Выпуск №93 (4796)

Свежий выпуск

27 ноября 2020

Убийство есть — доказательств нет — дело прекращено

Такие дела

Юрий Гавриилович Иванов — почетный адвокат России, более тридцати лет является членом совета Адвокатской палаты Краснодарского края, возглавляет Октябрьский филиал Адвокатской палаты Краснодарского края. Хорошо известен в профессиональных кругах как опытнейший адвокат в области юриспруденции. Награжден орденом и многочисленными медалями Федеральной палаты адвокатов РФ, медалью Министерства юстиции РФ.
Юрий Иванов — член Союза писателей, издал семь книг стихов и переводов. Вот какие истории из своей адвокатской практики рассказал Юрий Гавриилович.
Убийство есть — доказательств нет — дело прекращено
За долгие годы работы адвокат участвовал во многих делах. Попадались такие, которые навсегда врезались в память, как говорится, на всю жизнь. Вот три дела, похожих друг на друга и закончившихся одинаково: прекращением ввиду неустановления виновного, хотя теоретически один из подозреваемых по каждому из этих дел был убийцей. Но доказательств тому не было…
Как-то к адвокату обратились родственники подсудимого, обвиняемого в убийстве. А началось всё с алкоголя: трое молодых людей долго пьянствовали в этот день и пропили все деньги, а выпить еще очень хотелось. Посидели, подумали где бы раздобыть наличность, и один из троих вспомнил, что какой-то его знакомый должен ему деньги и давно не отдает. Они направились к нему домой, чтобы выбить долг. Когда приехали к должнику, тот не отказывался от долга, но заявил, что денег у него сейчас нет и нужно еще подождать. Трое приехавших, разгоряченные спиртным, начали его бить. Все закончилось трагически: должник погиб в результате избиения.
Врач-эксперт указал в своем заключении, что погибший скончался от одного удара по голове тупым твердым предметом, а остальные телесные повреждения не были для него смертельными. Кто же из троих убийца? Никто не признавал себя виновным и заявлял, что не бил потерпевшего по голове. Однако следственные органы вменили убийство всем троим и направили дело в суд первой инстанции.
В суде каждый повторил всё, что было сказано на предварительном следствии. Суд попал в затруднительное положение: смертельная травма одна, а подсудимых трое, и никто не признаёт, что нанес удар по голове. Осуждать всех троих за совершение убийства при таких обстоятельствах невозможно. Что же делать?
В то время, когда рассматривалось это дело, в УПК РФ еще существовал институт дополнительного расследования (он впоследствии был ликвидирован, а это привело к тому, что число оправдательных приговоров нынче уже приближается к нулю). Суд в то время мог направить дело на дополнительное расследование, ведь известно: оправдательные приговоры у нас не поощрялись, мягко говоря, еще с царских времен, когда присяжные выносили оправдательные вердикты после блистательных защитительных речей лучших адвокатов России: Плевако, Андреевского, Спасовича, Гиллерсона, Александрова, Хартулари и многих других. Они убеждали присяжных в невиновности подзащитных даже при очевидных обстоятельствах и признании подсудимых в убийствах. Чего стоит одно только дело террористки Веры Засулич, оправданной судом за покушение на градоначальника Петербурга Трепова.
Это дело вошло в историю. Современник Лев Тихомиров, русский общественный деятель, в молодости народоволец, писал о Засулич, что она была по внешности чистокровная нигилистка, грязная, нечесаная, ходила вечно оборванкой, в истерзанных башмаках, а то и вовсе босиком, но душа у нее была золотая, чистая и светлая, на редкость искренняя. Засулич обладала и хорошим умом — не то чтобы очень выдающимся, но здоровым, самостоятельным.
Оправдание Засулич в деле о покушении на генерала Ф. Ф. Трепова вызвало бурное одобрение российской либеральной общественности и осуждение со стороны консервативных кругов. Князь В. П. Мещерский о процессе над В. Засулич 1878 года вспоминает, что оправдание Засулич происходило как будто в каком-то ужасном кошмарном сне, никто не мог понять, как могло состояться в зале суда самодержавной империи такое страшное глумление над государственными высшими слугами и столь наглое торжество крамолы.
Однако времена меняются. Доследование было для суда (впрочем, и для следствия) спасительным вариантом «спуска дела на тормозах» при отсутствии доказательств вины подсудимых. Суд отправлял дело на доследование, новых доказательств, конечно, уже не было, и дело благополучно прекращалось к облегчению душ и следственных, и судебных органов. Теперь суду такого права не предоставлено: или обвинительный приговор, или оправдательный (а об их количестве уже сказано выше).
Дело ушло на доследование и было впоследствии прекращено по эпизоду «убийство», всех троих осудили по более мягким статьям УК. Да, таков закон: виновный не был установлен — значит, дело подлежит прекращению.
Еще одно подобное дело рассматривалось с участием адвоката в другом суде: несколько молодых людей праздно шатались по улицам, увидели пьяного мужчину, спящего у стенки дома, и «от нечего делать» стали его избивать. Последствия те же: он умер. Заключение эксперта аналогичное: смертельным был один удар по голове, но никто не признавался в том, что бил по голове. Снова всех обвинили в убийстве (что, в общем-то, является нонсенсом при отсутствии доказательств одного лица в убийстве). Снова суд. Доследование. Прекращение дела по убийству и осуждение всех за хулиганство.
Третье подобное дело с участием адвоката было самым интересным с точки зрения юриста. В камере предварительного заключения сидели три человека. Утром пришел контролер и увидел, что один заключенный задушен. В отношении его сокамерников возбудили дело об умышленном убийстве. И тут началось… Один из «сидельцев» при допросе сказал: «Проснулся я ночью от какого-то шума — смотрю, а он его душит. И задушил!» Второй не был оригинальнее и в своих показаниях сообщил то же самое. Никаких иных доказательств вины в убийстве обнаружено не было. Уголовное дело, как говорят юристы-практики, начало «гулять» туда-обратно: то прекращают ввиду неустановления виновного, то отменяют постановление о прекращении. Так было несколько раз, но всему есть предел и процессуальные сроки. Деваться было некуда: всем было ясно, что один из двоих — убийца, а доказательств этого нет. Пришлось дело прекращать. Да, бывают и такие случаи…

Элина БОРИСОВА

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение