Что было раньше: машины или ПДД?

«Какой же русский не любит быстрой езды?» — поинтересовался когда-то всеми признанный литературный авторитет Николай Гоголь, вложив этот вопрос в уста одного из самых известных своих персонажей. Действительно, есть ли на просторах необъятной России место, жители которого признаются в нелюбви к скорости? Такое место точно не на Кубани находится.

Штрафовать автомобилистов за превышение скорости у нас в Кубанской области начали еще в 1905-м. Во всяком случае, именно в этом году городской думой Екатеринодара был утвержден свод правил дорожного движения. Соблюдать его должны были все «самоходные коляски», имеющиеся в городе на тот момент. Все три штуки…

Езда по правилам и без

Один из последних январских дней 1886 года вошел в мировую историю в качестве чрезвычайно важной, даже судьбоносной в каком-то смысле даты. Судите сами: именно 29 января 1886-го германский конструктор Карл Бенц получил патент на свою самоходную трехколесную коляску, приводившуюся в движение бензиновым двигателем. Этот день и стал датой появления на нашей планете автомобиля. Его, так сказать, официальным днем рождения.

Уже в 1890-х годах в Германии, Франции, США началось массовое промышленное производство самоходных колясок. В это же время автомобили стали завозить в Россию, и к 1901 году по нашим дорогам ездило уже сорок автомашин и семь мотоциклов. Выпуск авто вскоре был налажен и в Российской империи.

Несмотря на небольшое количество самодвижущихся экипажей в российских городах начала XX столетия, они все-таки сумели вызвать недовольство местных обывателей. А всё потому, что их движение было хаотичным, поскольку правил дорожного движения, обязательных для всех, еще не было. Эпоха езды по правилам наступила позднее.

Главное — лошадей не пугать

Попытки упорядочить автодвижение на российских дорогах предпринимались еще в XIX столетии. Точнее, в 1896 году, когда появилось обязательное постановление «О порядке и условиях перевозки тяжестей и пассажиров по шоссе ведомства путей сообщения в самодвижущихся экипажах». Согласно министерскому документу водителям авто вменялось в обязанность уменьшить скорость «до самого тихого хода» и по возможности съехать на край шоссе, если на пути ему попадался запряженными лошадьми экипаж. Эти действия автомобилист должен был предпринять, чтобы не пугать встречных скакунов. Кроме того, документ обязывал возить удостоверение об исправности транспортного средства в каждом самодвижущемся экипаже.

Спокойствие лошадей, которые пугались дыма и шума при встрече с авто, видимо, оказалось важным для властей Екатеринодара (Краснодара). Наверное, сказалось то особое отношение к верному другу-коню, которое всегда было у казаков. Так или иначе, но первые правила дорожного движения екатеринодарской думой были утверждены еще в 1905 году, когда в городе насчитывалось всего три самодвижущихся экипажа.

Этими правилами, помимо прочих ограничений, устанавливалась максимальная скорость движения автомобилей. В Екатеринодаре машинам дозволялось разгоняться до двенадцати верст в час, а в окрестностях города — до двадцати верст. При этом на городских улицах самоходные экипажи должны были двигаться по правой стороне, обгон других авто разрешался только с левой стороны. А если приближающегося авто вдруг пугалась встречная лошадь, водитель был обязан остановиться.

Также екатеринодарским автомобилистам предписывалось предупреждать других участников дорожного движения о себе. Для этого каждый автомобиль нужно было оборудовать рожком или трубой с пневматической грушей для подачи звуковых сигналов. Предлагалось даже дополнительно снабдить машину колокольчиком или бубенчиком, который давал бы знать о ее приближении. А в темное время суток самодвижущиеся коляски должны были освещаться яркими фонарями.

Право на права

В Екатеринодаре даже в позапрошлом столетии сесть за руль просто так было невозможно. И дело даже не в том, что для этого сначала требовалось приобрести автомобиль — весьма дорогое удовольствие по тем временам. В первые правила дорожного движения городские власти внесли пункт о запрете управлять самоходной коляской и перевозить на ней тяжести без соответствующего разрешения.

Разрешение полагалось получить непосредственно собственнику автомобиля, для чего он должен был подать в соответствующие инстанции заявление и указать в нем массу технических деталей. Например, пояснить, для какого движения экипаж назначается — пассажирского, частного или общественного, извозного или грузового, а также указать его габариты и вес, маршрут, по которому он будет курсировать, и место стоянки. Отдельным пунктом следовало указать лицо, которому будет доверено управление машиной, приложив к документу фотокарточки этого лица вместе со снимками и подробными чертежами авто.

Затем следовал тщательный технический осмотр экипажа специальными техниками и компетентными лицами. К тому же к управлению автомобилем допускались лишь лица, прошедшие строгую медицинскую комиссию. И только после этого выдавалось разрешение на право пользования автомобилем и билет на право управления.

Интересно также, что право пользования и право управления самодвижущимся экипажем не были бессрочными. К тому же за небрежную езду, за несоблюдение всех обязательных правил лица, виновные в нарушении, привлекались к законной ответственности — в основном штрафам.

Впрочем, трудности с получением прав екатеринодарцев не пугали. И если в 1905 году в городе было всего три автомобиля, то к концу 1914-го самоходных экипажей в Екатеринодаре насчитывалось уже четырнадцать.

Велосипед тоже транспорт

Первыми ПДД вводились всевозможные ограничения для авто. Например, оговаривалось, что они должны двигаться со скоростью менее двенадцати верст в час и по правой стороне улицы, останавливаться при встрече с испугавшимися лошадьми и ни в коем случае не ездить по тротуарам, по пешеходным полосам или тропам вдоль загородных проезжих дорог, а также по городским паркам, садам, церковным и торговым площадям.

Вместе с тем в городе принимались меры к упорядочению движения любителей других средств индивидуальной мобильности, как назвали бы их в наши времена. Например, велосипедов. Предписания для велосипедистов были направлены на содействие облегчению условий езды на них и к распространению правильных о ней сведений, а также приобретению велосипедов отдельными лицами.

Велосипедом россияне увлеклись еще в XIX столетии. Клубы любителей велоспорта стали возникать по всей стране с 1880-х годов. В это время только в Петербурге их было открыто более десяти. За Питером и Москвой последовали Нижний Новгород, Тифлис, Харьков, Рига и другие города. В 1902 году появился велоклуб и на Кубани. Екатеринодарские велосипедисты объединились с поклонниками гимнастики, создав Общество любителей гимнастико-велосипедного спорта.

Согласно уставу екатеринодарское Общество любителей гимнастико-велосипедного спорта видело свою цель в том, чтобы способствовать распространению езды на велосипеде и разнородных физических упражнений, а также служить центром для сближения любителей езды и физических упражнений. Для достижения своих целей общество принимало меры к упорядочению езды на «двухколесных конях».

У общества была своя печать с надписью: «Печать Екатеринодарского общества любителей велосипедного спорта». Ему также предоставлялось право иметь особый знак, который подлежал утверждению наказным атаманом Кавказских казачьих войск. Интересно также, что в общество не принимались лица, подвергшиеся ограничению прав по суду, нижние воинские чины, кроме состоящих в запасе и юнкеров, воспитанники высших, средних и низших учебных заведений и лица, не достигшие совершеннолетия.

Все лица, принадлежащие к составу общества, обязаны были соблюдать правила вежливости, приличия и благопристойности, а также не «допускать легкомысленного и в особенности сопряженного с неудобствами или опасностью для других пользования велосипедом и средствами для физических упражнений». В случае нарушения этих требований, смотря по важности нарушения, виновный получал предупреждение, замечание или мог быть исключен из общества.

Стремительно набиравший популярность велосипедный спорт к 1910-м годам успел надоесть публике. По свидетельству прессы того времени, у многих пешеходов и полиции сложилось негативное отношение к этому виду транспорта. Велосипедисты мешали гуляющей публике и уличному движению. В Екатеринодаре городские власти еще в 1898 году запретили им ездить по тротуарам, а в 1910 году — и по аллеям городского сада, бульваров и скверов.

Примечательно также, что передвижение на велосипеде разрешалось только лицам, выдержавшим испытание на умение свободно им управлять. Каждый екатеринодарец, получивший такое разрешение, был обязан укрепить на своем велосипеде номерной знак и оборудовать двухколесную машину фонарем и звонком. Как и автомобилистам, любителям велосипедов запрещалась быстрая езда, а также езда без рук и наперегонки в черте города. В местах большого скопления публики необходимо было сойти с велосипеда и вести его в руках.

Знакомо звучит, не так ли? Видимо, недаром говорится, что новое — это хорошо забытое старое…

Рина КАРЕТИНА