Свежий выпуск

20 ноября 2020
00:28
Общество

Наказание невиновных — награждение непричастных

Сейчас Геннадию Кучме грозит три года колонии. В Ленинградском районом суде ему предстоит последнее слово как подсудимому. А обвиняют его в том, что он купил земельные паи. Притом в полном соответствии с законом. И люди были довольны, до тех пор пока не появилась еще одна заинтересованная сторона.

Безупречный послужной список

Геннадий Кучма родился и вырос в Ленинградском районе. Тут живут его престарелые родители. Здесь же похоронена жена, вместе с которой они вырастили детей, а в конце четыре года боролись с онкологией.

— В 2013 году, после 37 лет безупречной службы в полиции, в звании полковника я ушел в отставку. Сразу замечу: по роду занятий я боролся с экономическими преступлениями и поэтому не переживал, что останусь без работы — юристы, разбирающиеся в экономике, востребованы на рынке труда,— рассказывает Геннадий Анатольевич. — Довольно скоро, в мае 2014 года, мне предложили должность заместителя генерального директора ООО «Юг Агротехника», расположенного на хуторе Андрющенко Ленинградского района. Хозяином был Федор Стрельцов, который сейчас находится в международном розыске, и его теперь называют одним из участников банды Цапков. Но тогда к нему претензий у правоохранителей не было, тем более к тому времени расследование по трагическим событиям 2010 года в Кущевской уже закончилось, и никто его к ответственности не привлекал. Поэтому я после изучения круга обязанностей, документации предприятия согласился работать. В мою зону ответственности входила работа с юридическими документами и отладка внутренних управленческих механизмов. Дело в том, что я пришел после того, как бывший руководитель предприятия Селехов покинул свой пост, не сдав документов. Зарплата у меня была 30 тысяч рублей в месяц — неплохая прибавка к пенсии.

Разбирая документы, Кучма натолкнулся на бумаги, где внимание его привлекло название «Красноармеец». Дело в том, что его родители живут на одноименном хуторе и являются собственниками двух земельных паев в массиве.

В обнаруженной папке были расписки пятнадцати пайщиков о том, что они продали свое имущество гражданину Рябцеву (одному из членов банды Цапков) по цене 100 тысяч рублей за пай в 2009 году. Другая часть документов касалась 2013 года — в них тоже содержались расписки о получении еще 12 тысяч рублей за пай с тем, чтобы оформить доверенность на Селехова, то есть руководителя предприятия. Юрист Кучма понял, что перед ним лежат документы так называемой незавершенной сделки.

Объясним подробнее. Массив, в который входят эти паи, составляет почти пятьсот гектаров. На каждый пай приходится 4,34 га. Но выделить в натуре эти паи никто не может, так как они находятся в долговременной аренде у КФХ «Теплый стан». Это хозяйство и сейчас обрабатывает данную землю. По закону продать свои паи люди могут либо другому пайщику, либо арендатору. Даже родственникам они могут их передать не иначе, как только по наследству. И уж, конечно, никоим образом никто не может вывести свой пай из оборота, пока действует договор аренды на 25 лет. Выгода пайщиков одна: получение арендной платы.

— Когда я поехал к людям и стал с ними разговаривать, то выяснил, что в свое время они сами пришли к Рябцеву и предложили купить свои паи, так как знали, что он приобретает землю по сто тысяч рублей, а арендатор, с их слов, давал тогда только половину этой суммы,— объясняет Геннадий Кучма. — В общем, они продали свои паи, получили деньги, написали об этом расписки и оформили генеральные доверенности на нового собственника. Но потом произошло преступление в Кущевской и стало не до земли. Потом эти бумаги обнаружил Селехов и перезаключил доверенности на себя, но при этом доплатил 12 тысяч за пай по требованию людей, которые и так уже продали свою землю. Получается, что каждый пайщик уже получил по 112 тысяч рублей за долю. С этими документами я пошел к владельцу предприятия и спросил, что делать. Владелец предприятия заверил, что данная земля его не интересует, так как ее нельзя выделить их общего массива, и поручил разобраться в ситуации. Вдобавок сказал, мол, желательно, чтобы люди вернули деньги за паи и снова стали собственниками земли, так как предприятию нужны средства.

На встрече с пайщиками я всё объяснил. Пятеро сказали, что деньги вернут, а остальные десять собственников попросили помочь в решении проблемы, так как денег на обратный выкуп земли у них не было. Тут у меня и созрел бизнес-план, о котором я до сих пор жалею.

По закону и согласию сторон

Геннадий Кучма прикинул одно к другому и, посоветовавшись с женой, решил выкупить паи. Всё складывалось как нельзя лучше. Во-первых, арендатор не платил арендную плату за пользование паями с 2011 года — сразу после трагедии в Кущевке. Интересная деталь, не правда ли? Следовательно, собственник имел полное право эту самую плату взыскать, и получалось что-то в районе миллиона рублей. На выкуп же паев надо было два миллиона. Таким образом, значительный участок земли в итоге мог достаться всего за полцены. Притом всё было абсолютно законно и прозрачно.

А во-вторых, паи можно было оформить на отца Геннадия Кучмы, который являлся пайщиком в данном массиве и имел право приобретать здесь землю. Таким образом, сделка получалась и законной, и завершенной.

Но и это не всё. Фактически и юридически продавшие уже пять лет назад землю люди опять попросили добавить денег, потому что за это время цена выросла. И Геннадий Кучма доплатил за каждый пай еще по 30 тысяч, доведя итоговую стоимость до 142 тысяч рублей. С каждым продавцом была составлена итоговая расписка, а прежние уничтожены. Оформив сделку в государственных органах, Геннадий Кучма, как официальный представитель своего отца, стал владельцем земли. Бывшие пайщики тоже были довольны, получив уже третью доплату и избавившись от необходимости возвращать долг за паи.

Все забрать и ничего не отдать

После обретения прав на землю Геннадий Кучма занялся вопросом получения арендной платы.

— В соответствии с договором купли-продажи арендная плата за 2014 год принадлежит по закону новому собственнику, те есть А. И. Кучме, о чем я уведомил в сентябре 2014 года в устной форме бухгалтерию арендатора. А затем после отказа платить направил заказное письмо в адрес КФХ «Теплый стан» в октябре 2014 года. Потом в феврале 2015-го направил претензию как досудебный способ урегулирования, но все мои требования остались без внимания,— комментирует Геннадий Кучма. — Впоследствии мне стало известно, что арендатор выдал в октябре — декабре 2014 года компенсацию в денежном выражении за арендную плату за период 2011—2013 годов бывшим собственникам, которые не имели на это законного права. Кроме того, в 2015 году эти продавцы получили компенсацию уже и за 2014 год. Общая сумма причиненного мне ущерба составила более миллиона рублей. На вопрос, почему они (бывшие пайщики. — Прим. ред.) так поступили, мне пояснили, что к ним приехали представители арендатора и сказали, что я обманщик. Тут же предложили подписать доверенность на их имя, за что им выдадут деньги за весь период аренды, а на Кучму подадут в суд за то, что он их обманул и не заплатил деньги в полном объеме.

Исковое заявление было подано в мае 2015 года. А уже в августе этого же года суд принимает решение вернуть земельные доли бывшим пайщикам. Однако суд к тому же постановил, что старые-новые владельцы земли должны отдать деньги, которые им заплатили за паи.

Не будем описывать все перипетии, но деньги никто до сих пор не вернул. Таким образом, Кучма лишился и купленной по закону земли, и денег, да еще и банку должен.

И еще одна интересная деталь. По данным Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН), паи, о которых идет речь, в марте этого года опять были проданы. Выходит, что оборотистые граждане получили за них уже четвертый взнос. Весьма прибыльный бизнес получается. Притом и затрат никаких: деньги-то Кучме никто не спешит отдавать.

Восемь раз откажи — на девятый возбуди

Геннадию Кучме предстоит держать последнее слово в суде. Да-да, вы не ошиблись. Именно его судят, а не тех, кто многократно продает землю и незаконно получает арендную плату. И статья суровая — часть 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). И вменяют в вину ущерб размером более двух миллионов рублей — как раз та сумма, которую Кучма взял в банке для расплаты за паи.

Непонятно? И никому непонятно. Читая обвинительное заключение, диву даешься. Мошенничество подразумевает под собой ущерб и обман. Где ущерб? Земли пайщикам вернули. Деньги также остались у них. Пострадал только один человек — Геннадий Кучма. А обман в чем? Ведь все свидетели обвинения в один голос говорят, что деньги за свою землю получили сполна и претензий не имели. Или есть ущерб государству? И тут нет. Земли никто из оборота не изымал, они всё время обрабатывались и приносили доход арендатору, мятущимся в сомнениях пайщикам, но не Кучме.

— По моему делу было вынесено восемь отказных материалов. Но потом, видимо, надавили и дело все-таки возбудили. Притом так торопились, что обвинительное заключение сразу пошло в суд, а мне его даже не показали, что является нарушением закона. Сейчас меня обвиняют в том, что я обладаю экономическими знаниями и использовал их для преступления. Смею заверить, что я действительно хорошо знаю, как раскрывать экономические преступления. Но я никогда их не совершал. И это дело сфабриковано от начала до конца. Причина видится в том, что люди воспользовались моментом и решили «подзаработать» на грязной истории с бандой Цапков. Сейчас мне ставят в вину знакомство со Стрельцовым, хотя я покупал землю сам. Связывают с вдовой главаря банды. Ее даже вызывали в суд, и она подтвердила, что в глаза меня не видела. Но этого мало. Меня хотят признать виновным. Зачем? Для меня ответ очевиден: чтобы не пришлось возвращать деньги и отжать несколько паев, которые я покупал в то же время, когда и ныне спорные. Говорят: «Признайся и получишь условный срок». А в чем я должен признаваться? В том, что всё делал по закону и оказался в дураках? — спрашивает Геннадий Анатольевич.

Промежуточный итог

На днях суд должен вынести свой вердикт. Казалось бы, он очевиден: невиновен. Ведь в данной ситуации пострадавший один — Геннадий Кучма, который остался без земли и с многомиллионным долгом банку. И что характерно, долги свои пайщики признают, но не отдают, а правоохранители и не чешутся по этому поводу. И вот такое отношение наводит на грустную мысль, что приговор вполне может оказаться обвинительным. Мы обязательно продолжим следить за этим делом.

Владимир МАШКОВ

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение