Выпуск №15 (4821)

Свежий выпуск

26 февраля 2021

Расследование «КС»: Иностранные автоконцерны против российских законов

Голословные обвинения в адрес краснодарских судов, Комитета по защите прав потребителей, экспертов и автовладельцев инициировали не только внутреннюю проверку органов правосудия, но и визиты федеральных СМИ, которые вместо расследования ограничились повторением ничем не подкрепленных тезисов и попытками провокации.

Почему страдают великаны

На днях информационную повестку страны всколыхнуло громкое обращение представителей зарубежных автокомпаний к силовикам о якобы мошеннической схеме в судах Краснодара, из-за которой мировые производители Кia, Hyundai, Volvo, Mercedes-Benz и Jaguar Land Rover, General Motors Auto несут существенные убытки. Мировые гиганты лишаются денег из-за якобы мнимых заводских дефектов в новых автомобилях, которые потребители обнаруживают во время эксплуатации. Будто сделано это намеренно, сделано для того, чтобы сшибать с крупных компаний огромные суммы. Во всех сообщениях фигурирует символическая цифра — 200 миллионов, которую с потом и кровью потребители выжали из автоконцернов за два или три года. В сговоре обвиняются краснодарские суды, общественная организация «Комитет по защите прав потребителей и предпринимателей Краснодарского края», эксперты и в последнюю очередь сами потребители. Якобы во всём этом деле есть какие-то отношения без галстуков, заранее замышляемые и запланированные схемы по отъему средств у элитарных мировых компаний. Самое страшное, говорится в сообщениях, что итогом судебных разбирательств становится взыскание с иностранных автопроизводителей сумм в два, а то и три раза превышающих стоимость нового автомобиля. Естественно, инфоповод шумный, тем более обращение отправлено в ФСБ, а это, считай, зеленый свет для возможности почесать языками, поэтому в кубанскую столицу слетелись самые любознательные федеральные СМИ. Всё это было сделано под соусом журналистских расследований, хотя на самом деле расследованиями тут и за версту не пахнет. Из всей этой шумной абстракции самым конкретным адресатом стал Комитет по защите прав потребителей, потому что у него есть реальный адрес, куда можно нагрянуть с микрофонами. Куда иначе идти журналистам? В судах говорящему, как пишущему, брату внимание, ясное дело, не уделят, экспертных организаций много: буквально на каждом шагу. А потребители… Да нужны потребителям эти пожиратели жареных фактов!

Естественно, во всей провокационной красе журналисты заявились в общественную организацию. Всё, что им говорили, пропустили мимо ушей, обратили внимание на внешний вид руководителя, позавидовали предполагаемым многомиллионным заработкам. Складывается впечатление, что репортеры даже остались при мнении, что все заявленные двести миллионов рублей осели в этой общественной организации, а это же караул!

«Ведь каждый раз они отсуживают по две, а то и три стоимости автомобиля благодаря штрафам и компенсациям за долгие процессы»,— всплескивает руками корреспондент.

С характерными для сенсационных репортажей преувеличениями и обобщениями московские корреспонденты повторили информацию иностранных лоббистов и уехали восвояси.

Мнение со стороны, ну не иначе как оклеветали ребята организацию и с чувством выполненного долга скрылись из виду. Хоть и потолкли в ступе воду, но осадок остался.

Коль для федерального издания такого рода репортажи являются журналистскими расследованиями, мы тоже решили провести свое исследование вопроса — постарались понять с точки зрения закона, стоит ли паника иностранных компаний выеденного яйца?

Из открытой информации следует, что за год по стране около ста автовладельцев обращаются в суд с жалобами на производственный дефект купленных автомобилей. Этих обращений было бы больше, если бы судебный процесс не требовал чрезвычайных усилий и времени. Обычно граждане идут по пути наименьшего сопротивления: пытаются по гарантии чинить своих железных коней. Доведенные же до отчаяния автовладельцы обращаются к юристам или в организации по защите прав потребителей, чтобы восстановить свои нарушенные права.

Права требуют защиты

По Закону «О защите прав потребителей» общественная организация имеет право представлять интересы потребителей в судах и государственных органах. Подобные отделы, только государственные, наделенные этими полномочиями, существуют в муниципальных образованиях и в Роспотребнадзоре. По словам руководителя комитета Александра Бережного, граждане обращаются во всех случаях, когда считают, что их потребительские права нарушены. Поток посетителей в год составляет около 5,5 тысячи человек. Причины обращений — от грубости в транспорте и просроченного молока в магазине до дефектов в приобретенном дорогостоящем товаре. Каждый посетитель пишет заявление, в котором рассказывает свою историю и излагает суть жалобы или претензии. Если по документам гражданин прав, то юристы организации стараются ему помочь. Неисправную вещь направляют на экспертизу в Роспотребнадзор или другим специалистам, чтобы установить причину неисправности. Если это производственный дефект, организация от лица потребителя пишет претензию производителю с требованием вернуть деньги за товар или обменять его на аналогичный. Следует заметить, что закон позволяет общественной организации обращаться к продавцу, изготовителю, импортеру или уполномоченной организации, которая представляет интересы производителя в России. По закону сторона должна предпринять какие-то меры и ответить на претензию в течение десяти дней. Если этого не происходит, потребитель имеет право обращаться в суд, и на 11-й день возникает право начислять неустойку в размере 1 процента от стоимости товара за каждый день просрочки требования.

Когда дело доходит до суда, юристы представляют сторону истца и добиваются результата. Точно так же, как это делают обычные адвокаты. Иногда, имея на руках решение в свою пользу, потребитель не знает, что делать дальше, поэтому и здесь общественная организация приходит на помощь — помогает получить исполнительный лист и взыскать с ответчика деньги. То есть организация не сама ищет людей, чтобы представлять их интересы, а, напротив, исстрадавшиеся люди сами идут в нее за поддержкой.

Цена должна гарантировать качество

Дефекты автомобилей — это вообще отдельная история, тем более автомобилей дорогостоящих. С одной стороны, это повод для спекуляций. Вспомните истории с подставными авариями и гигантскими страховыми выплатами за царапину на капоте. С другой стороны, дорогой автомобиль — это прежде всего качество, которое должно соответствовать цене. Увы, но процент брака будет существовать всегда, с ним невозможно бороться. И если, например, сложить в одночасье все судебные разбирательства по автомобилям в одну кучу, куча может показаться велика. На самом деле мы просто редко об этом говорим. Это ведь дела частные. Это не всегда достойный информационный повод. Именно таким кучкованием фактов и занялись юристы, представляющие интересы зарубежных автоконцернов.

По словам Александра Бережного, основным аргументом для похода в суд является наличие длительного ремонта свежекупленного автомобиля.

— К нам приходят люди, которые уже устали жить в сервисах. Они приносят кипы актов выполненных работ, но при этом проблема остается нерешенной. Особенно это касается модели «Ягуар Лэнд Ровер». Это очень дорогой, но создающий неудобства автомобиль. У него есть конструктивный дефект: на плавном ходу при переезде через неровности или лежачих полицейских раздается стук спереди. Один такой автомобиль пробыл в ремонте около 250 дней из полутора лет владения — ремонтники пытались делать вид, что пытаются решить проблему, но им этого не удалось. Потому что такова конструктивная особенность. Но автовладельца эта конструктивная особенность совершенно не устраивает. Ему нужна качественная машина. Естественно, в суде мы поддержали потребителя…

Александр Бережной говорит о том, что судиться организация берется только по автомобилям с реальными недостатками.

Простая арифметика закона

Если говорить о суммах, которые складываются по итогам судебных разбирательств, то вся арифметика легко складывается в соответствии с законодательством. Во-первых, если у автомобиля доказан производственный дефект, то ответчик обязан погасить его полную стоимость. Во-вторых, как говорилось выше, если производитель не реагирует на претензии потребителя и не собирается решать дела мирно, с 11-го дня начинает капать неустойка: один процент в день, или 360 процентов в год. С учетом стоимости автомобиля вообразите себе суммы.

— Если машина стоит 500 тысяч, то это 5000 рублей в день. И так до вынесения судебного решения. Суды с учетом экспертиз могут длиться от трех месяцев до полутора лет. Когда мы подходим к решению, неустойка может быть совершенно несоразмерная. Для этого есть статья 333 ГК РФ, по которой суд вправе по своему усмотрению снизить эту неустойку настолько, насколько он считает нужным,— говорит Александр Бережной. — По сложившейся практике никогда сумма неустойки не превышает стоимости товара.

В-третьих, помимо неустойки пункт 6 статьи 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» жестко регламентирует выплату штрафа за несоблюдение добровольного удовлетворения требований потребителя. Независимо от заявленного требования суд обязан выписать штраф в размере 50 процентов от суммы, присужденной истцу. Если неустойку суд может снизить по собственному усмотрению, то на размер штрафа повлиять не может. Ко всему этому нужно добавить судебные расходы истца, затраты на экспертизу и возмещение морального вреда. За всё это по суду обязан платить недобросовестный поставщик товара. Из всего этого и складываются суммы, вызывающие шок у мнимых экспертов и зарубежных концернов. Ничто не мешает производителю урегулировать спорные моменты на досудебной стадии. Он просто зачастую игнорирует претензии или в мягкой форме отказывает. Но ведь незнание законов не освобождает от ответственности. И в истории с громкой жалобой мировых гигантов прослеживается нежелание производителей возвращать деньги за бракованный товар и незнание российских законов.

Старания федеральной прессы убедить людей в том, что все суммы, выигранные в суде за недоброкачественные автомобили, оседают в карманах общественной организации, глупы и нелепы. Ведь в этом вопросе снова работает буква закона, согласно которой общественная организация получает половину штрафа, назначенного судом.

— От денег истца наша организация ничего не получает. Законом предусмотрена отдельная сумма, которая указывается в решении суда, причем отдельной графой: «Взыскать в пользу общественного объединения сумму в таком-то размере». Мы берем отдельный исполнительный лист на организацию. Если потребитель просит, мы помогаем взыскать его сумму.

Суды по автомобилям — это длительная и скрупулезная процедура, в которой участвуют все стороны конфликта. Каждая из сторон представляет свои доводы. Каждому дается возможность доказать свою правоту. Поэтому огульное обвинение судов и общественных организаций в махинациях — это прямое оскорбление не только потребителя, у которого есть права, но и российских законов, которые эти права гарантируют.

По последним данным, Высшая квалификационная коллегия судей России отказалась заниматься жалобой мировых автоконцернов.

В следующих материалах мы расскажем вам истории автовладельцев, которых иностранные производители с легкой руки записали в мошенников. 

Сергей ИВАНОВ

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение