ГУ МВД: Обманывавшие дольщиков люди чаще всего просто не умеют считать

ГУ МВД: Обманывавшие дольщиков люди чаще всего просто не умеют считать

Возвращать деньги и строить квартиры не входит в компетенцию следователей.

Фигуранты уголовных дел об обманутых дольщиках далеко не всегда изначально собираются совершить преступление. Об этом на брифинге в издании «Кубань сегодня» рассказал замначальника ГСУ ГУ МВД России по региону Александр Олейников. Таким мнением он поделился исходя из собственной практики. «Все действуют по принципу пирамиды: сейчас получу деньги за этот объект, а тут же привлечём средства на другой и будем «крутить» финансами. А тем временем считают, что должны зарабатывать на этом, покупают себе недвижимость, автомобили и предметы роскоши. Притом просто не считают стоимость возводимого объекта, влезают в смету, которая должна идти на стройку. Чаще всего привлекают к ответственности тех, кто просто не умеет считать разницу себестоимости и цены за готовый квадратный метр», — заявил руководитель.

По его словам, нередко уже во время следствия застройщики просто не могли ответить силовикам на простые вопросы о себестоимости, которую они заложили в проект. Или вовсе не имели всей необходимой проектной документации, а оценка перспективности бизнес-проекта происходила «на глаз».

Александр Олейников также рассказал, что следователи очень часто сталкиваются с просьбами, а подчас и требованиями потерпевших по делам об обманутых дольщиках вернуть им потерянные средства. Однако это не входит в полномочия силовиков. «Основные требования от потерпевших: верните нам деньги или отдайте квартиру. Люди должны понимать, что органы следствия не занимаются отъёмом денег и имущества и, тем более, распределением его между потерпевшими. Основная наша задача – принять обеспечительные меры», — заявил он.

В ходе своей работы следственные органы должны обнаружить средства, которые выводятся на какие-либо счета, на которые приобретается некое имущество. Затем следует ходатайство перед судом о наложении ареста, составление протокола, заморозка операций по счетам и с недвижимостью. «Далее распоряжение имуществом может происходить только в рамках рассмотрения гражданских исков. Совместно с уголовным делом или в отдельном производстве. Но сами следователи ничего никому не возвращают по одной простой причине – это вне их компетенции. Этого не делают ни прокурор, ни судья», — пояснил представитель МВД.

Притом именно приобретение имущества или вывод денег на счета являются маркером преступления. Нечасто, по словам Олейникова, но происходят случаи, когда застройщик не может достроить дом именно из-за своего просчёта, не связанного с личным обогащением. Причиной тому являются ошибки в планировании, изменение рыночной конъюнктуры, а бизнесмен при этом не тратит средства никуда кроме стройки. В таком случае состав преступления отсутствует. Однако, по мнению силовика, такие дома чаще всего так или иначе достраиваются.