Уголовная ответственность за доведение до самоубийства

Доведение до самоубийства относится к общественно опасным деяниям, направленным против личности человека.

Уголовная ответственность за доведение до самоубийства предусмотрена статьей 110 УК РФ. Данной статьей установлена ответственность за доведение другого лица до самоубийства одним из трех указанных в законе способов.

Угрозы нужно понимать как психическое воздействие на потерпевшего путем высказывания или иного способа обнаружения намерения: причинить ему смерть, вред здоровью, огласить компрометирующие сведения, лишить свободы, жилья, пищи и т. д. Угроза должна восприниматься не только как реальная, но и как достаточно серьезная, то есть способная значительно ущемить интересы потерпевшего.

Жестокое обращение — это оценочное понятие. Его наличие констатируется как результат оценки разнообразных действий, причиняющих потерпевшему физические или психические страдания. Они могут заключаться в постоянных побоях, истязании, лишении потерпевшего пищи, ограничении свободы, принуждении к тяжелой физической работе и т. д. Обращение — это не отдельно взятое действие, а их система, в которой проявляется безжалостный характер отношения виновного к потерпевшему.

Систематическое унижение человеческого достоинства следует понимать как многократно совершаемые действия, в которых проявляется цинично издевательское, пренебрежительное, глумливое отношение виновного к потерпевшему, причиняющие ему нравственные страдания. Систематичность нельзя выразить в каком-то количественном показателе. Этот признак означает, что отношение виновного к потерпевшему имеет устойчивый характер и проявляется в системе конкретных действий, унижающих достоинство потерпевшего.

Относительно формы вины в анализируемом преступлении в теории уголовного права нет единства. Одни ученые допускают возможность доведения до самоубийства не только с прямым или косвенным умыслом, но и по неосторожности. Другие считают, что конструкция  статьи 110 исключает возможность привлечения к уголовной ответственности за неосторожное доведение до самоубийства.

Из буквы закона вовсе не вытекает невозможность уголовной ответственности за доведение до самоубийства по неосторожности.

В статье 110 форма вины не определяется, а способ законодательного описания преступления не дает никаких оснований для исключения какой-либо формы вины. Значит, характеристика субъективной стороны доведения до самоубийства должна определяться по общему правилу: если форма вины в уголовно-правовой норме прямо не обозначена и с определенностью не вытекает из способа законодательного описания преступления, то его совершение возможно с любой формой вины.

Доведение до самоубийства по субъективной стороне может быть как умышленным (с любым видом умысла), так и неосторожным (с любым видом неосторожности).

При доведении до самоубийства действия виновного во многих случаях могут быть уголовно противоправными, потому возникает проблема их самостоятельной юридической оценки. Если противоправные действия виновного, приведшие к самоубийству потерпевшего, образуют состав менее опасного преступления (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, оскорбление, клевета), то они как проявления жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства охватываются составом данного преступления. Если эти действия содержат состав более тяжкого преступления, чем доведение до самоубийства (например, истязание при отягчающих обстоятельствах, развратные действия при отягчающих обстоятельствах), то они нуждаются в квалификации по совокупности соответствующих статей со статьей 110.

Некоторые затруднения вызывает на практике квалификация тяжких преступлений, в составе которых квалифицирующим признаком выступает наступление смерти потерпевшего или иных тяжких последствий, к которым практика относит, в частности, самоубийство потерпевших.

Во многих статьях УК РФ причинение смерти по неосторожности предусмотрено в качестве квалифицирующего признака соответствующих преступлений (например, ч. 4 ст. 111, п. «в» ч. 3 ст. 126, п. «а» ч. 3 ст. 127.1, ч. 3 ст. 127.2, п. «б» ч. 3 ст. 131, п. «б» ч. 3 ст. 132). В этих случаях статья 110 не должна применяться, если по отношению к самоубийству как результату угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего суд установил именно неосторожную форму вины. При прямом или косвенном умысле по отношению к самоубийству статья 110 должна вменяться по совокупности со статьями о соответствующих преступлениях, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия.

В составах некоторых преступлений законодатель предусматривает причинение тяжких последствий как квалифицирующий признак, не связывая его с неосторожной формой вины. В таких случаях данный признак должен вменяться как при умышленном, так и при неосторожном отношении к нему. Если в качестве следствия подобного преступления выступают тяжкие последствия в виде самоубийства потерпевшего, то доведение его до самоубийства охватывается составом преступления, квалифицируемого по признаку причинения тяжких последствий, и не требует дополнительной квалификации по статье 110.

Объектом преступления выступает лицо, покончившее жизнь суицидом. Также потерпевшими выступают близкие родственники умершего. В ходе судебного разбирательства по уголовному делу они могут подать ходатайство о выделении гражданского производства. В рамках данного производства можно истребовать с виновного лица возмещение как морального, так и материального вреда, причиненного общественно опасными противоправными действиями.

Следственное управление по надзору за следствием, дознанием и оперативно-разыскной деятельностью Прокуратуры Краснодарского края