Свежий выпуск

20 ноября 2020
00:56
Авторские статьи

Сохранить плодородие кубанских черноземов

Природа, в которой мы живем, постоянно ухудшается. Всё чаще возникает вопрос: как сохранить природу от разрушения, точнее от гибели? Как сберечь воздух, воду, землю? Эти вопросы ребром поставили ученые США и России в семидесятые годы прошлого века, показав на конкретных примерах, что планета практически перешла красную черту, и призвали пересмотреть потребительское отношение к природе.

Сократить вредные выбросы в атмосферу, в океаны и моря, бережнее относиться к земле, иначе вселенская катастрофа неминуема. Каждый год будут нарастать негативные и непредсказуемые явления, свидетелями которых мы являемся сегодня,— будут учащаться ураганы и землетрясения, наводнения и химические дожди.

Мы ведем себя в том числе по отношению к земле, как дети, не задумываясь о будущем. Сокращаем количество органических удобрений и бездумно увеличиваем количество вносимой в почву «минералки». Это ведет к разрушению гумуса, уплотнению почвы и снижению плодородия. Минеральные удобрения опускаются в нижний горизонт почвы и создают плотный щит, непроницаемый для воды и воздуха. Это явление уже вывело из строя свыше двух миллионов земель сельскохозяйственного назначения в США, и данный процесс продолжается.

На Кубани, где, как известно, находятся лучшие в мире черноземы, в последние годы аграрии добиваются заметных успехов. Два года подряд ставятся рекорды по урожайности и валовому намолоту зерна. Средняя урожайность при этом перешагнула рубеж в шестьдесят центнеров, что не может не радовать. Такие успехи достигнуты благодаря возросшему мастерству агрономов, химиков, семеноводов, ученых, механизаторов. Вместе с тем ученые бьют тревогу: одностороннее увлечение аграриев минеральными удобрениями ни к чему хорошему не приведет.

Где органика, там успех

Где же выход? В использовании органических удобрений, которые улучшают состав почвы, сохраняются в верхнем горизонте пахотного слоя, улучшают воздухообмен почвы и проницаемость влаги. Беда в том, что в девяностые годы минувшего века большая часть крупного рогатого скота на Кубани была вырезана, так что о навозе теперь можно только мечтать. В хозяйствах, где сумели сохранить поголовье коров, сохраняется гумус в почве и растет урожайность. Это можно видеть на примере таких хозяйств, как СПК колхоз «Знамя Ленина» Щербиновского района, который много лет возглавляет мудрый председатель Юрий Хараман, один из последних входящих в золотую когорту прославивших Кубань сельскохозяйственных руководителей, который не устает повторять, что на языке коровы не только молоко, но и судьба урожаев, плодородие почвы. И потому в коллективном хозяйстве сохранили в самые трудные годы в целости и сохранности крупное молочное животноводство, когда в большинстве хозяйств края пустили его под нож. В колхозе каждый год производят сотни тонн молока и тысячи тонн навоза, который ежегодно вносится на поля наряду с минеральными удобрениями. Это позволяет хозяйству обогащать гумус и не позволяет почве уплотняться, в результате чего она становится высокопроводной для влаги и обеспечивает солидные урожаи.

В этом ряду можно назвать еще одно экономически крепкое крупное хозяйство — ООО «Успенский Агропромсоюз» Белоглинского района во главе с одним из старейших и опытнейших руководителей — Е. И. Тулиновым, по праву входящим, как и Хараман, в золотой фонд аграриев края. В хозяйстве количество коров превышает 800 голов, и на этом здесь останавливаться не собираются. У хозяйства цель — довести поголовье молочного стада до одной тысячи ста голов. А это означает, что в хозяйстве хватает органики для внесения на полях, о чем свидетельствуют устойчивые и высокие урожаи зерновых.

В этом ряду и ЗАО АФ «Русь» Тимашевского района, где директором успешно трудится Виктор Корчагин. В хозяйстве замечательное высокоудойное молочное стадо и самые высокие урожаи в Тимашевском районе и не только. Секрет успеха хлеборобов — в ежегодном внесении в почву высоких доз органических удобрений наряду с минеральными, помноженном на мастерство агрономов и механизаторов.

Не могу не назвать еще одно хозяйство — ЗАО «Приазовское» Славянского района (генеральный директор — Иван Сирота). В рисовом, многоотраслевом хозяйстве сохранили молочное стадо, соблюдают севооборот, в котором большое внимание уделяется возделыванию многолетних трав. А это залог хорошей кормовой базы для животноводства и гарантия ежегодного внесения в почву органических удобрений, что позволяет обогащать почву необходимыми химическими элементами, положительно влияющими не только на благополучие почвы, но и на получение высоких урожаев. Каждый год в хозяйстве урожаи зерновых вырастают на 2—5 центнеров с гектара.

Во всех названных хозяйствах занимаются производством зеленых кормов, где, повторюсь, благодаря сохранению животноводческих ферм и внесению наряду с «минералкой» органических удобрений, каждый год растет урожайность полей. Сохраняется и повышается плодородие почв, не говоря уже о том, что животноводческая продукция помогает хозяйствам чувствовать себя финансово более уверенно, поскольку молоко, мясо — это живые деньги, которые всегда можно использовать на нужды хозяйства.

Воздух и вода — первооснова земледелия

Восстановление животноводства — задача для Кубани первостепенной важности. К сожалению, это дело не одного дня. И такие планы в крае имеются. А вот посевы многолетних трав можно осуществлять хоть сегодня. Под люцерну нужно отводить не менее 10 процентов пашни, считают в Минсельхозе. Белковые растения, такие как люцерна, обогащают почву азотными и фосфорными удобрениями, улучшают состояние пашни. Но далеко не все руководители агрохозяйств спешат это делать.

— Нужно помнить, что не только гумус определяет плодородие,— говорит профессор кафедры общего и орошаемого земледелия Кубанского государственного аграрного университета Валентина Василько. — Плодородие — это способность почвы обеспечить растения всеми необходимыми факторами жизни. Это воздух, вода, элементарное питание и органика. Мы с вами живем в зоне уникальных черноземов, каких практически нет на всём земном шаре. Слой гумуса у нас мощный. Но есть одна особенность. Почвы Кубани тяжелые по химическому составу: в них физическая глина преобладает над песком. В результате механического воздействия на землю почва уплотняется. Воздуха в ней минимум. Из-за этого ни одна культура свою потенциальную возможность полностью реализовать не может. Опыты в аграрном университете, которые ученые ведут с 1991 года в четырех своих стационарах, показали, что обработка почвы, севооборот, набор культур и органика являются основой, регулирующей баланс воздуха и воды. Стоит нарушить один фактор — и в системе происходит сбой. Приведу такой пример. По данным 1960 года прошлого века, которые подготовили существовавшие тогда «Кубаньгипрозем» и «Кубаньгипроводхоз», тогда в крае было 100—110 тысяч гектаров подтопляемой почвы. В 90-е годы — уже 300—320 тысяч. Сегодня таких земель порядка 550—600 тысяч гектаров. Из-за интенсивного применения техники многие поля страдают от переуплотнения почвы. Восстановить почвенную культуру можно при помощи посевов люцерны. Между тем площади под ней вместо потребных 17 процентов сократились до 4,9 процента.

Исчезает почвенная биота

Однолетние бобовые на Кубани практически свели к нулю. И получилось, что в отдельных случаях пропашники в севообороте составляют более 50 процентов. Между тем пропашные культуры — самые сильные гумусоразрушители. И трудно понять, кто и когда узаконил положение о том, что сахарная свекла может занимать в севообороте до 33 процентов? На государственном уровне такого решения нет. Но у нас кое-где сеют!

Это не всё. Система обработки почвы должна зависеть от почвенной разновидности и агроландшафта. В низинах и западинах агроландшафта должно преобладать глубокое рыхление, и в немногих случаях — вспашка. Есть место прямому севу и поверхностной обработке почвы. В равнинных агроландшафтах — комбинированная энергоресурсосберегающая система обработки почвы.

Нельзя не сказать о химии. На Кубани уже имеются сорняки, которые адаптировались к химикатам. На них не действуют гербициды. Прежде всего — на вьюнок. Как следствие исчезает почвенная биота. Кто же будет перерабатывать корнепожнивные остатки?!

Подкисление почв

Одна из основных бед заключается в том, что значительная часть хозяйств перешла на «минералку», не использует органику, поскольку ее нет, так как нет КРС. В результате идет сильное подкисление почв. Пожнивные остатки не минерализуются, становятся воротами для такого опасного заболевания, как фузариоз.

Во всём мире в почву возвращается до 40—60 процентов питательных веществ через органику и корнепожнивные остатки и только где-то до 40 процентов — через минеральные удобрения.

У нас есть примеры, когда до ста процентов возврата идет через минеральные удобрения, которые являются самыми большими разрушителями структуры почвы.

Многолетники лечат землю

Минсельхоз совместно с администрацией края, ЗСК стараются поправить положение, о чем свидетельствует принятый закон о доведении в севообороте не менее чем на 10 процентов доли многолетних бобовых трав. К сожалению, не до всех аграриев доходит важность такого решения.

К сожалению, находятся такие аграрии, кто руководствуется только сиюминутными экономическими соображениями, поэтому мало обращают внимания на сохранение плодородия почв. Теоретически за это может наказать Россельхознадзор. Но их это как-то не особо пугает.

Такие земледельцы не хотят понимать, что, благодаря применению одного минерального удобрения, можно вообще потерять землю. В тоже время сев многолетних трав может приостановить деградацию почв.

Надо установить персональную ответственность за плодородие почв, как это делается, например, в США. Упало плодородие — фермера лишают права пользоваться землей.

— В США не боятся на три года выводить землю из севооборота, засеяв ее люцерной. Зато после этого хозяин в десять раз повышает стоимость аренды земли,— подчеркивает доктор сельскохозяйственных наук, профессор Сергей Гаркуша.

— Один процент гумуса можно восстановить только за сто лет! — говорит доктор сельскохозяйственных наук директор ФБГУ «Центр агрохимической службы „Краснодарский”» Олег Подколзин. — Мы же теряем его катастрофически. Начиная с 1990 года потери органического вещества составили 0,3 единицы. И темпы эти только нарастают. Мы один раз в пять лет проводим агрохимическое обследование почв на наличие в них фосфора, калия, микро- и макроэлементов. К нашим результатам прислушиваются, увы, не все. К сожалению, не все собственники понимают необходимость проведения агрохимического обследования.

Земле не хватает фосфора

Самая тревожная ситуация с плодородием сложилась в Белореченском районе, где слабые черноземы, и в Апшеронском районе, где преобладают серые лесные почвы. Вся эта зона подвержена сильному подкислению почв. Причем за последние двадцать лет она только разрастается. Если раньше на белореченских землях было 50 процентов кислых почв, то, по последним данным, там, где проведены обследования, кислотность почв достигает 98 процентов. До 30 процентов подкислены почвы в Курганинском и Лабинском районах. До 70 процентов подкислены супесчаные черноземы вдоль реки Кубани в Гулькевичском районе.

Эти процессы деградации почв резко увеличились после 2000 года. В почве не хватает фосфора. А чтобы увеличить его всего на один миллиграмм, надо внести 130 килограммов действующего вещества. Одними минеральными удобрениями его не повысишь. Значит, подкисление почв продолжится, а вместе с этим мы будем наблюдать снижение урожайности и постоянную деградацию этих земель.

Время точного земледелия

В чем причина подкисления почв? С начала девяностых годов в пять раз уменьшилось внесение в крае навоза, втрое сократились посевы многолетних трав и в то же время резко увеличилось внесение азотных удобрений. С 1987 года применение калия сократилось в восемь раз, фосфора — в пять раз, азота, разрушителя почвы,— в два раза. В почве не хватает воды, калия и фосфора. Вот вам и подкисление. Добавьте к этому заливание почвы без меры гербицидами, внесение минеральных удобрений на глазок. О каком плодородии в этом случае можно вести речь? Вот почему настало время вплотную заняться точным земледелием, приобретением комплекса машин, что позволит дозированно вносить удобрения. Их необходимо применять сбалансированно, как рекомендует наука.

Некоторые специалисты считают, что надо ужесточить наказание за нерациональное использование земли, за падение уровня плодородия. Важно создать прецедент: у одного-двух хозяйств отобрать землю — гляди, остальные и задумаются.

Программировать урожай

Что надо делать, чтобы хотя бы не усугублять ситуацию?

— Проблемы почвенного мониторинга, соблюдения севооборота и в конечном итоге повышения плодородия были и остаются в центре нашего внимания,— делится министр сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края Федор Дерека. — Агрохимические исследования, которые определяют наличие питательных веществ в поле, дают владельцу земли неоспоримое преимущество. Он может программировать свой урожай. Но этим мало кто занимается.

Многолетники повысят урожай

Непросто приживается и правило, требующее десять процентов пахотных земель засевать многолетними травами. Фермеры боятся, что сено некуда будет девать. Говорят, у нас нет рынка сена, сенажа. Надо не причины искать, чтобы обойти закон, а пути удачного решения. Многолетние травы могут стать той основой, на которой мы сможем повысить плодородие кубанских черноземов.

Для поддержки фермеров Законодательным Собранием Краснодарского края принят Закон «О системе производства и заготовки кормов для обеспечения малых форм хозяйствования на территории Краснодарского края». КФХ могут объединяться в кооперативы и принимать участие в конкурсе на получение гранта в размере от 30 до 50 миллионов рублей.

Спасать черноземы надо и в рисовых хозяйствах, где есть массивы, на которых не растет ни пшеница, ни ячмень, ни соя. Значит, надо обратить особое внимание на люцерну.

Надо прямо сказать, что сегодня из традиционных систем земледелия практически нет ни одной, которая не вела бы к деградации почв. Усугубляет ситуацию широкое использование тяжелой техники, уплотняющей почву.

Селекционеры не поспевают за уровнем деградации почв

Уровень деградации почв такой, что селекция уже не успевает преодолевать падение урожайности путем создания более урожайных и устойчивых к неблагоприятным условиям сортов. Так, ставя задачу по созданию нового сорта, по урожайности, превышающей районированный стандарт на 10—15 процентов, селекционер в момент передачи сорта в ГСИ выполняет это условие. Но через 5—6 лет это селекционное достижение дает тот же урожай, что давал стандарт в момент передачи сорта в ГСИ. Таков темп деградации почв в существующих ныне системах земледелия.

Что делать?

Что же делать, чтобы почвы Кубани продолжали нас радовать урожаями? Ряд специалистов считают, что необходимо переходить к органической системе земледелия. Для этого надо прежде всего убрать факторы перегрева почвы на миллионах гектаров нашей зоны. Это значит оставить в покое стерню после уборки. Максимальное количество соломы и других растительных остатков измельчать и использовать для мульчирования, а не для запашки в почву, что приходится наблюдать еще во многих хозяйствах.

Необходимо максимально использовать эффективные микроорганизмы для обогащения почвы продуктами их жизнедеятельности и ускоренного размножения дождевых червей и других землероек.

В Горячем Ключе нашелся энтузиаст, который взялся за разведение японских червей. Несколько раз интересовался у него, как идет сбыт ноу-хау. И каждый раз слышал ответ, что не шибко аграрии Кубани интересуются его экзотическими червями — отдают предпочтение, как и раньше, минеральным удобрениям. То есть наступают на старые грабли. Недопонимают, что нынешние успехи эфемерны. А может, и понимают, но привыкли работать по-старому методу, проверенному временем. А что еще надо? А надо не довольствоваться сегодняшним днем, а думать о будущем. Технический прогресс может обернуться и уже оборачивается страшным злом.

Закон убывания плодородия

Ученые доказали и практика земледельцев тоже, что убывание плодородия почв — закон природы. Это понимали уже первые земледельцы. Они использовали землю под выращивание злаков и овощей на одном месте не более трех лет и переходили на новое место, благо свободных мест хватало. Сегодня бежать некуда. Для предотвращения убывания плодородия люди придумали удобрения.

Веками эту роль выполнял навоз крупного рогатого скота, или органические удобрения. Потом стали использовать минеральные удобрения: азот, фосфор, калий. Они постепенно фактически вытеснили органику с полей. Казалось, именно они решат навсегда проблему убывания плодородия.

Здесь впереди планеты всей были американцы. Они постоянно увеличивали внесение минеральных удобрений и получали высокие урожаи, которые позволяли американским фермерам быть основными поставщиками пшеницы, кукурузы и сои на мировой рынок.

Минеральные удобрения — враг плодородия

Успехи американских фермеров вскружили голову и российским земледельцам, в том числе на Кубани. Агрономы вкупе с учеными утверждали, что минеральные удобрения — панацея от низких урожаев, а навоз — вчерашний день. Пока кубанские аграрии постепенно увеличивали внесение на поля сложных минеральных удобрений и сокращали внесение органики, выяснилось, что в США однобокое увлечение минудобрениями губительно влияет на плодородие земли. Оказалось, что минеральные удобрения помимо непроницаемого для воды и воздуха щита в нижнем горизонте почвы отравляют верхний слой почвы, которая становится непригодной для дальнейшего производства зерновых или овощей. Для аграриев Кубани это серьезная проблема и вызов, поскольку в абсолютном большинстве аграрных хозяйств крупного рогатого скота нет, а значит, нет и органики.

А что же минеральные удобрения? Они дают, как считают сегодня ученые, временную вспышку урожайности возделываемых культур, но в последующем ведут к быстрому истощению плодородия и заиливанию почв с последующим их опустыниванием.

Восстанавливать плодородие почв

В докладе Департамента природных ресурсов и государственного контроля Краснодарского края о состоянии природопользования и об охране окружающей среды края в 2008 году отмечается, что в настоящее время фактическое состояние сельского хозяйства края характеризуется преимущественно экстенсивным развитием. Пахотные земли края в течение длительного времени эксплуатировались с интенсивным применением ядохимикатов, минеральных удобрений, использованием мощной, разрушающей почву техники, несоблюдением севооборотов, в результате чего она быстро теряет свои уникальные свойства, в первую очередь — плодородие. Это позволило доктору сельскохозяйственных наук Н. Г. Мачуге заявить, что Кубань утратила свои черноземы, а Ростовская область, Ставропольский и Краснодарский край устремились в пустыню.

При сравнении плодородия почв, которое определялось в ходе обследования по трем последним периодам обследования специалистами НИИ «Кубаньгипрозем», указывается в докладе, было установлено, что практически по всем разновидностям почв степной зоны края наблюдается тенденция к снижению гумуса в пахотном горизонте, уменьшению мощности гумусного слоя, подкислению реакции почвенной среды. Параллельно ухудшаются водно-химические свойства почв, разрушается структура, в результате чего повышается их податливость эрозии и в конечном счете снижается эффективное плодородие почв.

А в общем балансе увеличилась площадь земель с низким содержанием важнейших элементов питания растений. В целом по краю складывается отрицательный баланс питательных веществ. Существующие системы земледелия одностороннее ориентированы на получение максимальных урожаев и не выполняют основную функцию воспроизводства почвенного плодородия. Для устранения негативных эрозионных процессов необходимо почвозащитное земледелие с созданием агроландшафтов, в которых функции саморегуляции и самовоспроизводства не будут перечеркнуты хозяйственной необходимостью. Агроландшафт тем лучше поддается саморегуляции, чем ближе его территориальная организация по своему разнообразию к морфологии природного ландшафта.

Необходимо оптимизировать нарушенное хозяйственной деятельностью человека соотношение между пашней, лугом, лесом, водой и другими элементами агроландшафта.

Для этого необходимо запахивать не более 70 процентов сельхозугодий — остальное уступить природе: лугу, озеру, речке, лесу. Экологии, которая предполагает сохранение разнообразия природы. Лучше всего для этого подходит система органического земледелия, которая всё решительнее утверждается в мире. Не опоздать бы.

Виктор БОГДАНОВ

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение