Свежий выпуск

20 ноября 2020
00:35
Авторские статьи Экология

Мы за то, чтоб в Черном море не тонули корабли

Затонувшие суда, по мнению ученых, грозят акватории и побережью экологической катастрофой. У берегов Кубани на дне моря лежит не одна сотня погибших кораблей…

На дне Черного моря покоятся тысячи кораблей. Это суда буквально всех эпох и народов — от античных галер, застигнутых штормом, до военных и транспортных кораблей, затонувших десяток-другой лет назад.

Особенно «богатыми» на кораблекрушения стали годы Великой Отечественной войны. Военные статистики подсчитали, что с 1941 по 1945 год Черноморский флот потерял 1151 единицу боевых кораблей и вспомогательных судов. Потоплено противником в том числе было два советских крейсера, 11 эскадренных миноносцев, 28 подводных лодок и столько же тральщиков, 81 торпедный катер и 168 — сторожевых… Потери противника тоже впечатляют: в войну Германия и страны-союзницы потеряли порядка пятисот судов. Только на участке Черного моря от Керченского пролива до Новороссийска покоится на дне не одна сотня кораблей и сбитых самолетов обеих воевавших сторон. Уже после войны к ржавеющим под водой участникам морских сражений добавились (и, увы, продолжают добавляться) гражданские и военные суда, не выдержавшие напора штормовых ветров и волн…

Большинство затонувших в Черном и Азовском морях судов представляет интерес для исследователей. А некоторые из них, те, что лежат на небольшой глубине и недалеко от берега, даже стали своеобразными туристическими достопримечательностями. Любители дайвинга, как новички, так и опытные, ежегодно приезжают на побережье, чтобы совершить подводную экскурсию к тому или иному кораблю.

К слову, мало кто при этом вспоминает, что затонувшие суда, зачастую пролежавшие на дне не один десяток лет, способны оказывать вредное влияние на окружающую среду.

Придет беда со дна морского

Многочисленные исследования подтверждают, что в опасности возле затонувших кораблей оказываются и морские воды, и участки побережья. Возьмем для примера ситуацию с загрязнением балтийского побережья в Польше, которая в последнее время была в центре внимания и зарубежных, и российских СМИ. В этих местах, недалеко от одного из пляжей, в 1943 году затонул немецкий корабль «Штутгарт». Судно было потоплено во время авианалета. Со времен войны «Штутгарт» ржавеет на дне, а несколько лет назад из поврежденного корпуса судна в море стала просачиваться нефть, загрязняющая пляжи, отравляющая людей и животных. Парадоксально, но миллионы туристов, приезжающих в эти места каждый год, данное обстоятельство мало беспокоит. Вместе с тем следы вредоносных нефтепродуктов, попавших в морскую воду и на пляж, обнаруживаются на площади размером с пятьдесят футбольных полей.

Нужно ли говорить, какое влияние на здоровье оказывают нефтепродукты, попавшие в организм, например, с рыбой, выловленной в загрязненных водах? Кроме пищевого отравления, симптомы которого проявляются сразу, попадание нефти в организм может иметь и «долгоиграющие» последствия. Некоторые ученые, к слову, усматривают некую причинно-следственную связь между отравлениями нефтью и возникновением раковых заболеваний. Интоксикация нефтепродуктами, по мнению ученых, может привести и к другим страшным последствиям. Например, к рождению нездоровых детей и генетическим мутациям…

Виновницей утечки нефтепродуктов становится коррозия, разъедающая металлические части судов. В морской воде этот процесс идет даже быстрее, хотя скорость развития коррозии зависит от многих факторов, в том числе от температуры и солености воды, силы подводных течений, глубины залегания затонувшего судна. А также — от материала, из которого выполнен его корпус. В морской воде стальные плиты обшивки корабельных корпусов в среднем истончаются на полтора-два миллиметра в течение десяти лет. Угроза кроется в том, что обшивка, потеряв из-за ржавчины 10 мм своей первоначальной толщины, становится нестабильной, и даже незначительное давление может привести к ее разрушению. То есть, как считают исследователи, подавляющее большинство кораблей, затонувших во Вторую мировую, сейчас находится уже в критической фазе своего состояния. Следующая стадия — полное разрушение обшивки и протекание топливных хранилищ…

Берег погибших кораблей

Вместе с тем в Черном море, у берегов Кубани, есть и более старые затонувшие объекты. К примеру, эскадренный миноносец «Громкий», который лежит на глубине чуть больше 40 метров близ поселка Мысхако. Длина миноносца — около 100 м, ширина — 10 м. В апреле 1918 года, после того как германское командование предъявило Советскому правительству ультиматум о сдаче Черноморского флота, миноносец ушел из Севастополя в Новороссийск, чтобы избежать захвата войсками кайзера. В июне того же года эсминец «Громкий» по решению Советского правительства во избежание захвата немецкими войсками был затоплен экипажем корабля в Цемесской бухте на глубине 42 метров.

