Свежий выпуск

20 ноября 2020
13:40
Общество

«Защитник» сирот по понятиям

Четыре года ложных обвинений, нескончаемых проверок и вымогательств — плата семье Николенко за воспитание 36 сирот

Оказывается, для того, чтобы превратить жизнь целой семьи в ад, не обязательно обладать властью, связями и даже крепким здоровьем. Достаточно всего лишь уметь писать жалобы и настойчиво идти к своей цели. Похоже, именно по этой схеме действовал Сергей Бегляк — личность довольно известная в определенных кругах, где он представлялся сиротой и юристом, борющимся за права людей, которые были обижены приемными родителями или властями. Давая многочисленные комментарии любому журналисту или блогеру, готовым его выслушать, он всегда упирал на свою бескорыстную борьбу с коррупционерами и негодяями, обижающими беззащитных сирот. Сейчас его судят за вымогательство почти пяти миллионов рублей у семьи Николенко: гражданин Бегляк был взят при получении денег, то есть с поличным.

Семья — сорок четыре «я»

Супруги Николенко создали свой семейный детский дом в 1990 году. Тем, кто помнит, не надо объяснять, какие тяжелые времена тогда были. Но желание помочь, дать семью детям, которые лишены родительской ласки, было настолько большим, что все преграды оказались нипочем. В итоге за три десятилетия Николенко воспитали своих шестерых детей и тридцать шесть сирот. Таким образом, вместе с супругами Николенко семья насчитывает сорок четыре человека. Хотя сейчас гораздо больше: многие воспитанники завели свои семьи, родили детей и на общих праздниках, которые по традиции проводятся до сих пор, в доме Николенко собирается под сотню людей.

Об атмосфере, которая всегда царила в семейном доме, можно судить хотя бы по огромным фотоальбомам, скрупулезно собранным Николенко. Вот их духовой оркестр аккомпанирует Иосифу Кобзону, поющему «День Победы». На другом снимке, 2008 года, ребята выступают на инаугурации президента России Дмитрия Медведева. Здесь фото с отдыха на море. А еще целые стопки благодарностей, поздравлений, дипломов о победах в конкурсах, государственные награды и многое другое. Но самый главный показатель — это лица людей на фотографиях: улыбающиеся и задумчивые, веселые и серьезные — счастливые.

Семейный детский дом Николенко был образцом для подражания: представьте, как изучали его деятельность хотя бы перед тем, как пригласить воспитанников в Кремль. Но в 2016 году начался новый, совсем не мажорный период жизни Николенко. И старт травле дала анонимная жалоба президенту РФ Владимиру Путину, уполномоченному по правам человека, в Министерство труда и социального развития Краснодарского края и другие инстанции о якобы жестоком обращении с детьми, издевательствах над ними.

Расплата за добро

Признаться, когда читаешь эти строки, возникает чувство брезгливости. Автор пишет, что в семейном доме Николенко сирот на протяжении многих лет — до 2002 года — подвергали издевательствам, мучили непосильным трудом, а среди воспитанников царила половая распущенность и болезни. Кроме всего прочего, «бдительный гражданин» указывает на то, что детей эксплуатировали на предприятии — в ООО «Теплый дом», организованном Николаем Николенко и его сыном.

Такие письма всегда будут вызывать резонанс: желание защитить пострадавших сирот и наказать их угнетателей — нормальная человеческая реакция. Наверное, на это и делался расчет, потому как при проверке фактов оказывается, что всё написанное, не более чем плод «разума возмущенного».

Например, утверждение о том, что дети работали на производстве, не выдерживает никакой критики, так как автором же указано, что «все безобразия» происходили до 2002 года, а фирма Николенко была создана только в 2004 году. Таких дыр очень много. Вернее, всё письмо — сплошная ложь, что подтверждено десятками проверок всеми уровнями власти и контролирующих органов.

Но письмо есть, тема острее некуда, значит, надо проверять. И правоохранительные органы проверяли. Не раз и не десять, а гораздо больше. Сегодня можно утверждать, что ни один факт обвинений не подтвердился. Но это сейчас, а тогда началось нечто невообразимое. Шутка ли сказать, образцовый семейный детский дом под подозрением в издевательствах над воспитанниками!

Когда многочисленные проверяющие убедились в ложности указанных в анонимке фактов и волна начала успокаиваться, на арену вышел Сергей Бегляк. Он представил себя как сироту, инвалида с детства и юриста, который представляет интересы обиженных сирот. Если первые две ипостаси сомнений не вызывают — 44-летний Бегляк действительно является сиротой, о чем не забывает рассказать каждому встречному, то третья — неправда. Юристом Бегляк не является, так как не имеет профильного образования. Относительно же его утверждений, что он представляет интересы бывших воспитанников семейного детского дома Николенко, нет у него доверенностей, а неоднократно опрошенные люди, чьими именами он прикрывается, в один голос говорят, что никаких претензий не имеют и тем более никому не поручали их защищать. Единственное, что имеется у Сергея Бегляка,— это доверенность одного бывшего воспитанника по поводу земельного участка.

Об этом стоит рассказать подробнее. В 2004 году Николай Николенко сумел добиться выделения для каждого сироты земельного участка под строительство дома. Таким образом воспитанники после совершеннолетия получили землю. Кто-то построил дом и живет в нем. Другие решили продать. Каждый поступил как считал необходимым. Один же из воспитанников продал свой участок, получил деньги, но потом, когда пообщался с Сергеем Бегляком, видимо, решил получить еще и дал сироте-юристу доверенность по ведению своего дела. Дальнейшее расследование установило, что никаких нарушений и присвоений средств со стороны Николенко не было.

Что же касается других претензий, никто из детей, взращенных семьей Николенко, их не заявлял.

Контора пишет

Однако трудолюбию Сергея Бегляка можно только позавидовать: писал он много и во все инстанции — от районных властей и до самого верха. Обращения принимали, регистрировали и направляли проверки. Жизнь семьи Николенко превратилась в бесконечную череду объяснений.

Дошло до того, что сами Николенко обратились в суд с иском о клевете к Сергею Бегляку. Дело они проиграли, так как доказать заведомую ложность сведений для распространителя на практике крайне проблематично, и ненаказанный сирота взыграл с удвоенной силой. Теперь жалобы и требования в инстанции сыпались как из рога изобилия. Проверки еще более активизировались. Факты всё так же не находили своих подтверждений.

Видимо, осознав, что через бывших воспитанников добиться своего не получится, Сергей Бегляк обратил свой взор на бизнес Николенко — ООО «Теплый дом» (фирма осуществляет пассажирские перевозки). Во все инстанции пошли письма, где раскрывались «ужасающие нарушения» на предприятии: мол, не платят налоги, привлекают для работы гастарбайтеров, находятся в коррупционной связи с районной властью и так далее. Как понятно, проверки, проверки, проверки…

Довольно скоро выяснилась и цель, которую преследовал Сергей Бегляк. Она банальна до зевоты: деньги. Сохранилась переписка в мессенджерах, записи телефонных разговоров и личных встреч, где Сергей Бегляк прямо говорит о необходимости заплатить. У него даже имелся список фамилий бывших воспитанников, чьи интересы он якобы отстаивает с указанием сумм, в которые он оценил страдания каждого. Понять, почему одному человеку он определил сто тысяч рублей, а другому миллион, невозможно. Да и сами лица, указанные Бегляком в этом «документе», прояснить ситуацию не могут, потому что, как сказано выше, не имеют никаких претензий и, возможно, даже не в курсе, что им «причитается».

Борьба продолжалась, и сумма постоянно росла. Сначала она составляла всего один миллион рублей в обмен на «непередачу компромата в правоохранительные органы и нераспространение его в Интернете» и прекращение терроризирования семьи Николенко проверками по письмам Бегляка. Как в последующем на следствии признался сам Бегляк, компромат состоял из двенадцати папок его жалоб в органы государственной власти. Потом, видимо, индексировалась и в итоге дошла до четырех миллионов 930 тысяч рублей.

Причем себе Сергей Бегляк, если верить его же бумажке, которую он озаглавил «План действий по делу Николенко», оставлял всего миллион рублей. Сто тысяч он требовал за неудобства, доставленные ему иском в суд по клевете. Остальные деньги он согласился взять за «нераспространение информации и коррупционно-составляющей в СМИ фирмы ООО „Теплый дом” и самого Николенко Н. Н.» (приведено дословно. — Прим. ред.). Редкой скромности человек. Вот только отдал бы он деньги сиротам, за которых так ратовал?

Финал

Ответа на это вопрос мы не узнаем. В апреле прошлого года колоссальное терпение Николенко кончилось. Когда Бегляк после очередных визитов натравленных проверяющих стал в открытую вымогать деньги у сына Николенко — Андрея (показания об этом имеются в деле), угрожая распространить компромат, тот пошел в полицию и заявил о вымогательстве.

Увидев сумку с деньгами, Сергей Бегляк сразу согласился написать расписку об отсутствии претензий к семье Николенко и их фирме. С пятимиллионной «куклой» сироту-юриста и взяли правоохранители.

Позже в СМИ Сергей Бегляк заявлял, что его заставили написать расписку и вообще подставили. В принципе, ничего нового — неубедительно звучит.

Вместе с тем сейчас назревает интересный поворот в этом деле. Казалось бы, вымогательство очевидно. Но неожиданно прокуратура решает отказаться от обвинения по этой статье и переквалифицировать действия Сергея Бегляка под легкую ст. 330 УК РФ («Самоуправство»).

Возникает вполне законный вопрос: с чего это? Ведь в ходе судебного следствия никаких новых доказательств, смягчающих вину Бегляка, установлено не было; были подтверждены доказательства, изложенные в обвинительном заключении. Или самопровозглашенный статус «защитника угнетенных» является смягчающим обстоятельством? Ответ на это мы надеемся получить в ходе следующего судебного заседания, которое назначено на 17 июля.

(Продолжение следует.)

Илья ПРИВАЛОВ

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение