Свежий выпуск

20 ноября 2020
11:19
Авторские статьи

Елена Дементьева: «Театр безумно люблю!»

Она может сильно удивлять, перевоплощаясь в новой роли полностью, когда ни ее поклонники, ни даже те, кто работает много лет бок о бок с ней в театре, не узнают ее, преобразившуюся, на подмостках. Но при этом в Елене неизменно одно: любовь к профессии, к родным подмосткам и жизни!
В начале этого лета актриса Краснодарского молодежного театра, заслуженная актриса Кубани Елена Дементьева отмечает круглую дату. И это хороший повод поговорить с ней и о ее прежних ролях, и о сегодняшнем дне и творческих буднях.
Надо сказать, что Елена служит в Краснодарском молодежном театре фактически с самого начала его создания — с 1992 года. Сегодня в ее творческом багаже десятки незабываемых ролей.
Ее таланту подвластно создание образов как лирических, трагических, так и комедийных, гротесковых. Запомнилась актриса зрителям в «Евгении Онегине» — в роли Татьяны, в «Убивце» — в роли Сони Мармеладовой, в «Отцах и детях» — в роли Арины Власьевны Базаровой и в других спектаклях. А сейчас зрители получают огромное удовольствие от ее игры в «Грозе» (Феклуша), «Чудиках» (Тая), «Эшелоне» (Нина), «Трех годах» (Н. Ф. Панаурова).
Елена, мне почему-то захотелось начать интервью с разговора о поэзии. Может, потому, что я знаю, что ваш муж Валерий Леонидович Симанович очень увлечен ею и издает поэтический журнал. Вспомните, пожалуйста, когда в последний раз вы читали стихи на ком-нибудь поэтическом вечере.

— Хочу добавить про мужа, что вместе с друзьями несколько лет назад он издал однотомную «Антологию краснодарской поэзии». А сейчас какой-то новый проект они вместе затеяли. Что касается чтения мной стихов, то в последний раз это было в проекте СТД «Поэзия без пафоса» — со стихами, которые написал муж.
— А можете воспроизвести несколько строк?
— Могу…
Будет поздний вечер.

Бу
дут ветры дуть.

Игры в «чет и нечет»


Потеряют суть…


Кресло у камина


Скрипнет и замрет.


Только чай с жасмином,


Только рыжий кот —


Вот и всё, что нужно.


Пусть поет камин


Голосом простуженным


О безумстве льдин…

— Очень красивое стихотворение… И у вас, получается, очень творческая семья. Ваша дочь Лиза ведь тоже выбрала профессию, связанную с искусством…


— Она сейчас учится в Краснодарском художественном училище, изучает классическую живопись.
— А ваша дочь не хотела в детстве стать, как мама, актрисой?

— Лиза работала в постановках Молодежного театра — в спектакле «Три года», где играла дочь моего персонажа. Она также была моей дочерью в «Эшелоне». У ее роли нет текста. Но Лиза, как говорят, бескожий человек, тонко чувствующий атмосферу вокруг, и поэтому была очень трепетна и проникновенна в этом спектакле о войне.
За ее участие в «Эшелоне» огромное спасибо сказал режиссер этого спектакля… А потом дочь еще работала в «Голосах травы» в компании детей. Но она достаточно рано поняла, что актрисой не будет. В свое время мне так и сказала: «Мама, я никогда не буду актрисой. Это очень сложная и очень зависимая профессия».
Что касается поступления в художественное училище, то до этого она шесть лет ходила в школу имени Пташинского, целый год в девятом классе практически ежедневно занималась на подготовительных курсах, ведь конкурс был жесточайший. И сейчас практически всё время уделяет учебе, хотя у нее в голове много проектов, которые она хочет воплотить в жизнь.
Ее увлекает и иллюстрация, и мультипликация, и театр. Может стать, к примеру, и художником по костюмам. Ну а там как Бог даст. Может быть, замуж выйдет — детей будет воспитывать.
— Елена, а вы бабушкой хотите стать?

— Очень хочу. Я не нанянчилась. Так жалею, что у меня по стечению обстоятельств один ребенок. Надеюсь, что будут внуки.

— Оборачиваясь назад: что чаще всего вспоминаете из своей театральной жизни?

— Сейчас чаще всего вспоминается учеба в училище в Ярославле. Может быть, потому, что дочь учится и я провожу какие-то параллели, сравниваю. Очень часто всплывают картины занятий, спектакли дипломные. У дочки, конечно, всё по-другому. Но у нее возникают какие-то кризисы, что-то не получается, или устала. И когда пытаешься советовать, естественно, вспоминаешь себя, как тебе удавалось преодолевать какие-то трудности, как ты боролась с усталостью.
Вспоминается также, и как мы начинали в Молодежке. Работа с нашим бывшим главным режиссером Владимиром Дмитриевичем Рогульченко, который сформировал труппу, благодаря ему наш театр приобрел лицо, которое многие знают и любят.
Когда мы пришли сюда, это же больше было похоже не на театр, а на продолжение студенчества. Не было сначала ни здания, ни каких-то классных, качественных постановок. Но зато мы все молодые, мы все горящие, мы все живем одной семьей…
— Это ностальгия своего рода?
— Да нет, не ностальгия. Сейчас бы такое невозможно было. Мне это уже не надо. Сейчас совсем какой-то другой период в жизни.
— А сейчас, когда молодежь приходит в театр, она не так себя ведет?

— Почему же? Они встречаются, проводят много времени вместе, обсуждают спектакли и роли. Но у них немножко другое: они пришли уже в сформировавшийся, со своим лицом, со своим репертуаром театр. Мы-то его строили на пустом месте, как бы по кирпичикам складывали здание — они пришли уже в театр с плотной, четкой конструкцией. И им где-то сложней, где-то легче. Потому что уже есть репертуар, в который они встраиваются. Конечно, им также нелегко, но сейчас и время другое. А тогда были лихие девяностые — тяжелые года.
— Любое время нелегкое

— Мне кажется, сейчас гораздо легче жить. Спокойней, уверенней. Может, мне лично, потому что поняла многие вещи. Например, что нельзя откладывать жизнь на завтра. Нужно просто радоваться тому, что есть. Каждому цветку, красивому закату, рассвету, красивой картине, хорошему фильму и книге, замечательной музыке. Счастье можно искать в мелочах.
— А когда вы это поняли?

— После рождения ребенка. Когда осознала, что нужно спокойно ко всему относиться. Не нужно делать из мухи слона, не нужно драматизировать.
— То есть у вас был какой-то кризис в театре?

— В театре, знаете, сколько у меня кризисов было… Вы у кого ни спросите, у каждого, кто здесь служит, их было большое количество. Как сказал одна известная актриса, у нас такая профессия: нет роли — мы страдаем, есть роль — мы тоже страдаем.

— Но сейчас, наверное, вы научились преодолевать профессиональные кризисы?

— Раньше для меня театр был всем. Только театр и муж. Но появился ребенок. Я считаю, что ребенок — это то, что переворачивает жизнь женщины полностью. Рождение дочери меня изменило. И это был самый счастливый момент в моей жизни…

А сейчас у меня много занятий, которые стали частью моей жизни. Я занимаюсь декупажем, росписью по стеклу. Большинство работ дарю своим друзьям. Еще одно мое хобби — путешествия. Мы часто это делаем с друзьями, семьей.
Я открыла в себе дар находить хорошие места, дешевые билеты, хорошие гостиницы по приемлемой цене в России и за рубежом, прокладывать маршруты. Последний раз мы были вдвоем с мужем в Алуште в апреле, там как раз всё цвело, хорошая погода была. А прошлой осенью ездили в Прагу. Из каждого путешествия, например морского, мы обязательно привозим камешки, ракушки, и потом я беру икеевские тарелки и сочиняю какой-нибудь сюжет. Это такие воспоминания об увиденном.
— Роли, которые вас сейчас удовлетворяют, есть?

— В театре? Все. Хотелось бы больше, но, как Бог дает, так пусть и будет. У меня все спектакли любимые. Это, к примеру, «Чудики». Сейчас в «Грозе» с огромным удовольствием играю.
— У вас там непростая роль Феклуши…

— Она у меня любимая. В большое удовольствие ее играть. Есть небольшая и тоже любимая роль в спектакле «Три года».
У нас в основном спектакли идут четыре дня подряд, и нужно распределить силы так, чтобы не выйти эмоционально выхолощенной после первого же спектакля. Чтобы не обманывать потом зрителей. Чтобы у тебя оставалась еще энергия на остальные спектакли.
— А отвлекаетесь на какие-то проекты вне театра?

— Очень редко. Нужно какое-то необычное предложение, например, сделать что-то, что я никогда не делала, не пробовала.
— А есть что-то, что вы конкретно знаете, что хотите сделать сейчас?

— Не думаю об этом. Смысл какой? Ну не сыграла я Джульетту и уже не сыграю. Плакать от этого, что ли? Жизнь такая короткая, не думаю, что нужно страдать по этому поводу. Хотя могу сказать, что хочу сыграть женщину с интересной судьбой…

Театр безумно люблю. У меня бывают моменты, когда на площадке чувствую огромное счастье. Думаю, какое же это удовольствие! Но, конечно, не на премьерном спектакле. Премьерный спектакль — это для каждого артиста ад и мука. Я не знаю ни одного артиста, для кого премьерный спектакль был бы в удовольствие. Удовольствие приходит после где-то после пятого — десятого спектакля, когда ты начинаешь дышать в этом материале, начинаешь быть свободным. Когда приходит понимание того, что в данный момент ты счастлив на площадке тем, что делаешь!
Пусть это будет даже самая маленькая роль! Но чтобы там была какая-то интересная судьба.
Я обожаю играть в комедиях. Честно говоря, как создается персонаж, не могу сказать. Иногда можно от голоса пойти. Иногда от пластики. Иногда от мысли, внутреннего образа. Это такая сложная кухня, и она необъяснима. 

Марина АДАМОВА

Фото Татьяны ЗУБКОВОЙ, Юрия КОРЧАГИНА

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение