Свежий выпуск

20 ноября 2020
12:35
Авторские статьи

Карасуны — украшение города

Мало кто из нынешнего поколения краснодарцев знает, что когда-то в городе было две реки — Кубань и Карасун. Судьба Краснодара (Екатеринодара) неразрывно связана с рекой Карасун. Сейчас ее русло практически незаметно. Карасун помнит приход на свои берега в конце восемнадцатого века первых казаков-черноморцев. Их обустройство на его берегах, покрытых могучим дубовым лесом, который, кстати, давал превосходный материал для строительства казарм, жилых хат и домов. Карасун, хотя и переводится с тюркского как «черная вода», вовсе не был черным. Черный цвет ему придавали водоросли. По дубовому лесу получил название и один из районов Екатеринодара — Дубинский.

Сама же вода в реке была превосходной, родниковой, бьющей из-под земли неподалеку от станицы Старокорсунской. И казаки охотно использовали ее для бытовых нужд. К тому же в реке изобиловала рыба: сазан, щука, карась, линь, плотва. Рыба разнообразила обеденный стол казаков. В Карасуне было немерено раков. А гигантские трехметровые сомы были грозой домашней плавающей птицы — гусей и уток, могли затянуть под воду и зазевавшуюся животину, были не прочь и поохотиться на казачат, которые охотно купались в реке с весны до осени. Об этом можно прочитать в «Военно-статистическом описании Черноморского казачьего войска» за 1851 год.

Берега Карасуна помнят еще давние сражения Кавказской войны. Здесь, на берегу Карасуна, а ныне Покровских озер, был создан легендарным полководцем Суворовым, основателем Екатеринодара, оборонительный военный лагерь, фельдшанец, на который устраивал набеги противник, и здесь происходили жаркие схватки.

Исторические документы рассказывают, что первая дамба из пятнадцати позднее в разные годы перегородивших речку Карасун появилась еще до начала строительства города Екатеринодара — в 1778 году при сооружении Архангельского оборонительного укрепления. Когда казаки начали возводить город, дамба была ими укреплена и соединяла земляным валом боевое укрепление с жилыми кварталами и далее со Ставропольским трактом, Кавказской оборонительной линией, вдоль которой проезжали во время своих ссылок Пушкин и Лермонтов. Эта первая дамба, возведенная на Карасуне, значительно повлияла на судьбу реки, ее водный режим. Часть реки через дамбу поступала в реку Кубань, а другая текла вдоль крепости, замедляя движение реки и способствуя образованию заболоченности и повышению заболевания казаков широко распространенной на Кавказе малярией.

Строительство Владикавказской железной дороги, оживившей жизнь всего юга России, заставило для прокладки железнодорожного пути построить в Екатеринодаре еще две дамбы. Типичный случай прогресса: с одной стороны, польза для дальнейшего освоения Северного Кавказа, а с другой — вред экологии. Но кто тогда мог об этом думать! Начало засыпке реки, или решительному покорению природы на Кубани, было положено. И оно только с годами росло. Росла и заболоченность, и рост комаров на берегу Карасуна, в том числе малярийных. Население города требовало покончить с рекой как виновницей распространения лихорадки (малярии) окончательно. К тому же дамба, возведенная для прокладки железнодорожного полотна, затруднила обживание Дубинки, где земля была дешевле, чем в центре города.

Можно было, конечно, поступить с рекой и по-другому. Расчистить водоем, углубить его, а главное, обеспечить этим самым свободное течение реки и обустройство ее берегов. К сожалению, городские власти приняли другое решение: увеличить количество дамб и покончить с рекой. Кто сегодня помнит, что когда-то Карасун был полноводной рекой, хоть и короткой, брал начало с возвышенности в районе Старокорсунской и впадал в реку Кубань за территорией нынешнего Городского сада.

Интересно, что горожане еще во второй половине девятнадцатого века плавали по Карасуну на лодках, собирали в пищу водяной орех (чилим), устраивали купания, ловили рыбу. Как видим, Карасун был и поильцем, и кормильцем горожан.

С окончанием Кавказской войны Карасун стал излюбленным местом отдыха. В 1870 году «Кубанские ведомости» писали: «Катание по Карасуну с хорошей кавалерийской музыкой, при полном лунном сиянии имело особую поэтическую прелесть».

До 1867 года через Карасун было проложено две дамбы для удобства передвижения с одного берега реки на другой. Действовала паромная переправа. Позднее появилось еще десять дамб: Базовская, Дмитриевская, Екатерининская, Казачья, Малиновская, Карасунская, Полицейская, Филипповская, Чистяковская, Шаховская, а позднее их стало пятнадцать. Река превратилась в цепь застойных озер, которые подпитывались талыми, дождевыми водами и подземными родниками. Насыпи быстро привели к их заиливанию и заболачиванию озер, к повсеместному росту камыша, что послужило рассадником комаров и малярии. Вместо того чтобы дать красавице реке, украшению города, свободно течь, освободив ее от дамб, казаки поступили ровно наоборот — объявили реке войну. Ложе Карасуна стали беспощадно засыпать.

В 1910 году пошли даже на то, что изменили русло реки, проложив канал, который направили в жестяные трубы, засыпали грунтом. Позднее на этом месте выросла улица Суворова. Но укротить реку до конца не удалось: она оказалась строптивой и неподдающейся, готовой бороться за свое место под солнцем до конца.

Здесь будет город-сад

Интересно, что после тяжелейшей Гражданской войны, всеобщей разрухи архитектором А. Н. Юнгером в 1923 году был представлен генеральный план Краснодара. Не менее интересно и то, что советская власть выделила на его реализацию тысячу рублей золотом.

Проектом, в частности, предусматривалось строительство речного порта и железнодорожного узла.

Краснодар по проекту делился на две части — старый и новый город. В старом городе Юнгер предлагал разместить центр города на пересечении улиц Красной и Дмитриевской (Горького). Отсюда архитектор предлагал проложить к вокзалу диагональную улицу. При этом другой своей стороной улица должна была выйти к Сенному рынку. Диагональной улицей предполагалось выйти в центр Покровки (ныне улица Садовая), а оттуда через Дмитриевскую дамбу — на вокзал.

По проекту Юнгера Дубинка становилась промышленным районом. Идея Юнгера разделить город на две части — промышленную и жилую, учебную, культурную и спортивную стала осуществляться в последние годы двадцатого и начале нынешнего века, но не решена пока еще до конца.

Интересно, даже с нынешней точки зрения была спроектирована новая часть города-сада. Ее центром планировалось сделать самую высокую точку напротив Чистяковской рощи. Выше от улицы Северной планировалось строительство семи отдельных поселений, расположенных в парках и соединенных бульварной и деловой улицами. Случайно не этот ли проект взяли финны, когда строили в пригороде своей столицы микрорайон с населением сорок тысяч человек в лесной зоне, чтобы люди себя ощущали частью природы?

По проекту Юнгера в новой части города должны были располагаться вузы и спортивные сооружения. А вокруг города архитектор предлагал возвести кольцо из зеленых насаждений. Эта часть проекта остается актуальной и сегодня.

А что же Карасун? Через него обе части соединялись между собой цепочкой мостов и дамб. На реке Кубани генплан предусматривал строительство речного порта. С учетом сезонных перепадов рек и течения генплан предполагал строительство в районе порта канала со шлюзами!

К сожалению, проект был дорогостоящим и молодая советская власть не имела возможностей для его реализации.

В 1928 году начались работы по планировке на Карасуне большого городского парка в тех местах, где он был засыпан. Проектом было предусмотрено, что парк займет немалую территорию — 25—30 гектаров. Парк должен был включать два пруда (озера), разделенных Дмитриевской дамбой. План создания подобного, но уже гидропарка входил и в генпланировку города 1940 года. Как писала газета «Красное знамя», рядом с парком и железной дорогой планом предусматривалось строительство двух спортивных площадок, куда могли бы жители Покровки, Дубинки приходить «для развлечения спортивного характера». Через годы именно в этом месте был построен стадион «Кубань».

До осуществления проекта дело не дошло. Желание же сделать Карасун зоной отдыха для горожан, украшением города не оставляло новые поколения архитекторов и жителей столицы. Тогда же, в конце тридцатых — начале сороковых годов страна жила ощущением близкой войны и всеми силами спешила строить тяжелую промышленность, которая и позволила создать оружие возмездия.

Интересно, что с трагическими событиями войны связана одна история с Карасуном. Казаки, жители станицы Пашковской, вспоминают, как в феврале сорок третьего года в Пашковском озере, в одном из цепочек Карасунских озер, якобы утонуло два немецких танка. Их не выдержал озерный лед, и танки ушли под воду. Старожилы станицы вспоминали, что гитлеровцы пытались извлечь танки из озера, но делали это в спешке. На Кубани шло успешное наступление Красной Армии. Немцы спешили и, скорее всего, поэтому не смогли вытащить грозные машины из донного ила.

Эта история имела курьезное продолжение. В 2002 году корреспондент газеты «Улица Красная» попытался отыскать затонувшие немецкие танки, но не в Пашковских озерах, а в озере за Кубанским госуниверситетом. Почему там — история умалчивает. Рассказывают, что, когда искатель приключений нырнул, на него напала огромная рыбина и чуть не утопила. Ему с трудом удалось сохранить самообладание и выбраться на берег благодаря страховочному тросу.

История вполне правдоподобная, потому что в Карасунских озерах до сих пор попадаются сомы, что охотно подтверждают местные рыбаки. Что касается вражеских танков, то эта полумифическая история, которую вряд ли можно было придумать, может заинтересовать энтузиастов необычных историй. И кто знает, может, мы еще услышим о ее продолжении.

И хлебом, и духом

Только закончилась Великая Отечественная война, а в Краснодаре, одном из наиболее разрушенных бомбежками немецкой авиации городов, в рамках его восстановления началась очистка почти пятикилометрового Карасунского канала. В этом видится глубокий смысл. Страна думала не только о хлебе насущном и крыше над головой для оставшихся без жилья людей, но и о хлебе духовном, о культуре.

В конце семидесятых годов XX века был подготовлен проект, который предусматривал превратить озеро Калининской балки (между улицами Селезнева и Ставропольской) и прилегающую к ним территорию в единую зону отдыха. В нее предполагалось включить территорию от парка имени 40-летия Октября (ныне «Солнечный остров») до стадиона «Кубань». Этот план удалось осуществить только частично.

Идея сделать Карасунские озера жемчужиной Краснодара не переставала волновать горожан и архитекторов, городские и краевые власти. В начале уже нынешнего века власти обратили внимание на Пашковские озера. Их берега начали благоустраивать, возле озер начали возводить жилье, общественные здания, прокладывать дороги, сажать деревья. Была начата очистка озер от многолетних иловых отложений, мусора, сорной растительности. Сегодня стоит задача восстановить экосистему озер.

На очереди благоустройства — Покровские озера

Кажется, подошла теперь очередь и Покровских озер. Краснодарцы проголосовали за реконструкцию озер и Дмитриевского сквера в рамках программы по формированию комфортной городской среды, входящей в национальный проект «Жилье и городская среда».

В этом году началась активная фаза реконструкции сквера как части будущей единой рекреационной зоны города, мечты многих поколений жителей города. Ведь Покровские озера — это историческая часть центра Кубани.

— Примечательно, что именно территорию Карасуна по желанию горожан мы намерены благоустроить в этом году,— говорит глава города Евгений Первышов. — Масштабные работы превратят эту территорию в любимое место отдыха горожан.

Осуществляет благоустройство МКУ «Управление коммунального хозяйства и благоустройства». По словам директора управления, будет полностью реконструирована зона отдыха, практически созданная с нуля. Здесь возведут воркаут-площадку и фотозону с двумя игровыми детскими площадками. Интересно, что планом предусмотрено строительство памп-трека — закольцованной дорожки с ямами, уклонами, кочками, чтобы скучно не казалось. Это новое веяние в мире паркового строительства. Также предусмотрено установить теннисные столы для любителей подвижных игр и шахматные доски — для юных и других интеллектуалов, которые будут разнообразить досуг отдыхающих.

Естественный ландшафт позволяет сделать сквер с трехуровневыми террасами и подсветкой, навесами из вьющихся растений. Ведь мы живем на юге, где с ранней весны до поздней осени господствует зелень, зеленый цвет. К тому же живые навесы из зелени в жаркие месяцы будут давать благословенную тень. «Приедается всё. Лишь тебе не дано примелькаться»,— писал Борис Пастернак о море. Но ведь тоже можно сказать о реке, озере, пруде. Вода — сокровище нашей планеты вообще и Краснодара в частности. Летом зеркальная гладь Покровских озер привлекает на свои берега массу отдыхающих. Для таких любителей наблюдать за игрой света на водной поверхности, за многочисленными дикими водоплавающими будут возведены деревянные пандусы-понтоны. Уверен, что их также облюбуют и рыбаки, которых на Покровских воротах хватает в любое время года,— разного возраста и разного пола. Да-да, здесь нередко можно увидеть рыбачек, чье племя, уверен, прирастет благодаря благоустройству береговой зоны озер.

Для любителей ночной рыбалки, а также для тех, кто видит особую прелесть в ночных прогулках, будут установлены светильники, которые подсветят деревья, придав им некую загадочность и привлекательность. Будут подсвечены даже подпорные стенки, чтобы особо увлекшиеся ночной прохладой и красотой ненароком не угодили в воду.

Работа кипит. Удаляются старые бетонные конструкции, ведутся земляные работы, укладываются бордюры. Придается новый облик аллеям. Ведется вертикальная планировка. Обретают контуры спортивные и детские площадки. А там придет черед мощению дорожек тротуарной плиткой, установке малых архитектурных форм, озеленению.

— Основные работы мы планируем завершить к концу лета. Конечно, пандемия вносит свои коррективы. Иной раз не просто доставить необходимые материалы. Но я уверен, что все преодолимо. А вот что касается работ по озеленению, то их придется, по всей видимости, перенести на осень,— размышляет Дмитрий Буряк.

Благоустроители должны освоить по проекту 135 миллионов рублей из федерального, краевого и городского бюджетов. Это позволит кардинально преобразить Дмитриевский сквер вдоль Карасунской набережной — от улицы Садовой до стадиона «Кубань». Благоустройство сквера намечено завершить в августе текущего года. Если не внесет и изменений в планы пандемия.

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение