Выпуск №93 (4796)

Свежий выпуск

27 ноября 2020

Зреть в корень, искать новые возможности — с пользой для общего дела

Девятого ноября 2009 года в истории СРО Ассоциация «КубаньСтройИзыскания» особенная дата: в этот день некоммерческое партнерство «КубаньСтройИзыскания» получило статус саморегулируемой организации (СРО).

За прошедшее десятилетие это профессиональное сообщество так и осталось единственным на Кубани, объединяющим предприятия, которые выполняют работы по инженерным изысканиям в строительстве.

Сегодня Ассоциация «КубаньСтройИзыскания» — авторитетная организация, прочно занимающая передовые позиции в Национальном объединении проектировщиков и изыскателей (НОПРИЗ). Ее отличает способность генерировать идеи, умение зреть в корень и желание решать проблемы с пользой для общего дела. Несмотря на трудности становления института саморегулирования, здесь постоянно ищут новые возможности и находят их.

По словам бессменного генерального директора Ассоциации «КубаньСтройИзыскания» Татьяны Хлебниковой, процесс становления нового для России института, в результате которого государство переложило ответственность на плечи профессионалов,— это путь проб, ошибок, поиска. По сей день его совершенствование сопровождается массой перемен, требует кропотливой работы и упорства в выработке верного алгоритма действий.

В чем суть этих действий? Как сделать саморегулирование реально действенным? За счет чего «КубаньСтройИзысканию» удалось не просто выжить, а заслужить уважение коллег? Об этом и не только наш разговор с отличником нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности СССР, почетным нефтяником РФ Татьяной ХЛЕБНИКОВОЙ.

Запрягали долго — поехали быстро

Татьяна Петровна, помните, как всё начиналось? Сколько было вопросов, на которые самим же приходилось искать ответы, поскольку опыта не было ни у кого?

— Это точно, спросить, как надо делать, было не у кого. Полагались на закон и на себя. О том, что с 1 января 2010 года саморегулирование в строительной сфере вступало в силу, все были оповещены задолго до наступления этой даты. Сначала надо было создать некоммерческое партнерство (НП), а затем, для получения статуса саморегулируемой организации, объединить не менее пятидесяти предприятий.

В 2008 году мы создали НП и далее проводили собрания, занимались информированием организаций и их руководителей, предлагая вступить в наши ряды. Поскольку в крае числилось свыше пятисот предприятий нашего профиля, имеющих государственную лицензию на изыскательские работы, мы были уверены, что быстро наберем необходимое количество членов. Но неожиданно столкнулись с тем, что народ инфантильно воспринял данное новшество. Многие не верили в серьезность саморегулирования, кто-то надеялся, что лицензирование останется, а кто-то посчитал для себя престижным вступить в столичные НП, которые активно проводили агитацию и оттянули в свои ряды приличное число предприятий. К тому же у нас тогда появились конкуренты и на Кубани, но набрать необходимых пятьдесят членов им не удалось. Нам же это удалось: в конце сентября в наших рядах состояло 53 предприятия, и мы подали документы в Ростехнадзор на регистрацию. Девятого ноября с третьей попытки, доведя документы до необходимых требований, мы получили статус СРО.

Вы спрашиваете, какие вопросы приходилось решать? Да все, потому что никто ничего не знал. Сами разрабатывали учредительные документы: устав, положение об органах партнерства. В общей сложности подготовили порядка двадцати документов.

После этого ряды нашей СРО стали активно пополняться: за год достигли 118 членов. Как говорится, долго запрягали, но быстро поехали. В основном это были предприятия Краснодарского края, а также Ростовской области, Ставропольского края, Москвы и Санкт-Петербурга.

Получается, вы были в числе первых изыскательских СРО в стране?

— Да, мы оказались шестыми по счету. Впереди были четыре СРО из Москвы и СРО изыскателей Новосибирска. И именно мы, шесть организаций, стояли у истоков создания Национального объединения изыскателей — НОИЗ. Мы создали нацобъединение и потом принимали в него СРО, которые приобретали этот статус позже. На сегодняшний день в стране 41 СРО изыскателей. На тот момент мы с проектировщиками раздельно вели деятельность в саморегулировании, и только спустя время, согласно изменениям, нас объединили, в результате чего было создано НОПРИЗ.

