Выпуск №93 (4796)

Свежий выпуск

27 ноября 2020

За плечами целый век

Сто лет отметил ветеран Великой Отечественной войны, житель Краснодара Михаил Иванович Мошкин.

В его жизни, как в зеркале, отразилась история страны: тяготы простых людей в непростых условиях перелома эпох, годы страшного военного лихолетья, возрождение России. Прожить целый век — это не только подарок судьбы, но и немалый человеческий подвиг.

Михаил Иванович родился 21 сентября 1919 года в Алтайском крае, селе Косиха, в большой крестьянской семье, где воспитывалось двенадцать детей. Жили хорошо, имели большое хозяйство. Но после раскулачивания в 1931 году вынуждены были переехать в небольшой шахтерский городок Прокопьевск, недалеко от Новокузнецка. «Там я окончил семь классов. А потом мы опять переехали. На это раз в Киргизию, в Сокулукский район».

В сентябре 1939 года Михаила Ивановича мобилизовали в Советскую Армию, затем отправили в украинский город Умань, в артиллерийские войска.

— Война застала в казарме. Проснулись от взрывов,— вспоминает он. — Я слетел со второго яруса кровати, ничего не понимаю, страшно… А через три дня уже был на фронте.

Сначала около месяца на границе с Молдавией, потом марш-бросок на двести километров в сторону Умани.

— Под Уманью и начались настоящие бои. Потом немец окружил нас — 6-ю и 12-ю армии. Боеприпасы заканчивались, солдат было совсем мало, мы всё время находились под минометным и артиллерийским обстрелом. Наши командиры гибли один за другим. Мы понимали, что попадем в плен, и, как могли, пытались прорываться,— вспоминает Михаил Иванович.

Битва под Уманью до сих пор остается одной из самых малоизученных страниц Великой Отечественной войны. Известно, что уманский котел стал одним из крупнейших поражений Красной Армии. В этом котле Южный фронт потерял две армии — 6-ю и 12-ю, было разгромлено шесть корпусов и семнадцать дивизий. Безвозвратные потери составили более 18 тысяч человек. Около ста тысяч красноармейцев попало в плен. Советских военнопленных помещали в созданный на территории карьера около Умани
концлагерь, неофициально названный Уманской ямой.

Это просто настоящее чудо, что Михаилу Ивановичу удалось вырваться из окружения и не погибнуть в этом чудовищном концлагере.

— Тем, кто вырывался из окружения, ничего не предъявляли — просто выдавали новое обмундирование и отправляли на фронт,— вспоминает ветеран.

В 1943 году под Днепром Михаил Иванович получил ранение и попал в госпиталь, где провел три месяца.

— Я действительно везучий. В окоп, где я находился, попала граната,— рассказывает ветеран. — Троих сослуживцев, что рядом были, убило, а я только ранен оказался, да и то не сильно.

После выписки — вновь воевать. Но на этот раз с бандеровцами (подразделение боевиков Украинской повстанческой армии).

Воевали они, по словам Михаила Ивановича, ожесточенно. Хитрые были. Прятались ловко. Как-то раз он со своим солдатом обнаружил в сарае, под мешками с картошкой, спрятанного бандеровца. Другой отсиживался в вырытой норе, замаскированной огромным валуном.

— Местные тоже их укрывали, неумело врали,— вспоминает ветеран,— пытались направить нас по ложному следу.

После войны Михаил Иванович вернулся в Киргизию, где по-прежнему жили его родители.

— Принарядился, купил красивые сапожки за семьдесят рублей, которые после первого дождя развалились,— смеется он,— и поехал домой. Отдохнул, выспался, наелся и стал готовиться к поступлению в педагогический институт.

Михаил Иванович с детства мечтал стать учителем русского языка и литературы.

Годы учебы в институте, который находился в городе Фрунзе, подарили ему и встречу со своей женой Любовью. Ветеран рассказал, что влюбился в нее еще… на войне.

— Я тогда служил старшиной заставы, и был у меня друг Коля Макаров, уроженец Татарстана. Однажды он показал мне фотографию своей дочки — красивой девочки лет пятнадцати. Я тогда в шутку спросил: «Познакомишь нас?» Спросил, а сам думаю: как это возможно? Живем ведь в разных местах,— вспоминает Михаил Иванович.

«Видно, не судьба»,— подумал тогда Михаил Иванович и постарался забыть эти чудные глаза и улыбку. Каково же его было удивление, когда, как-то раз возвращаясь из института в общежитие, он встретил возле колонки… Колю Макарова, который с семьей переехал после войны в город Фрунзе. «Ну что, теперь-то познакомишь с дочкой?» — спросил, не веря своему счастью, Михаил Иванович.

— Любочка оканчивала девятый класс, я помогал ей с учебой, приносил книги, мы вместе читали любимую нами обоими классику. Сказать, что встречались? Нет. В кино ходили, гуляли иногда. О женитьбе пока и разговоров не было, хотя я был к ней очень неравнодушен,— вспоминает Михаил Иванович.

Разговоров, может быть, и не было, но увидел их как-то раз, целующихся в саду, дед Любы.

— Ну вот что,— сказал он тогда молодому человеку,— раз уже целуетесь, значит, женись!

И Михаил Иванович стал готовиться к свадьбе.

— Получается, меня женили,— смеется он. — Но я был счастлив. Жена — красавица, умница, мы с ней в итоге 67 лет прожили!

После окончания института новоиспеченный педагог привез жену в станицу Каневскую Краснодарского края, куда попал по распределению. В школе №1 Михаил Иванович проработал учителем русского языка и литературы до самой пенсии. Параллельно вел кружок по шахматам в местном Доме культуры. Учителем работала в школе и его супруга. Воспитали двоих дочерей — Татьяну и Светлану. А в 1987 году всей семьей переехали в Краснодар.

Михаил Иванович, несмотря на свой преклонный возраст, сохраняет бодрость духа и оптимизм, старается помогать по хозяйству, немало проводит время на свежем воздухе, регулярно делает гимнастику. И по-прежнему играет в шахматы! Его внучка Ирина, с которой он живет, не перестает удивляться его неиссякаемой энергии.

— Он столько всего помнит и знает, столько мудрых советов может дать! Он удивительный человек,— говорит она.

— Вот только ноги подвели,— вздыхает Михаил Иванович. — Пришлось в коляску пересесть, но она мне не помеха! Я по-прежнему радуюсь жизни!

Михаила Ивановича поздравили с днем рождения специалисты Краснодарского регионального отделения Фонда социального страхования РФ и выдали ему вместе с поставщиком прогулочную кресло-коляску, положенную ветерану по индивидуальной программе реабилитации.

Людмила МЕЦЛЕР

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение