли скот на Буйволиные поляны, сооружали нехитрые балаганы, которые на зиму складывались словно конструктор, чтобы их не поломал снег. Такого молока, которое давали коровы, пасущиеся на альпийских лугах, не найдешь ни в одном магазине. Там же варили и вкуснейший сыр сулугуни. Сегодня Буйволиные поляны переименовали в Медвежьи. Медведей стало больше, чем коров,— рассказывает краснополянец.

А еще огромные участки земли в Красной Поляне занимали не гостиницы и магазины, а огороды. Такая фотография тоже есть на выставке.

— Каждую весну в Красной Поляне случался тот день, который год кормит. Полянские греки сажали картошку. Киномеханик дядя Гриша греком не был. Видимо, поэтому именно в тот день, который год кормит, на афише клуба появилась надпись: «Спартак». «Кино о греческом герое!» — понеслось по поселку. Полянцы побросали лопаты и тяпки, ринулись в клуб. Загремела музыка, на экране показались летящие мужики в колготках по горло. «Спартак» оказался балетом. Киномеханик дядя Миша еще сутки отсиживался в своей каморке за железной дверью. А картошку моя семья сажает до сих пор. Если учитывать стоимость земли в Красной Поляне, это, пожалуй, самая дорогая картошка в мире,— улыбается Георгий Анастасиади.

Туризм идет в гору

Настоящим расцветом туризма в Красной Поляне советского периода стали шестидесятые годы прошлого века. Тогда в поселке работали две турбазы: профсоюзная «Горный воздух» и Министерства обороны. За год по тропам проходило порядка десяти тысяч туристов. Окончив краснополянскую школу и ростовский университет по специальности «географ-краевед», Георгий Анастасиади пошел в инструктора. Признаётся, выбора особого не было: еще работать в поселке молодые люди могли разве что водителями. Свой первый туристский поход Георгий Анастасиади совершил лет в восемнадцать, спустя почти полвека — последний, поднялся на озеро Синеокое.

— Каждый год в течение зимних месяцев в Школе молодых инструкторов обучалось более двадцати человек. В программе были теоретические лекции, тренировочные походы, скальные занятия, учили, как форсировать снежные склоны, переходить реки, разбивать бивак, объясняли всё, что нужно для горных походов. Завершалось обучение аттестацией и семидневным походом протяженностью до ста километров. В летний сезон в Красной Поляне работало около пятнадцати инструкторов. Зимой все сидели без работы. Зарплата инструктора составляла 80—90 рублей. Сейчас думаю: хорошо, что платили мало. Иначе бы не взял в руки фотоаппарат,— признаётся Георгий Анастасиади.

Ежегодно, вплоть до 1986 года, в горах проходили альпиниады. На специальных соревнованиях инструктора из разных уголков страны подтверждали свое мастерство в альпинизме, покоряя стены пятой категории сложности. А еще полянские инструктора были очень находчивыми.

— Когда-то, давным-давно, туристы ходили через Главный Кавказский хребет. Сопровождали их всегда самые яркие инструктора по туризму. Кругом горы, луга, цветы… Не хватало только зубриного молока. Решить этот вопрос помог один из лучших инструкторов турбазы ВЦСПС — Сеньора. Взяв два ведра и собрав по рублю с каждого из группы, он ушел за горку. Отдохнул у речки, набрал ведра чистейшей воды, добавил в каждое по банке сгущенки и соли по вкусу. На перевал туристы шли бойко, восхищаясь своим инструктором. Сейчас через Главный Кавказский хребет не ходят. Да и нет уже зубриного молока,— вспоминает автор выставки.

Знали инструктора и как ловить форель в горных реках.

— Инструктор — надежда и опора всех туристов. Вечерние песни Александра Георгиевича заставляли даже полковников и майоров с военной турбазы думать о том, что наш инструктор — самый лучший. Но песни песнями, а хотелось ухи из местной форели. Александр Григорьевич предложил всем желающим половить форель надеть штормовые брюки с карманами. В каждый из них необходимо было положить хлебные крошки, а затем гусиным шагом войти в Мзымту. Сесть и ждать, пока форель наполнит карманы, поедая приманку. Оставшиеся участники группы окружили рыбаков, смеясь над веселым аттракционом. Всё шло по сценарию, пока завхоз не заметила, как гречневая крупа, предназначенная для завтрака, плывет по реке. Песни у костра в тот день звучали особенно задушевно,— смеется фотограф.

Одним из самых простых, но интересных походов считался подъем на метеостанцию. Утраченная ныне достопримечательность располагалась на высоте более двух тысяч метров на склоне хребта Ачишхо. Именно здесь, а вовсе не на Урале или в Сибири находится самое снежное место в России. Зимой выпадало столько снега, что из домика выходили сразу со второго этажа. Метеорологи, в основном краснополянцы, снимали показания приборов шесть раз в день, передавали в городской центр для прогнозов погоды.

— В каждый поход на метеостанцию брал с собой две булки свежего хлеба. За уважение метеорологи давали туристам лыжи, на которых можно было прокатиться. Но самым популярным развлечением был «попслей» — катание на пятой точке со снежных склонов. Поэтому задняя часть у всех штормовых брюк туристов всегда была белая,— признаётся Георгий Анастасиади.

В конце шестидесятых годов прошлого века на турбазах Красной Поляны и Лагонак началось развитие лыжного спорта, завезли лыжи. Это были деревянные туристские «Карпаты». Ни о каких профессиональных горных лыжах речи даже не шло. Да и особых условий для катания — тоже. Вверх по склону туристы несли лыжи на себе. И лишь в девяностых годах XX века в горном поселке появился бугельный подъемник. Первый робкий шажок к будущей зимней Олимпиаде-2014.

Дорога к Олимпиаде

Горы. Непроходимый лес. Заброшенный сад. Тонкая струйка горной реки. Этот снимок Георгий Анастасиади сделал во время вертолетного облета в 1998 году. Тогда в Сочи впервые задумались о возможности претендовать на право проведения зимних Олимпийских игр. Помешал финансовый кризис. Только к 2014 году именно здесь был создан самый крупный горный курорт страны — «Роза Хутор», на нем было разыграно самое большое количество олимпийских наград: тридцать комплектов.

— Когда учился в школе, однажды нас попросили написать сочинение про будущее Красной Поляны. Мой друг написал, что просыпается от звука поезда. Учительница посмеялась: какой поезд? И поставила двойку. Спустя почти полвека железная дорога все-таки пришла в Красную Поляну,— говорит краснополянец Георгий Анастасиади.

А еще в поселок пришли хорошие дороги. Вплоть до восьмидесятых годов прошлого века в горы Сочи вела единственная трасса. Она была проложена в 1899 году. Старожилы до сих помнят узкое местечко, над которым нависали скалы. В народе его называли «Пронеси, Господи!». Зимой, когда дорога оказывалась засыпанной, горный поселок на несколько дней был отрезан от города. На одном из снимков выставки — огромные снежные горы и бульдозер, расчищающий трассу на самом краю пропасти. Дело было в 1976 году.

— За дорогу, ведущую в Красную Поляну, отвечало ДРСУ-2. Зима для этого предприятия всегда становилась серьезным испытанием. Бывали случаи, когда из-за обвалов и обильных снегопадов поселок отказывался отрезанным от города на несколько дней. Начальство удивлялось, куда тратится столько бензина. У любого водителя в машине на всякий случай с собой была паяльная лампа. Так, когда грузовик застревал на дороге, можно было разогреть себе еду. А в восьмидесятых годах XX века в поселок стали летать вертолеты,— рассказывает фотограф-краснополянец Георгий Анастасиади.

Да, глядя на старые снимки, понимаешь: изменилось многое. Неизменно одно: это по-прежнему самая прекрасная Красная Поляна. Убедиться легко: выставка редких исторических фотографий Георгия Анастасиади на курорте «Роза Хутор» будет работать до конца летнего сезона.

Подготовила Ирина СИЗОВА

Реклама