Мы должны рождать инициативы

Саморегулирование в строительной сфере постоянно сопровождается изменениями, дополнениями. Как вы к этому относитесь?

— Наша ассоциация всегда работала в соответствии с нормами законодательства — это табу, от которого мы никогда не отклонялись. Перед СРО стоят непростые задачи: с одной стороны, мы должны создавать благоприятные условия для эффективной работы предприятий — наших членов, а с другой — контролировать их деятельность, не допуская отклонений от норм и принципов закона о саморегулировании.

Что касается внесения изменений в законодательство, то они происходят два-три раза в год. Действительно, это много, и нам приходится постоянно реагировать, изменять внутренние нормативные документы, на основании которых функционирует СРО.

Без ложной скромности скажу, что наша ассоциация в числе самых активных. Мы никогда не оставались равнодушными и бездейственными. И если какие-то изменения вызывали вопросы, несогласие, я как генеральный директор, председатель и члены совета оперативно реагировали, писали, доказывали свою точку зрения. При этом мы понимаем, что те, кто рождает норму закона, не всегда являются практиками и не всегда знакомы с реальным производством. А у нас в совете пятнадцать человек, все опытные практики, и при обсуждениях, нередко в горячих спорах, мы вырабатываем профессиональное решение, что важно для нашего общего дела. Ряд СРО воспользовались нашими учредительными документами, нашими разработками внутренних стандартов — всё это, естественно, безвозмездно. Считаю, что так и должно быть. Для того мы и созданы, чтобы отстаивать интересы наших членов, совершенствовать институт саморегулирования. То есть мы сами должны рождать инициативы.

Было бы интересно узнать, какие изменения вызывали несогласие членов совета вашего СРО и чем это заканчивалось.

— Нередко в появляющихся документах норма одного закона вступает в противоречие с нормой другого. Например, закон о геодезии и картографии требовал не только наличия лицензии, но и членства в СРО. Хотя картографическая деятельность никак не относится к строительству, которое находится в зоне действия Градостроительного кодекса, и тогда причем тут членство в СРО? Поэтому мы посчитали излишним требование закона о наличии еще и лицензии у предприятий, выполняющих работы по инженерным изысканиям в строительстве. Благодаря нашим обращениям и обращениям НОИЗ, в котором единодушно была поддержана наша инициатива, законодателем был устранен излишний административный барьер и внесены соответствующие изменения в законодательство.

Удивили меня и изменения в ГК об особо опасных объектах. В частности, один из пунктов нововведений почему-то относил автомобильные дороги федерального значения к особо опасным объектам. Я обратила на это внимание коллег, и они согласились с моими доводами. Какая разница, федерального или регионального значения дорога, если опасность зависит от ее конструктивных особенностей?! То есть, если дорога идет через большую реку и нужно делать мост с большими пролетами, это и определяет ее опасность либо техническую сложность. В итоге по этому пункту законопроекта и еще по двум другим мы направили свои замечания в НОИЗ от имени совета и еще от примерно двадцати наших организаций. И к нам прислушались — все замечания были учтены!

Вот еще пример: с 2017 года начала действовать новая норма, по которой больше не требуется организациям — членам СРО получать свидетельства о допуске на каждый вид работ. Теперь достаточно только подтверждения членства в СРО. К примеру, для участия в торгах. Как расценить это изменение? Для СРО это хорошо: уменьшился объем работы, но хорошо ли это для дела? Мне кажется, что не совсем. И вот почему. Среди наших предприятий есть такие, которые выполняют только инженерно-геодезические изыскания, есть такие, которые могут производить инженерно-экологические — и только. Есть те, которые выполняют всё: геологию, геодезию, экологию, метеорологию. Теперь же с вводом в действие данного изменения заказчик не может определить, какие виды работ способна выполнять та или иная фирма. Мы говорим об этом на заседаниях, на окружных конференциях. Коллеги нас поддерживают, Минстрой вроде призадумался, но решения пока нет.

Татьяна Петровна, как вам удается достигать такого высокого КПД в работе и настраивать людей на эффективный результат?

— По образованию я инженер-экономист, причем ключевое слово в моей специальности «инженер». Очень хорошие знания дал мне и моим сокурсникам Грозненский нефтяной институт. Мы изучали геодезию, гидравлику, детали машин, сопротивление материалов, строительное дело, проходили практику, лабораторное дело. Всё это пригодилось. За плечами у меня был и опыт руководства нефтеперерабатывающим предприятием. И я всегда руководствовалась принципами разумных решений — направленных не на сиюминутный результат, а на долгосрочный, еще и с учетом экономической выгоды.

Только вперед и только вместе!

Вы упоминали о разработке вашей ассоциацией стандартов и ГОСТов. О чем речь, можно подробнее?

— Наша СРО активно участвует в разработке стандартов на правила выполнения работ. На самом деле темпы современности диктуют правила выполнения работ не только качественно, но и срочно. Существующие технологии, прописанные в действующих нормативных документах, не предоставляют возможности сделать работу в короткий срок. В практике же есть опробованные методы, которые позволяют выполнять те или иные исследования в более сжатые сроки и менее затратно, но они не стандартизованы. Наша СРО, воспользовавшись возможностями саморегулирования, занялась разработкой и введением своих стандартов организации (СТО), которые облегчали бы работу изыскателям. На данный момент мы имеем уже порядка восьми СТО, работая с авторами передовых разработок. По двум из них мы прошли независимую экспертизу и зарегистрировали их в признанном в стране экспертном ведомстве — Техническом комитете 465 «Строительство». Один из них касается метода релаксации напряжений. Он позволяет уменьшить срок выполнения работы с 26 дней до двух — четырех часов! И хотя оборудование для исследования этим методом недешевое, но за счет значительного сокращения сроков, за счет его небольших размеров в сравнении с традиционными приборами, за счет гораздо более высокой точности результатов, а значит, качества и сокращения сроков, затраты быстро окупаются.

Другой разработанный нами стандарт значительно облегчит коллегам работу по определению модуля деформации расклинивающим дилатометром.

Должна заметить, что мы никогда не тратили бы достаточно много времени и усилий на всё это, если бы не были уверены в том, что данная работа приносит огромную пользу членам как нашей СРО, так и остальных. Мне известно, что сегодня порядка сорока организаций по стране пользуется нашими СТО, и одному из наших членов даже поступило благодарственное письмо от Ярославской экспертной организации за использование одного из наших СТО. Кстати, на сайте Технического комитета 465 наши СТО размещены в реестре стандартов для использования. В 2018 году на базе одного из наших СТО мы разработали ГОСТ-Р, который прошел всю предусмотренную законом о стандартизации процедуру и утвержден в ноябре того же года Росстандартом РФ. Сейчас в нашей СРО обсуждается разработка еще одного ГОСТа — по укреплению грунтов. Так что движение вперед — это наше перманентное состояние.

И сколько организаций сегодня состоит в рядах вашей ассоциации, ведь ситуация на строительном рынке очень непростая?

— На самом деле, каждый период времени характеризуется непростыми обстоятельствами — такова жизнь. Что же касается состава нашей СРО сегодня, то в наших рядах уже 204 организации. В основном это малые и средние предприятия — крупных не наберется и десяти. Думаю, что укрупнение нашей СРО связано не в последнюю очередь и с тем, что изыскатели, видя нашу работу, наше разумное и уважительное отношение к ним, выбирают «КубаньСтройИзыскания». К примеру, мы практикуем как в годы до вступления в силу ФЗ №372 в июле 2017 года, так и сейчас снижение размера членских взносов нашим членам. В общем, стараемся создавать благоприятные условия, но при этом четко контролируем работу членов. Поэтому наша СРО имеет авторитет среди коллег по строительному комплексу края и страны.

Мы также поддерживаем связь с саморегулируемыми организациями строительного комплекса нашего края, работаем в контакте. У нас нет конкуренции, потому что наш главный принцип — сотрудничество ради укрепления позиций института саморегулирования.

Елена НАЗАРОВА

Здесь может быть ваша реклама
Оставьте заявку и наши менеджеры свяжутся с вами
Или вы можете посмотреть наше предложение