Выпуск №93 (4796)

Свежий выпуск

27 ноября 2020

Суд приговорил к смертной казни

Такие дела

Юрий Гавриилович Иванов — почетный адвокат России, свыше тридцати лет является членом совета Адвокатской палаты Краснодарского края, возглавляет ее Октябрьский филиал. Хорошо известен в профессиональных кругах как опытнейший адвокат в области юриспруденции. Награжден орденом и многочисленными медалями Федеральной палаты адвокатов, медалью Министерства юстиции РФ.

Юрий Гавриилович Иванов — член Союза писателей, издал семь книг стихов и переводов. Вот истории из адвокатской практики Юрия Гаврииловича.

Суд приговорил к смертной казни

К адвокату обратилась мать капитана милиции, обвиняемого в убийстве полковника милиции при исполнении им служебных обязанностей. Это дело уже гремело по всему городу и краю: не каждый день в кабинетах стреляют в полковников. Следственные органы работали не покладая рук, и к концу следствия уже было несколько томов по одному эпизоду. Но самое интересное то, что в материалах дела целых два тома состояли из материалов, характеризующих обвиняемого, и все они были положительными. Капитан был на хорошем счету, он мастер спорта по стрельбе из пистолета, член сборной края по стрельбе.

Начались слушания в краевом суде. Дело, казавшееся простым только работникам следствия, в действительности представляло верхушку айсберга, большая часть которого была скрыта под водой. Капитан знал, что его жена уже несколько лет сожительствует с полковником, но он любил, надеялся на что-то и терпел обидное положение, о котором было известно не только ему, но и его сослуживцам.

Однажды он с друзьями сидел на стадионе «Динамо», играл в нарды, отдыхал. И в это время принесла нелегкая того полковника, который устроил скандал и матом-перематом дал указание капитану на следующий день явиться к нему в кабинет в УВД края. Надо отметить, что потом в суде все охарактеризовали полковника как грубого, невыдержанного человека, способного ни за что оскорбить подчиненного.

Капитану, как говорится, деваться было некуда, раз приказано явиться к начальству. Чтобы успокоиться, унять дрожь во всем теле, он выпил пол-литра вина, засунул за пояс два пистолета с полными обоймами и пошел в УВД — сколько ж можно терпеть! В те времена на проходных еще не было металлодетекторов (они появились после этого случая), капитан показал служебное удостоверение, расписался в журнале и вошел в здание. Поднялся на этаж, где был кабинет полковника, немного постоял у кабинета, постучал, открыл дверь: «Разрешите войти». И тут на него снова полился отборный мат и оскорбления. Капитан выдернул из-за пояса пистолет и нажал спусковой крючок. Выстрела не было: осечка. Тогда он выдернул второй пистолет и несколько раз выстрелил в полковника, находившегося напротив него всего в нескольких метрах, и он, мастер спорта, от волнения не смог точно попасть с пяти-шести метров. Полковника увезли в больницу, где он через три дня скончался.

В краевом суде подсудимого защищала пожилая женщина-адвокат, она ходатайствовала о вызове в суд в качестве дополнительных свидетелей лиц, хорошо знавших капитана по работе и занятиям спортом. В суд явились олимпийские чемпионы, известные спортсмены, работники УВД края — все вызванные адвокатом охарактеризовали капитана исключительно с положительной стороны.

Адвокат на встречах с подзащитным умоляла его рассказать суду об истинной причине этой драмы и о ненависти к нему полковника. Подсудимый отказался, он не хотел чтобы об этом стало известно всему городу. Адвокат пыталась переубедить его, объясняла, что тогда будет другая квалификация — до десяти лет лишения свободы (убийство на почве личных неприязненных отношений) и что его позиция неразумна. Глупо упорствовать, если могут приговорить к смертной казни. «Пусть приговаривают,— сказал капитан. — Мне теперь уже всё равно!»

Адвокат взывала к его разуму, просила подумать о матери, он же единственный сын, но всё было напрасно, подзащитный позицию не поменял и ничего в свое оправдание суду не сказал. Приговором суда он был приговорен к смертной казни.

Адвокат уже не могла проводить дело в кассационной инстанции Верховного суда РСФСР: она была вымотана и физически, и морально, поэтому попросила заменить ее в следующей инстанции. В Верховный суд поехал адвокат Юрий Гавриилович Иванов. Он тщательно изложил не только обстоятельства, которые были в деле, но и то, что в деле не было отражено, но упоминалось в показаниях некоторых свидетелей (та некрасивая история связи полковника с женой капитана). Члены Верховного суда не задали ни одного вопроса и ушли в совещательную комнату. После длительного отсутствия они вышли и огласили определение: приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного и адвоката — без удовлетворения. Адвокату запомнились лица троих членов Верховного суда: один читал определение, а двое уперлись глазами в стол — им было понятно, что суть дела совсем в другом, но и стрелять в полковников на их рабочем месте нельзя.

Оставалась надзорная инстанция и ходатайство о помиловании Председателю Верховного Совета СССР. Адвокат посетил своего подзащитного в СИЗО, переодетого уже в полосатую робу смертника, рассказал, что знал и всё, чем надлежит заниматься по делу в ближайшее время. Прошло несколько месяцев — ничего не изменилось в лучшую сторону: отовсюду пришли отказы.

Как-то адвокат пришел в краевой суд по другим делам и там встретил судью, который вынес этот страшный приговор. Судья, увидев адвоката, с которым был много лет знаком, позвал его в свой кабинет и показал небольшой листок бумаги, на котором было напечатано, что в удовлетворении ходатайства о помиловании отказать. Всё, конец! Тут уже у адвоката не выдержали нервы: «Чему же радуешься! — воскликнул он. — Ты отправил человека на тот свет, хотя ему нужно было давать максимум десять лет по другой статье УК. Теперь расстреляют его, а потом умрет от горя и его мать — вот что ты наделал!» Так всё и случилось…

«Справедливость есть крайняя мера добродетели, к которой обязан всякий. Выше ее — ступени к совершенству, ниже — порок»,— сказал Лев Толстой. Справедливость не всегда торжествует — в этом деле победил порок!

Прошло уже больше трех десятилетий, но адвокат до сих пор с болью вспоминает об этом деле из своей практики.

Элина БОРИСОВА

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение