Выпуск №93 (4796)

Свежий выпуск

27 ноября 2020

Азов: судьба царь-рыбы

От Геродота и Страбона до Палласа

Азов, небольшое мелководное море, во все времена был славен обилием рыбы. На берегах моря жили многие народы, и многие из них называли Азовское море рыбным. Так, греки, мигрировавшие на берега западного побережья Черного моря и восточного Крыма, еще в пятом веке до нашей эры были поражены необыкновенным рыбным богатством Керченского пролива и основали на его берегу город Пантикапей, в переводе означающий «рыбный путь».

Азовское море не раз меняло названия. Закрепилось одно — Азов. Возможно, от турецкого Азак-Денгиз — богатое рыбой. Монголы, в свое время побывавшие здесь, тоже отметились названием Балык-денгиз, в переводе означавшим «рыбное море» по его главной отличительной черте — обилию рыбы.

Греки, прибывшие из Милета и обосновавшиеся на берегах Керченского пролива, называли Азовское море кормилицей, подчеркивая его огромное промысловое значение. Благодаря обилию ценной рыбы они считали, что попали в благословенный рай. На рыбе возросло и окрепло Боспорское царство, одно время даже бросившее вызов самому вечному Риму. Боспорцы одно время чеканили монету, украшенную головой осетра.

Благодаря рыбе боспорцы никогда не знали голода.

Азов удивлял рыбным богатством не только греков, но и римлян, которые, правда, именовали Азов рыбным болотом, указывая на его особенность: он покрывался весной и летом зеленой ряской, как болота в Италии.

Необычайное богатство Азова рыбой отмечал Страбон, писавший, что «в море такое количество рыбы, что если поставить шест, то он будет стоять».

Скифы, по свидетельству Геродота, в полной мере пользовались рыбными богатствами Азова, вылавливали осетровых: белугу, осетра, севрюгу, продавали и меняли ее свежей, вяленой и соленой на другие товары.

В Азове водилось в изобилии много разной рыбы. Но главным, бесценным его богатством были прежде всего осетровые, обладавшие чудесным вкусом, нежным жирным мясом и имевшие бесценную черную икру. Боспорцы топили осетровый жир, используя его как лекарство, из кишок вытапливали очень прочный прозрачный клей.

Французский фортификатор Г. Боплан, побывавший в этих местах, отмечал невероятное богатство осетровыми Днепра, куда красная рыба заходила на икромет.

Осетровые — ценнейшие объекты промысла

Русское название моря — Азовское прижилось с XVII века благодаря летописи Пимена. О величине добычи осетровых рыб в России можно судить по монастырским летописям. Так, на потребление одного Сергиево-Троицкого монастыря ежегодно добывалось шесть тысяч осетров и севрюг, шестьсот пудов черной икры, пятнадцать бочек соленой осетрины и пятьсот спинок, двести белужьих туш.

Осетровые (осетр белуга, севрюга, стерлядь) на юге России считались ценнейшими объектами промысла. Осетрина и черная икра всегда чрезвычайно ценились как в царских чертогах, так и в хижинах бедняков.

Академик Паллас, путешествовавший по Крыму в 1883 году, отмечал, что «рыбные ловли на Боспоре Киммерийском и вдоль всего берега очень обильны, ловят преимущественно белугу и других осетров».

В России осетровых с давних времен называли красной рыбой. Хотя мясо осетровых далеко не красное — желтовато-белое. Жители побережья называют осетровых краснюками. Красный — означает красивый. Красивых девушек на Руси называли красными девицами. Ценную пушнину — соболя, красную лисицу, горностая, куницу называли «красной рухлядью» или «красным зверем».

По свидетельству дореволюционных статистических данных, мы знаем, что в те времена ежегодно в Азовском море добывали 60 процентов осетровых рыб от всего российского улова.

Один из краеведов свидетельствует: «Севрюжку покупатели брали, только если еще шевелились жабры. Что касается такой рыбы, как бычки, то их еще полвека назад называли „кошачьей едой”». И удивляться тут нечему, если знать, что Азов был богат такими ценными породами рыбы помимо осетровых, как судак, сом, сазан, лещ, тарань, рыбец, шемая и другими. О немыслимых уловах рыбы в Азове рассказывает великий знаток отечественных рыб Сабанеев. Он же подробно рассказывает, как свежую азовскую рыбу умудрялись привозить в Москву и в северную столицу тысячами пудов.

В одной только реке Кубани в конце шестидесятых — семидесятых годах XIX века вылавливали от семи до шестидесяти тысяч штук проходного судака, идущего на икромет или скатывающегося после вымета икры в море.

Огромным был вылов бесценных двух метрового роста осетров, гигантской, до четырех метров длиной и весом до тонны белуги, шипа, севрюги и стерляди. Какое великое богатство, которому, казалось, никогда не будет конца.

Уникальные особенности Азовского моря

Что создало славу Азову как самому богатому ценной промысловой рыбой водоему в мире? Прежде всего, такие его качества, как мелководность и слабая соленость воды. Азов действительно мелкий. Его средняя глубина чуть превышает 7,4 метра. А отдельные глубины доходят до 13,5 метра. Такая глубина позволяет воде прогреваться под жарким южным солнцем до самого дна, что способствует обильному росту планктона и других обитателей моря, создающих щедрую кормовую базу для рыб.

В Азовское море впадают две полноводные реки — Дон и Кубань и много других мелких рек, делающих воду Азова слабосоленой и привлекательной для многих полупроходных и постоянно живущих в море рыб. В Азове вода в три раза менее соленая, чем в океане. В Таганрогском заливе более пресная вода, наверное, поэтому здесь водятся в больших количествах, чем в других местах Азова, сом, сазан и чехонь. Позднее в Азове акклиматизировали завезенного с Дальнего Востока пиленгаса.

Гордость Азова — лиманы

Азов обладает обширными мелководными лиманами площадью около 150 тысяч гектаров, уникальными по своим характеристикам: теплой воде и обилию корма, которые делают их незаменимыми детскими садами для выгула и роста молоди полупроходных рыб — главным образом судака и тарани. Лиманы имеют значение как промысловые водоемы, как выростные для молоди полупроходных рыб и кефали, а также для нереста азовского пузанка. Это триединство и сделало Азовское море знаменитым своими рыбьими сокровищами во всём мире. При советской власти промысловый годовой улов многие годы в среднем составлял 250 тысяч тонн. В одних только лиманах добывали свыше 15 тысяч тонн разнообразной рыбы сорока массовых видов.

Рыбная слава Азовского моря сохранялась до тридцатых годов XX века. Уловы составляли по 70—80 килограммов с одного гектара в сезон. В тридцатые годы лов одного судака в Азовском море составлял 388 тысяч центнеров за сезон. Значительными были и уловы красной рыбы. Так, в тридцатые годы в Черном море вылов осетровых достигал 1600 тонн в год. Примерно 20 процентов из них составляли азовские осетры, мигрирующие в Черное море и обратно. В Азове добывали красной рыбы на несколько порядков больше. Такие темпы вылова не могли не подорвать рыбные ресурсы, казалось, неисчерпаемого Азова.

Азов надо спасать

До сороковых годов XX века в азовском море добывалось двадцать процентов всей рыбы Советского Союза, или 31 процент добычи рыбы во внутренних водоемах страны. В последующие годы количество вылова рыбы постоянно сокращалось. Особенно ощутимый урон был нанесен Азову тралами, которые вычерпывали из моря в 80—90-е годы практически всё — от мальков до взрослых рыб.

Чрезмерному сокращению рыбных стад, указывает «Российский экологический вестник», способствовал бесконтрольный лов, ухудшение количества и качества воды без учета природоохранных требований и рыбного хозяйства, рост хозяйственной деятельности, вызвавшей сброс в море неочищенных или плохо очищенных промышленных стоков, а также сбросов воды с остатками минеральных удобрений и пестицидов с полей и рисовых чеков.

Зарегулирование стока степных рек снизило поступление воды в море с 8,5 до 1,4 кубических километра в год, или в шесть раз. Оборотные воды, поступающие в море обогащенными минеральными удобрениями, стимулируют рост погруженной водной растительности. Зарастание межлиманных соединений, снижение проточности приводят к сокращению фонда нерестовых нагульных площадок и осложняют самоочищение уникальных водоемов. Между тем именно в Кубанских лиманах воспроизводится сто процентов запасов всеми нами любимой тарани и 85 процентов судака Азово-Черноморского бассейна, а также более семидесяти видов водно-биологических ресурсов.

Неудивительно, что вылов судака (об осетровых вообще речь не идет, их лов запрещен с начала 2000-х годов) и тарани за последние пятнадцать лет сократился более чем в десять раз, а формирование промысловых запасов напрямую стало зависеть от деятельности нерестово-выростных хозяйств. Вследствие этого возникла необходимость запрета на промысел этих видов рыб, а также пиленгаса и некоторых других.

Необходимо повышать рыбохозяйственную ценность лиманов и расширять их рыбохозяйственное использование.

Пока же некоторое время назад в Азове не смогли даже выловить необходимое количество маточного поголовья осетровых, чтобы взять икру для рыбоводных заводов. Пришлось завозить из другого региона.

Две тысячи лет человек не наносил особого вреда осетровым Азова примитивными орудиями лова. А благодаря более совершенным орудиям лова в XX веке и бесконтрольному лову поставил их на грань исчезновения. Притом что даже еще в первой половине XX века улов осетровых в Азовском море составлял 50 тысяч тонн.

Такое богатство обеспечивал хороший прогрев воды при активном сносе в море органических и минеральных веществ, что способствовало повышению продуктивности биомассы придонных организмов, являющихся пищей для осетровых рыб. Неудивительно, что экспорт ценнейшей черной икры всегда приносил СССР большой приток валюты.

Но масштабное строительство на крупных реках, впадающих в Азов, в 50—70 годы XX века оказало пагубное действие на воспроизводство осетровых и других проходных рыб, преградив им доступ к местам традиционных нерестилищ. Достаточно сказать, что в реку Дон осетровые поднимались до семисот километров. А в реке Кубани севрюга поднималась в верховья до трехсот километров. А сами реки превратились в отстойники промышленных отходов при заполнении водохранилищ.

Плотины убили царь-рыбу

С введением в строй плотин естественное размножение рыб практически прекратилось. Цимлянское водохранилище, аккумулирующее до 80 процентов пресной воды, привело к исчезновению нерестилищ осетровых рыб. Красная рыба утратила возможность самостоятельного воспроизводства. Игнорирование законов природы, грубое нарушение экологии, естественных потребностей осетровых в вековых нерестилищах привело к стремительному падению запасов осетровых до критически низкого уровня. Осетровые оказались чрезвычайно чувствительны к изменению из жизненного цикла и изменению экосистемы вод.

Усугубило ситуацию и то, что во второй половине XX века при интенсивном развитии сельского хозяйства в Черное и Азовское моря стали попадать огромные массы биогенных элементов, приносимых реками вместе с удобрениями с сельскохозяйственных угодий, особенно в период весенних паводков. Добавьте к этому тяжелые металлы и другие отходы производств — и станет понятно, почему происходит почти ежегодный массовый замор рыбы.

В результате загрязнения и заиливания в море возникает дефицит кислорода, происходит ухудшение кормовой базы рыб, сопровождающееся повышенной естественной смертностью рыбы.

Пришельцы из других морей

Еще одной бедой для Азова и его обитателей обернулось в начале 80-х годов минувшего века попадание в море вместе с балластными водами гребневика — желтой медузы, которая питается зоопланктоном, являющимся кормом для многих пелагических рыб, в том числе и осетровых, в питании которых рыбы занимают значительную долю. Это нанесло и наносит немалый вред рыбному хозяйству.

В известной степени исправило ситуацию появление другого иммигранта — дальнего родственника желтой медузы — гребневика Берое, для которого она — желанный корм. Это в значительной степени поспособствовало очистке Азовского моря от нежелательной желтой медузы.

В Азовское море проник и другой нежелательный гость с Дальнего Востока — хищный моллюск рапана, прибывший в Азовское и Черное моря на днищах кораблей, естественной пищей которого служат мидии и устрицы, входящие в рацион осетровых рыб. К тому же мидии — естественные санитары моря. Они очищают воду от ила и бактерий, пропуская ее через свое тело. Вспомним еще раз тралы, нанесшие непоправимый вред донным организмам, служащим кормом для рыб. По материалам АзНИИРХа, за период с пятидесятых годов минувшего века их количество сократилось на 70 процентов, что в свою очередь привело к снижению численности крупных придонных рыб, в том числе в десятки раз — красной рыбы.

Спасение осетровых в наших руках

Для спасения осетровых принимались некоторые меры. Вводились комплексы биологической очистки сбрасываемых вод, что в известной степени благотворно сказалось на экологии вод.

К концу 70—80 годов на Азовском море было построено семь рыбоводных заводов, которые ежегодно выпускали 33—35 миллионов мальков осетровых, что тоже оказало положительное воздействие на сохранение популяции осетровых. Был отмечен в те же годы и рост биомассы осетровых. Стадо красной рыбы увеличилось до 17 миллионов особей.

Это, как отмечали специалисты, была уже рыба почти полностью заводского происхождения: свыше 80 процентов осетров и 90 процентов севрюги. Белуга была практически вся естественного происхождения.

В те годы вылов осетровых в количестве около одной тысячи тонн не оказывал негативного воздействия на популяцию красной рыбы, а экспорт черной икры обеспечивал львиную долю валютных поступлений в госбюджет страны на фоне резкого падения цен на нефть.

В 1990 году в Азовском море насчитывалось 16,5 миллиона штук севрюг и русского осетра. Промысловые запасы составляли свыше 50 тысяч тонн.

Резкое сокращение популяции красной рыбы в Азове произошло в девяностые годы, и теперь требуется принятие скорейших мер по ее искусственному восстановлению, считают специалисты Государственной экологической инспекции Азовского моря.

Ситуация усугубляется тем, что красная рыба растет медленно — только к семнадцати годам становится способной к размножению. Сейчас же основные запасы составляет рыба непромысловых размеров, в возрасте в основном до пяти лет. Следовательно, промысловое стадо может быть сформировано не раньше чем через десять лет.

Основными мероприятиями, способствующими увеличению лова пресноводной рыбы в лиманах, должны быть изменения в действующих правилах рыболовства, совершенствование техники лова и направленное формирование ихтиофауны. Надо расширять опытно-производственные работы по выращиванию проходной рыбы в Азово-Кубанском регионе. И здесь хорошие результаты показывает опыт выращивания молоди рыбца и шемаи в Шапариевском лимане, требуется его продолжать, равно как и опыты по выращиванию молоди осетровых рыб в лиманах. Имеются перспективы и по выращиванию в лиманах товарного сазана. Для этого необходима организация опытно-производственных и исследовательских работ.

Благоприятные вести пришли из Ростова-на-Дону. Двадцать четвертого октября 2019 года ученые зафиксировали устойчивую тенденцию роста численности и размера осетровых рыб в Дону и Азове, сообщила пресс-служба АзНИИРХа. Это произошло впервые за много лет. Стали попадаться даже особи, достигшие промыслового размера. Осетровой рыбы стало больше, считают ученые Азовского НИИ рыбного хозяйства. Но скорейшему восстановлению стад осетровых рыб в Азовском море мешают браконьеры, располагающие современными средствами лова и передвижения и наносящие непоправимый вред восстановлению азовской красной рыбы.

В крае работают нерестово-выростные хозяйства, которые выращивают и выпускают в море мальков, преимущественно севрюги. Такие же заводы работают и в Ростовской области. Результаты их работы были бы намного эффективнее, если бы не браконьеры, борьба с которыми пока не дает сколько-нибудь заметных результатов.

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение