Российская микроэлектроника и санкции. Какой сейчас должна быть стратегия: догонять или искать свой путь?

За последние два десятилетия вся отечественная микроэлектронная продукция, применяемая, в том числе, и в оборонном комплексе, практически полностью сделана на импортных технологиях. Сейчас это «окно» захлопнулось. За прошедшие полгода российские производители ПК, серверов и другой техники столкнулись с резким ростом поставок бракованных комплектующих – доля брака в поставках из Китая выросла с 2% до 40%. Из-за западных санкций российские компании вынуждены закупать компоненты у неавторизованных поставщиков, которые не отвечают за качество товара. Возможно ли осуществить импортозамещение в микроэлектронике?
«Мы идём к полной независимости от зарубежной элементной базы. Но это небыстрый процесс» — считает академик РАН, президент РТУ МИРЭА, специалист в области физики твёрдого тела, твердотельной электроники Александр Сергеевич Сигов.

В СССР была мощная электронная промышленность. Создавались средства производства, которых сегодня практически не осталось. В конце 80-х годов наша микроэлектроника была на третьем месте в мире после США и Японии. Отставали всего на пять лет, но самое главное, что мы уверенно их догоняли.

Причем у нас было и собственное электронное машиностроение, и собственные САПР — системы автоматизированного проектирования микросхем. Изготовление чипов на 75- 80% велось на российском оборудовании и наших материалах.

Дальше история известная — в 1992 году был провозглашен принцип «все купим». Была совершена стратегическая ошибка. Сейчас нашу микроэлектронику надо создавать практически с нуля.
Мировому лидеру в области микрочипов Тайваню понадобилось 30 лет, чтобы догнать лидеров. Сейчас он занимает около 60 процентов мирового рынка. Тайвань — это самая настоящая мировая фабрика, там собрали вместе технологии со всего мира и научились на этом интернациональном оборудовании работать. Нам этот путь закрыт. И такого времени у нас нет. Надо искать свои пути решения острейшей проблемы. Мы принципиально в иной ситуации — нам надо самим освоить полный цикл создания микросхем.

Сейчас в правительстве разрабатываются стратегии и концепции развития микроэлектроники, планируется до 2030 года направить сюда более 3 триллионов рублей.

Многие специалисты относятся к таким стратегиям довольно скептически. Кто-то считает, что нам не по силам сделать полный цикл, а потому надо включаться в планы Китая и двигаться совместно. Кто-то уверен, что догонять лидеров — это тупиковый путь.

Сейчас важно создать собственную систему автоматизированного проектирования. Их много разных. Но, поскольку наши конструкторы раньше работали с зарубежными базами, нужно сделать так, чтобы наши базы с этими базами как-то сопрягались, чтобы можно было использовать данные, которые закладываются в уже существовавшие САПРы. Первоочередная задача – создать эти системы и научить людей с ними работать. И параллельно развивать собственное производство.
У нашей промышленности до совсем недавнего времени не было такой заинтересованности, как на Западе, в скорейшем внедрении результатов. Завод или фабрика выпускает свою продукцию, выполняет свои планы, и разработка чего-то нового им не очень экономически интересна. А на Западе очень жёсткая конкуренция, и есть острая необходимость выбрасывать на рынок всё новую и новую продукцию, обладающую всё более лучшими характеристиками. Поэтому наших учёных так активно приглашают на Запад.

Одновременно мы должны заглядывать в будущее, организовав мозговой штурм для поиска принципиально новых технологий. Например, биочипы, квантовые технологии, аналоговые вычисления, которые позволят на порядки превзойти существующие цифровые методы обработки информации. Вот такие прорывные неожиданные решения надо искать. А мозги у наших ученых прекрасные, надо только поставить задачу и поддерживать.

Подробности: Академик РАН Александр Сигов рассказал о перспективах российской микроэлектроники — Аргументы Недели