Затонувший эсминец был обнаружен в 1947 году при проведении работ по разминированию Цемесской бухты. Тогда же выяснилось, что поднять его на поверхность невозможно из-за сильной коррозии корпуса: судно попросту развалилось бы на части. По сей день «Громкий» лежит на дне, завалившись на левый бок и до половины погрузившись в ил…

Недалеко от «Громкого» три десятилетия спустя затонуло судно с колоритным названием «Червонный Казак». В марте 1943 года тральщик «Червонный Казак» доставил пополнение частям, сражающимся в районе Мысхако, после чего, приняв на борт раненых, отправился в обратный путь. Однако при отходе от пирса корабль подорвался на магнитной мине и затонул. На борту судна находились триста человек… В наши дни погибший тральщик был обнаружен новороссийскими аквалангистами, он лежит на глубине около 45 метров.

На дне моря в акватории Анапы покоится советский торпедный катер, потопленный немецкой авиацией в июле 1942 года. Здесь же покрывается ржавчиной потерпевший крушение в том же году танкер «Валериан Куйбышев». Танкер под охраной эсминца и двух сторожевых катеров вышел из Новороссийска в Камыш-Бурун, груженный тремя тысячами тонн топлива. Танкер был атакован пятью немецкими торпедоносцами. Попадание торпеды пришлось в район кормового танка №6, в котором находилось шестьсот тонн бензина. Судно загорелось, затем взорвалось и, переломившись на две части, затонуло.

В самом начале войны, в июле 1941 года, транспорт «Кола» следовал из Новороссийска в Феодосию. Ночью «Кола», опасаясь вражеских подводных лодок, начала прижиматься к берегу. В районе мыса Железный Рог судно налетело на советское минное заграждение. Затонувший транспорт был обнаружен анапскими дайверами в 1999 году. Глубина на месте гибели транспорта — 28 метров. До настоящего времени хорошо сохранились кормовая часть с надстройкой и нос корабля с огромными якорями. Средняя часть, где находятся трюмы, сильно разрушена.

Счет погибшим кораблям продолжился и после войны. К примеру, в 1979 году в районе Анапы во время шторма затонул рыболовецкий сейнер «Адлеровец». Вместе с судном погибли девять членов экипажа. Затонувший сейнер лежит на глубине 38 метров.

Все эти корабли лишь отдельные элементы в огромном списке погибших судов, лежащих на дне Черного моря…

Надежда умирает последней

Если затонувшие корабли так опасны, почему никто не торопится их обезвредить? Современные технологии позволяют поднимать затонувшие суда даже с довольно большой глубины. А если возможности поднять судно нет, можно выкачать топливо из лежащего на дне корабля, опять же благодаря технологиям…

Стоит ли говорить, что подъем судна и выкачивание из него топлива — процедуры весьма дорогостоящие. Потому даже богатые страны, на территориях которых лежат затонувшие корабли, не торопятся их обезвреживать. Еще одна причина, по которой погибшие корабли предпочитают оставлять на дне,— это ветхость кораблей. При попытке подъема на поверхность такой корабль попросту распадется на части, что может обернуться еще более страшными последствиями.

Так или иначе, но подвижки в дорогостоящем, но благородном деле обезвреживания затонувших судов и предотвращения экологической катастрофы на Черноморском побережье края всё же есть. Самый свежий пример — решение поднять со дна моря танкер Roussilion, затонувший пятьдесят лет назад в районе Туапсе.

Нефтеналивной танкер, севший на мель во время шторма в 1967 году в районе поселка Вольное, в наши дни угрожает окружающей среде, как установила сочинская природоохранная прокуратура.

Как следует из заключений специалистов в области охраны окружающей среды, участвовавших в проверке, лежащий на дне остов танкера Roussilion представляет собой отход подвергнутого коррозии металла, который выделяет химически опасные вещества, в связи с чем создает угрозу загрязнения акватории.

По результатам проверки природоохранной прокуратурой был подан иск в отношении владельца судна. Решением Гиагинского райсуда Республики Адыгея исковые требования природоохранного прокурора удовлетворены в полном объеме, на собственника судна возложена обязанность принять меры к подъему затонувшего судна Roussilion.

Французский нефтеналивной танкер Roussilion 3 декабря 1967 года стоял на якоре на внешнем рейде Туапсе. Штормовой ветер сорвал судно с якоря и выбросил на прибрежную отмель. Танкер получил серьезные повреждения. Позже ответственным за посадку танкера на мель французский суд признал капитана Roussilion.

В 1970—1980-е годы начался демонтаж застрявшего на мели танкера, но основная часть корпуса была снята только в 2007 году. В настоящее время от танкера сохранился двигатель (высотой 7—8 метров), механизмы машинного отделения (находятся на глубине 2—4 метров) и 4—5-метровая часть корпуса с выступающим (над поверхностью воды) фрагментом носовой оконечности. Длина судна — около 150 метров.

Хочется надеяться, что данной «туристической достопримечательности» в море в районе Туапсе в скором времени не будет…

Рина КАРЕТИНА

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение