Выпуск №82 (4785)

Свежий выпуск

22 октября 2020

Президенты прикаспийских стран решили делить море без других участников

Саммит глав прикаспийских государств завершился в понедельник подписанием политического заявления о том, что Конвенция о правовом статусе Каспия будет принята в 2015 году в Казахстане. При этом подчеркивается, что других участников дележа не будет.
Накануне, 29 сентября, в Астрахани лидеры «каспийской пятерки», а это Россия, Азербайджан, Иран, Казахстан и Туркмения, согласовали политическое заявление, в котором, как отметил президент РФ Владимир Путин, «впервые зафиксированы основные принципы пятистороннего сотрудничества на Каспии».

Перед этим президенты пяти стран совместно выпустили в Волгу 300 штук молоди белуги. Эта символическая церемония продемонстрировала значение, которое президенты «каспийской пятерки» уделяют сохранению биоресурсов. На церемонии присутствовал и губернатор Астраханской области Александр Жилкин.

По мнению российского президента, достигнутые на саммите договоренности отвечают долгосрочным интересам всех сторон. При этом он отметил, что прикаспийским государствам следует более активно задействовать естественные конкурентные преимущества, то есть географическое положение стран «пятерки». По мнению Владимира Путина, с учетом того, что транспортировка товаров между прикаспийскими регионами в основном осуществляется по морю, главная задача состоит в формировании современной логистической инфраструктуры, «более эффективном использовании транспортных коммуникаций».

Российский президент высказал уверенность, что Конвенция о правовом режиме Каспия будет принята на следующем саммите, который состоится в Казахстане. На это же надеются некоторые политологи.

«Передача эстафеты каспийских саммитов Казахстану имеет определенную смысловую нагрузку. Особенно если на следующем саммите будет наконец-то принято соглашение о международно-правовом статусе Каспия. Из всех пяти государств Казахстан занимает внутри «пятерки» наиболее нейтральную позицию, не имея практически никаких конфликтов ни с кем из каспийских стран», – считает эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев.

По его словам, с Россией у Казахстана – союзнические отношения в рамках ОДКБ, ТС–ЕАЭС. Отношения с Азербайджаном – традиционно дружеские. Недавний государственный визит президента Ирана Хасана Рухани в Астану дает серьезный импульс отношениям Астаны и Тегерана, так же как предстоящее в ноябре открытие железнодорожного маршрута Казахстан–Туркменистан–Иран – отношениям Астаны и Ашхабада.

«Таким образом, находясь «над схватками», Казахстан гипотетически выступает неким каспийским арбитром, и символично, если именно в этой стране будет поставлена точка в многолетних спорах по статусу крупнейшего водоема», – полагает Князев.

С ним не согласна исполнительный директор политологического центра «Север–Юг» Юлия Якушева. Она убеждена, что «даже при самом удачном раскладе проблема Конвенции о правовом статусе Каспия не будет закрыта немедленно».

«Скорее всего, будут созданы предпосылки для окончательного ее решения. Но уже важно, что президенты согласовали предложения о делимитации акватории. Определены две зоны. Одна – государственного суверенитета, другая – для исключительных прав на рыболовство, которые составят 25 морских миль», – сказала Якушева.

На данный момент четыре страны придерживаются исполнения Конвенции ООН по морскому праву. Особенная позиция у Ирана, настаивающего считать своей национальной зоной ту, которой обладал, когда Каспий был разделен между ним самим и СССР.

«Это расхождение позиций существовало на протяжении всего переговорного процесса, но сейчас есть вероятность того, что при раскладе четверо против одного Тегеран смягчит позицию», – считает Якушева.

Впрочем, другие эксперты допускают, что именно неуступчивость Ирана может в решении вопроса сыграть негативную роль. Если анализировать весь многолетний переговорный процесс, то становится понятно, что все это время происходило постепенное сближение позиций Москвы, Астаны и Баку, которые затем постарались привлечь на свою сторону Ашхабад, и теперь дело стоит за последним участником «каспийской пятерки».

Но, даже если удастся как-то убедить Тегеран и конвенция по статусу Каспия будет принята, вопрос о прокладке глобальных трубопроводов через Каспийское море, как предполагают эксперты, останется открытым.По мнению эксперта по Центральной Азии, политолога Аркадия Дубнова, тема раздела Каспия является периферийной в сегодняшней мировой повестке.

«После того как в середине нулевых годов удалось добиться разграничения в северной части шельфа между Казахстаном, Россией и Азербайджаном, что дало возможность осваивать нефтяные месторождения этим трем странам, тема раздела Каспия перестала быть острой», – сказал Дубнов.

Он считает, что две южные каспийские страны – Туркменистан и Иран – также не терпят больших неудобств от неурегулированности статуса Каспия. И все же, по центральной части водоема эти две страны вкупе с Азербайджаном разделяют взаимные претензии на право владения рядом месторождений, и это препятствует достижению соглашения по статусу Каспия. Не ясно и другое – как можно удовлетворить принципиальное требование Ирана о предоставлении ему 20% моря, с чем не согласны большинство его соседей. Единственное, в чем сегодня возможен консенсус, – в недопущении появления на Каспии нерегиональных сил, главным образом США.

«С появлениям в Иране нового президента Хасана Рухани – человека с хорошим западным образованием, более либеральными взглядами, чем у предшественника, в регионе закручивается новая интрига. Рухани стремится вывести Иран из международной изоляции, добиться отмены санкций, наложенных из-за подозрений в стремлении обрести ядерное оружие. В свою очередь, и США сегодня заинтересованы в сотрудничестве с Ираном, поскольку ряд интересов стал совпадать. Тегеран, как и Вашингтон, против «Исламского государства». США готовы ослабить эмбарго на экспорт иранского газа на Запад, чтобы подорвать монополию российского «Газпрома» в Европе, которая сама из-за событий в Украине стремится диверсифицировать источники энергообеспечения. С учетом всего этого главная задача Путина – найти способ нивелирования угрозы появления иранского газа на мировом рынке», – сказал Аркадий Дубнов.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Шохрат Кадыров обращает внимание на позицию Туркменистана.

«Ашхабад продолжает переговоры со странами Запада и США по разработке Транскаспийского проекта – трубопровода по дну Каспия с туркменских месторождений в Азербайджан. Для его реализации с помощью Голландии предполагается наращивать участки суши на туркменском побережье Каспия. Но неожиданно этому воспрепятствовал Азербайджан, который до сих пор участвовал во всех переговорах по данному проекту. В Баку опасаются, что наращивание участков суши на туркменском побережье приведет к повышению опасности от штормовых волн на азербайджанских берегах», – сказал Кадыров.

По его мнению, этот вопрос может обсуждаться на двусторонней встрече президентов РФ Владимира Путина и Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова, поскольку именно российский лидер в «каспийской пятерке» выступает едва ли не как главный радетель экологии региона. В то же время Шохрат Кадыров полагает, что рычагов воздействия на ситуацию у Москвы нет: сотрудничество по энергетическим вопросам минимально, более того, в китайском направлении Москва и Ашхабад конкурируют друг с другом в поставках газа, Туркменистан не скрывает своих планов в экспорте газа в европейском направлении, а потому будет делать все для реализации Транскаспийского трубопровода, принимая к сведению замечания на этот счет, передает «Независимая газета».

В этой связи особняком стоит встреча в Атырау между президентами РФ и Казахстана, которая состоится во вторник, 30 сентября.

Источник

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение