Выпуск №94 (4797)

Свежий выпуск

3 декабря 2020

Так кто же виновен?

Юрий Гавриилович Иванов — почетный адвокат России, более тридцати лет является членом совета Адвокатской палаты Краснодарского края. Юрий Гавриилович возглавляет Октябрьский филиал Адвокатской палаты. Хорошо известен в профессиональных кругах как опытнейший адвокат, волк в области юриспруденции. Награжден орденом и многочисленными медалями Федеральной палаты адвокатов РФ, медалью Министерства юстиции РФ.

Юрий Иванов — член Союза писателей, издал семь книг стихов и переводов. Вот какую историю из своей адвокатской практики он нам рассказал…

Так кто же виновен?

В середине семидесятых годов к адвокату обратился пожилой мужчина, обвинявшийся в совершении умышленного убийства. Обвиняемый был человеком спокойным, даже тихим. Всю жизнь он проработал вольнонаемным рабочим — столяром в СИЗО — следственном изоляторе Краснодара, называемом в народе тюрьмой на Воронежской.

Многое в этом уголовном деле казалось странным. Первое, что удивило адвоката,— это то, что убийца не находится под стражей, однако, когда адвокат изучил материалы дела, всё стало ясно.

Фабула дела была таковой: в обычной краснодарской хрущевке жила семья, состоявшая из пожилых мужа и жены и их взрослой дочери, которая никак не могла выйти замуж, хотя очень хотелось. И надо же было такому случиться, что она нашла себе мужа, из-за которого чуть ли ни с первого дня начались крупные неприятности для всей семьи.

Сердобольные родители молодой жены прописали новоявленного зятя в своей квартире, тем самым практически навечно закрепив за ним право на жилье. Так называемый муж оказался просто безобразным человеком: он постоянно пил, дебоширил, бил жену, от которой еще и успевал ходить на сторону. Никакие увещевания на него не действовали.

Терпели его новые родственники долго, но, как говорится, беда не приходит одна: ко всем своим прочим «закидонам» зятек умудрился заразить всех сифилисом. В результате вся новая семья вынуждена была лечиться в клиническом кожно-венерологическом диспансере. После лечения зять вроде притих, но алкоголизм, увы, бывает неизлечимым, особенно когда больной и лечиться-то не хочет. И к ужасу членов семьи, всё началось опять: пьянки, драки.

Однажды, когда зять в очередной раз напился, устроил дебош, а потом рухнул спать, нервы у тестя-столяра уже не выдержали: схватив свой топорик, он несколько раз с силой ударил пьяного негодяя и убил его.

Возбудили уголовное дело. Следователь, услышав от членов семьи обо всех ужасах, которые им пришлось пережить, не стал арестовывать виновного, тем более что тот был ранее не судим, прекрасно характеризовался и не был замечен в каких-либо «подвигах».

Уголовное дело поступило в суд. Столяра обвиняли по ст. 103 УК РСФСР «Умышленное убийство» с санкцией от трех до десяти лет лишения свободы.

Слухи распространяются быстро, и, когда было назначено судебное разбирательство, весь зал был заполнен родственниками и друзьями подсудимого.

Опытная и мудрая судья, которой было передано на рассмотрение это дело, с тоской смотрела на маленького мужичка, понуро сидевшего на скамье подсудимых. Всем собравшимся в зале было ясно, что он не заслуживает реальной меры наказания, что на его месте должен был сидеть человек, убитый им в порыве ярости.

«Ну что я могу сделать?» — виновато задавала риторический вопрос участникам судебного процесса, собравшимся перед последним словом подсудимого в кабинете, совестливая судья. «Пусть кается и просит не лишать свободы»,— сказала она, обращаясь к адвокату, собравшему все документы, положительно характеризовавшие подсудимого.

Всё так и случилось: подсудимый искренне каялся в содеянном, в том, что погубил и чужую жизнь, хоть и никчемную, и свою, и своих родственников…

Суд выслушал последнее слово и удалился в совещательную комнату.

С учетом всего положительного, что было сказано в суде об осужденном, с учетом противоправного поведения потерпевшего суд приговорил виновного к минимальному наказанию — трем годам лишения свободы и взял его под стражу в зале суда.

Абсурдность этого дела на этом не закончилась: конвойные-милиционеры доложили судье, что машины для этапирования в СИЗО нет и не будет. Что же делать? «Везите так!» — сказал прокурор, участвовавший в рассмотрении дела.

И повезли двое сержантов несчастного мужичка на трамвае №7 к его единственному за всю жизнь месту работы — в следственный изолятор отбывать назначенное наказание. Все его там знали как доброго и порядочного человека, добросовестного работника — наверняка его оставили в изоляторе в рабочей бригаде, где он продолжал столярничать до выхода на свободу.

Так кто же и в чем виноват в этом деле?

Элина БОРИСОВА

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение